Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

Британская королевская семья как инструмент «мягкой силы» Великобритании

19 Апреля 2018
Распечатать
Байгулова А.Р., студентка 2 курса факультета Международных отношений МГИМОСогласно рейтингу Soft Power 30, в 2017 году Соединенное Королевство было вторым в мире по успешности применения политики «мягкой силы». Пальму первенства, доставшуюся Великобритании в 2015 году, захватила Франция. Автор концепции «soft power» Дж. Най называл три столпа данной политики: политическая идеология, культура и внешняя политика; но составители рейтинга Soft Power 30 используют более усложненную методологию: около 75 величин, объединенных в 6 категорий (правительство, культура, образование, глобальное взаимодействие, бизнес и цифровой компонент). Высоко оценивается цифровая и культурная дипломатия Соединенного Королевства, человеческий капитал страны и привлекательность для иностранных студентов, а также глобальное взаимодействие с другими государствами. Некоторая нестабильность правительства в это сложное время выхода из ЕС снизила показатели страны, но не помешала ей закрепиться на втором месте1. Стоит отметить, что, несмотря на распад Британской империи и другие пертурбации XX века, Великобритания сумела сохранить и закрепить свое мировое влияние. Это заслуга, конечно, Содружества наций, British Council, BBC World Service и проч., но, наверное, никто не является более мощным инструментом применения политики «мягкой силы», чем королевская семья Великобритании.
Государственный министр по делам Европы и Америки МИД Великобритании Алан Данкен в апреле 2017 года назвал королевскую семью «лучшими послами» Соединенного Королевства и его «великим природным богатством»2. Данное высказывание не является пустыми словами: Форин-офис активно задействует членов королевской семьи для решения важных задач внешней политики. Сама Королева не выезжала за пределы страны уже с 2015 года: тогда она посетила с государственным визитом Германию. За границей ее представляют дети, внуки и кузены. Причем куда отправится и что увидит член королевской семьи, решает Форин-офис по договоренности со страной пребывания. Например, если в начале своей семейной жизни герцог и герцогиня Кембриджские вместе или раздельно посещали преимущественно страны Содружества (Канада в 2011 и 2015 гг., Сингапур, Малайзия, Соломоновы о-ва и Тувалу в 2012 г., Австралия, Новая Зеландия и Мальта в 2014 г., Индия в 2016 г.), то в 2016-2018 гг. они посетили Германию, Францию, Польшу, Нидерланды, Бельгию, Люксембург, Финляндию, Швецию и Норвегию. А принц Гарри в 2017 году посетил Данию. За исключением Норвегии все эти страны являются членами Европейского Союза, а в случае с Германией и Францией – его основными акторами. И подобная география королевских визитов характерна не толькодля этого молодого поколения королевской семьи. Наследник престола, принц Чарльз, в 2017 году побывал в Румынии, Италии и Австрии. CNN окрестил членов королевской семьи «секретным оружием Брекзита»3, хотя еще до референдума 23 июня 2016 года британские СМИ сообщали, что они настроены против выхода Великобритании из Европейского Союза4. Подчеркнутая нейтральность королевской семьи в политике никогда не позволит узнать, действительно ли это так.Но, если они не могут оказывать никакого прямого воздействия на внешнюю политику Великобритании, то в чем заключается их задача, по мнению МИД Великобритании? Если говорить о Брекзите, то, как заявила в феврале 2017 года премьер-министр страны Тереза Мэй, британцы проголосовали за выход из ЕС, но не из Европы5. Таким образом, Форин-офис делает акцент на установлении более интенсивных двусторонних отношений с бывшими европейскими партнерами, демонстрируя им свое расположение. Хорошие отношения королевской семьи Великобритании с другими европейскими королевскими семьями, их популярность, а также стремление встретить как можно больше людей во время своих визитов позволяют, например, герцогу и герцогине Кембриджской с успехом выполнять поставленные задачи. А когда им необходимо что-то более убедительное, в ход идет и «оружие» посильнее: их дети, четырехлетний принц Джордж и двухлетняя принцесса Шарлотта, например, сопровождали родителей во время поездки по Польше и Германии в 2017 г.Те же самые методы применяются для поддержания хороших отношений со странами Содружества. Показателен пример Австралии и визита уже упомянутых герцога и герцогини Кембриджских вместе с принцем Джорджем в 2014 г. Республиканские настроения там были очень распространены в 90-е годы и даже вылились в референдум об изменении формы правления в государстве6. Австралия осталась парламентской монархией, разговоры об изменении формы правления утихли, но необходимость поддержания позитивного имиджа королевской семьи осталась, ведь монархия – это краеугольный камень дружественных отношений между Австралией и Великобританией. И, конечно же, герцог и герцогиня Кембриджские справились с этой задачей: они позировали для фотографий на фоне достопримечательностей страны (Сиднейский оперный театр, скала Улуру, Голубые горы), посетили Сиднейский зоопарк вместе со своим сыном на радость собравшимся там фотографам, а также привлекли внимание общественности к благотворительным организациям, функционирующим в стране. Можетпоказаться смешным, но это работает, иэто есть та самая «мягкая сила»! Они не только способствовали улучшению отношений между двумя странами Содружества, но и провели, если можно так выразиться, «рекламную кампанию» для привлечения туристов в Австралию. Правительство также планирует задействовать членов королевской семьи во время встречи глав правительств стран Содружества, которая состоится в апреле этого года в Лондоне.Королевская семья помогает правительству привлечь интерес в мире к британскому бизнесу. Герцог Йоркский, сын Королевы, с 2001 года до июля 2011 года служил специальным представителем Соединенного Королевства по международной торговле и инвестициям. Для реализации поставленных задач принц Эндрю посещал торговые ярмарки и конференции по всему миру, где привлекал потенциальных инвесторов в Великобританию. Например, ему удалось наладить дружеские отношения с казахской правящей элитой и бизнесменами, что впоследствии, правда, отчасти послужило причиной его освобождения от обязанностей торгового посланника. Однако вклад, внесенный им в развитие бизнеса в Соединенном Королевстве, – это прекрасный пример «мягкой силы» в действии.В то же время, для применения «мягкой силы» королевской семье вовсе не обязательно выезжать за пределы страны. Сам факт наличия королевской семьи, которая является символом Соединенного Королевства, делает страну более могущественной: в мире найдется мало людей, которые никогда не слышали о Великобритании и Королеве, а это уже дает стране определенные преимущества. Торжественные события служат важным элементом «мягкой силы». Например, свадьба герцога и герцогини Кембриджских в 2011 г., по предварительным оценкам туристического управления Visit Britain, должна была увеличить туристический поток на 4 миллиона человек и принести 2 миллиарда фунтов стерлинга в экономику страны в долгосрочном периоде. В действительности в 2011 г. Великобританию посетило на 800 тысяч туристов больше, чем в 2010 г., что вызвало бум в гостиничном и ресторанном бизнесе. Для тех же, кто не мог посетить событие, была организована телевизионная, радио и YouTube трансляция, которую посмотрели в 180 странах мира. Например, в России свадьбу транслировал Первый канал. Visit Britain даже создало специальный маркетинговый фонд, для того чтобы грамотно использовать эффект от королевской свадьбы в 2011 г., бриллиантового юбилея Королевы и Олимпийских игр в Лондоне в 2012 г. Предстоящая в мае этого года свадьба принца Гарри и американской актрисы Меган Маркл также будет иметь большое значение в политическом плане. Принц Гарри не только является самым популярным членом королевской семьи согласно опросам7, но и в избранницы себе выбрал популярную актрису и активистку по правам женщин афро-американского происхождения, которая до этого уже состояла в браке. Все это демонстрирует миру, что славная своими традициямиВеликобритания меняется, ведь еще в 2005 г. отец принца Гарри был вынужден просить разрешение на свой второй брак с разведенной Камиллой Паркер-Боулз у Парламента. Также свадьба принца Гарри и Меган Маркл должна привлечь потоки американских туристов и в целом улучшить отношения между странами, что очень важно для правительства Мэй в условиях Брекзита и президентства Дональда Трампа. Но конечно, не каждое королевское мероприятие привлекает такое внимание общественности. Свадьба принцессы Евгении осенью этого года вряд ли будет иметь тот же эффект, что бракосочетание принцев Уильяма и ГарриВ XXI в. королевская семья Великобритании сумела, почувствовав веяние ветра перемен, видоизмениться и заняла особую нишу в государственной системе страны. Не имея никаких официальных политических полномочий, члены королевской семьи, кроме занятия благотворительностью, весьма успешно популяризируют Великобританию за границей и являются необходимым элементом государственной машины королевства. Их вклад в успешное применение политики «мягкой силы» весьма значителен: от зарубежных визитов до торгового представительства. Грамотное применение ареола их популярности, по мнению автора, может сделать намного больше для страны, чем определенные политические акции. И это неудивительно: ведь в наше время «мягкая сила» зачастую становится более убедительной, чем сила оружия.
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся