Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

Сотрудничество Россия – ЕС в регионе Балтийского моря: от политики к практике

12 Марта 2018
Распечатать
Чумаков Михаил ВладимировичIII курс факультета международных отношений МГИМО


Регион Балтийского моря представляет собой уникальный полигон для осуществления многоформатного сотрудничества, что определяется группой факторов, в первую очередь – наличием большого количества государств, располагающихся в РБМ (Швеция, Финляндия, Россия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Германия, Дания, в определенной степени Норвегия и Исландия, что связано с их членством в Совете государств Балтийского моря). Важной особенностью является геостратегическое положение региона: с одной стороны, Балтика фактически превратилась во «внутреннее море» ЕС, с другой – наличие выходов России к этому водному бассейну обусловливает особое значение данной зоны как для отдельных стран ЕС и коллективной Европы в целом, так и для России, поскольку характер отношений между ними может привести либо к дальнейшей эскалации напряженности («регион соперничества»), либо стать шагом к сплочению пространства «от Лиссабона до Владивостока» («регион сотрудничества»).
Помимо двусторонних связей, взаимодействие в РБМ осуществляется в рамках сети организаций и институтов, состоящей из множества элементов. Драйвером развития этой системы стало вхождение большинства государств в евроатлантической структуры. Функционирует ряд организаций (например, СГБМ) и программ ЕС (Интеррег, «Северное измерение»), объединяющих все страны бассейна.
На протяжении последних десятилетий наблюдается устойчивая положительная динамика сотрудничества между региональными игроками – членами ЕС, чего нельзя сказать о связях стран РБМ с Россией. Такое взаимодействие осуществляется с оглядкой на политические мотивы в ущерб объективным интересам – особенность, в рамках ЕС характерная в основном для РБМ, что обусловлено бескомпромиссной позицией стран Балтии в отношении Москвы. Данную тенденцию усугубил системный кризис в отношениях России и стран Запада, разворачивающийся с 2014 г. Несмотря на то, что официальный диалог между Россией и отдельными странами РБМ сохраняется на сопоставимом с докризисным уровне, наблюдается тенденция к ликвидации сложившихся связей, нарастание военно-политической напряженности, уменьшение интенсивности экономического взаимодействия.
Почему важно уделять особое внимание налаживанию сотрудничества именно между нашей страной и ЕС в целом в рамках РБМ? На протяжении нескольких последних лет прослеживается четкий курс НАТО (и США в частности) на повышение военной опасности в рамках РБМ – создание полноценной военной инфраструктуры, увеличение численности воинских контингентов, что, в свою очередь, ведет к реактивным действиям со стороны России. Можно судить о том, что политика Альянса направлена на создание и закрепление раскола между ЕС и Россией с тем, чтобы, с одной стороны, подорвать солидарность в рамках ЕС (не все государства-члены ЕС согласны с подобным «конфронтационным» курсом), с другой – не допустить укрепления ЕС и России на основе взаимовыгодного взаимодействия.
Кроме того, для реализации этого курса происходит возвращение к концепции «санитарного кордона» - выделение группы стран ЦВЕ, придерживающихся политики и риторики, прямо или косвенно направленных против России с целью изолировать ее от налаживания конструктивных связей со странами Западной Европы. В РБМ проводниками такого курса выступают Эстония, Латвия, Литва и Польша. Чем обусловлена подобная позиция данных игроков? Прежде всего, непростые отношения с Москвой на протяжении длительного исторического периода выступают как априорная причина недоверия к восточному соседу. На современном этапе концепция «угрозы с Востока» активно используется для достижения внутри- и внешнеполитических целей. Страны Балтии и Польша используют двойственный подход в отношении ЕС и США (в данном случае фактор НАТО отходит на второй план): ЕС мыслится как средство обеспечения экономического роста, а США – как гарантия безопасности. Это связано с тем, что страны Западной Европы проявляют некоторый скептицизм в отношении обороны региона даже в рамках НАТО.
С учетом этого, налаживание сотрудничества с ЕС способно в некоторой степени сдержать развертывание конфронтации с Альянсом в регионе. Диалог с Брюсселем может оказаться действенным средством для сглаживания последствий конфронтационной спирали. ЕС может оказать определенное влияние на жесткую позицию стран Балтии и Польши.
Тем не менее, представляется очевидным, что в настоящий момент резкая активизация взаимодействия между Москвой и Брюсселем по широкому кругу вопросов маловероятна, так как обе стороны не готовы идти на компромиссы политического характера. Однако вопросы практического сотрудничества не теряют своей актуальности, тем более что они могут решаться на субрегиональном и местном уровнях, а значит, оказаться за скобками политической конфронтации. В свете этого особую значимость приобретает представленная в 2016 г. «Глобальная стратегия безопасности ЕС», в которой выражена решимость осуществлять избирательное взаимодействие с Россией (например, в сферах приграничного сотрудничества, проблем климата, Арктики, и т. д.). Представляется, что подобный подход при его расширительном толковании (увеличение числа областей взаимодействия) оптимален для отхода от сложившейся ситуации, в рамках которой политическая конфронтация проецируется на весь спектр отношений. Прежде всего, необходимо задействовать ресурс сложившейся системы региональных механизмов взаимодействия России и стран-членов ЕС (например, СГБМ, Арктический Совет), так как их деятельность, будучи нацеленной на решение конкретных проблем, может как минимум не допустить дальнейшего сворачивания сотрудничества, а также в известной степени стать субститутом «магистрального» диалога Россия – ЕС. Для этого следует расширить сферу деятельности данных организаций путем придания им дополнительных полномочий как альтернативного механизма взаимодействия по возможно более широкому кругу вопросов.
Следует поддерживать достигнутый уровень приграничного сотрудничества и содействовать его развитию, так как реализующиеся в этом формате проекты носят практический характер, более свободный от политической риторики, что подразумевает осуществление взаимодействия в рамках субнациональных единиц (регионов, городов) и бизнес-сообществ напрямую и по широкому кругу вопросов. Следует развивать гуманитарное сотрудничество как фактор, создающий фон для связей в других областях. Можно говорить о необходимости «низовой мобилизации», т. е. задействованию ресурсов местных органов власти и негосударственных акторов, что, разумеется, требует модификации правовой базы трансграничного взаимодействия. Для достижения конкретных результатов в политической сфере важно возобновить деятельность отраслевых межправительственных комиссий, наладить диалог по вопросам общих угроз (миграция, терроризм), возможно создание контактов между Еврокомиссией и Евразийской экономической комиссией для отхода от узлов противоречий между Россией и отдельными странами РБМ.
В завершение следует упомянуть о положительной динамике в области торгово-экономического взаимодействия, что дает основания ожидать активизации контактов в других сферах: в 2016 г. падение объемов взаимной торговли Россия - ЕС приостановилось; по итогам 2017 г. налицо повышение этого показателя на 22,9% по сравнению с предыдущим годом. При этом и Москве, и Брюсселю следует отдавать себе отчет в том, что подвижки на мировых и региональных рынках, а также экономическая политика,проводимая в тех или иных странах, сужают привычные сферы кооперации, что требует применения того же селективного подхода для сохранения прежних и культивации новых областей взаимодействия.
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся