Большая Евразия

Вступление в ЕАЭС повысило бы ВВП Узбекистана на 1,7%

27 Февраля 2020
Распечатать
_ Юрий Кофнер, приглашенный научный сотрудник Сколковского института исследований развивающихся рынков, главный редактор аналитического портала «Евразийские Исследования». Москва, 24 февраля 2020 г.Министерство экономики и промышленности Узбекистана в октябре 2019 года обнародовало проект «Концепции комплексного социально-экономического развития республики до 2030 года», в котором планируется к 2021 году заключить соглашение о свободной торговле с ЕАЭС и «оценить целесообразность вступления в ЕАЭС и ВТО» к 2025 году.

Рассмотрим коротко состояние взаимной торговли Узбекистана и ЕАЭС


Индекс торговой комплементарностиВ 2017 году товарная структура импорта в Евразийский экономический союз соответствовала экспортной товарной структуре Узбекистана на 36%. Экспортная товарная структура ЕАЭС соответствовала импортной товарной структуре Узбекистана на 36,6%.Степень обработки торгуемых товаровВ 2018 году доля обработанных товаров в экспорте республики в ЕАЭС составила 18,5%, доля полуфабрикатов в его поставках в ЕАЭС — 23,4%. Структура экспорта ЕАЭС в Узбекистан составила 43,6% по переработанным продуктам и 38,8% по полуфабрикатам.Основные позиции торговли товарамВ 2018 году в тройку ведущих экспортных позиций Узбекистана в Евразийский экономический союз входили сырые минеральные продукты, драгоценные камни и металлы на почти USD 1130 млн. (36,2% всего экспорта РУз в ЕАЭС), фрукты и овощи на USD 623 млн. (20%) и одежда на USD 352 млн. (11,3%). В свою очередь Узбекистан купил у Евразийского экономического союза полуфабрикаты из металла (железо, сталь, алюминий) за USD 1213,6 млн. (25,6% всего импорта в РУз из ЕАЭС), транспортное оборудование почти на USD 461 млн. (почти 9%) и неэлектрические машины за USD 406 млн. (8,6%).Уровень диверсификации торговлиУровень диверсификации экспорта Узбекистана в сторону ЕАЭС имел индекс Херфиндаля-Хиршмана 0,18. Евразийская структура экспорта в республику была более диверсифицирована с HHI в 0,08. Чем ниже индекс концентрации, тем лучше.Географическая структура торговлиВ 2017 году доля Узбекистана в мировом экспорте ЕАЭС была чуть выше 1% и составила только 0,8% всего импорта Союза. Евразийский рынок играет более важную роль для республики. Почти 23% экспорта Узбекистана направлялось в Евразийский союз, а импорт из него составлял 36% географической структуры импорта в страну.

Уровень тарифной защиты Узбекистана и ЕАЭС


В 2014 году особым протоколом Узбекистан присоединился к Зоне свободной торговли СНГ, куда также входят все государств-члены ЕАЭС. По подавляющему составу товарной номенклатуры стороны отменили ввозные таможенные пошлины друг для друга. Однако существуют два «но». Во-первых, протокол предоставляет изъятия, т. е. сохраняет существующие препятствия, в части технических регламентов, санитарных-фитосанитарных мер, урегулировании споров и прочих нетарифных барьеров. Во-вторых, Узбекистан применяет акцизный налог в качестве «скрытых» тарифов, которые распространяются на сотни наименований товаров.Поэтому дальнейшее укрепление торгово-экономических отношений может быть достигнуто путем заключения Соглашения о всеобъемлющем экономическом партнерстве, по образцу пакета соглашений между ЕАЭС и Сингапуром, подписанных в октябре 2019 года. Здесь особое внимание следует уделить снижению нетарифных барьеров (прежде всего акцизов), гармонизации технических регламентов и санитарно-фитосанитарные мер, а также созданию необходимой основы для расширения торговлиОдним из главных шагов на пути углубления региональной экономической интеграции стало бы возможное присоединение Узбекистана к таможенному союзу ЕАЭС. В рамках данного процесса, который будет включать в себя множество шагов по гармонизации национального внешнеторгового регулирования с наднациональными, будущему государству-члену придется согласовать свой тарифный профиль с единым таможенным тарифом ЕАЭС. Чем больше разница между ними, тем сложнее станет потенциальное присоединение. В то же время следует отметить, что этот процесс гармонизации обычно занимает несколько лет, и что обе стороны обычно предоставляют друг другу (значительные) переходные периоды и исключения, в зависимости от чувствительности каждого сектора каждой из сторон.Простой средний применяемый тарифный режим НБН ЕАЭС за последние годы снизился, но все еще остается достаточно высоким: в 2018 году он составил 6,8% — 11,0% для сельскохозяйственной продукции и 6,1% для несельскохозяйственной продукции. Аналогичным образом, до недавнего времени Узбекистан имел один из наиболее протекционистских тарифных профилей в регионе. В 2015 году его простой средний применяемый НБН составил почти 15%, а для агропродовольственных товаров — почти 20%.Однако президент Шавкат Мирзиёев с 2016 года предпринял множество реформ для модернизации экономики, включая либерализацию валютного контроля и пересмотр таможенной системы. В течение года средний уровень тарифной защиты снизился до 6,4% в целом, что составляет 7,2% для сельскохозяйственной продукции и 5,9% для несельскохозяйственных товаров. Такая либерализация внешнеторговой политики страны облегчит возможность вступления в Евразийский экономический союз. Общая тарифная защита в отношении третьих стран должна была бы быть снова повышена только на 0,4 п.п. и только на 0,2 п.п., в частности, для несельскохозяйственной продукции. Только в агропромышленном секторе средние тарифы пришлось бы снова поднять почти на 4 п.п, т.ак. в средний внешнеторговый тариф в ЕАЭС составляет 11% для сельхозпродукции.

Торговые эффекты от вступления Узбекистан в ЕАЭС


Используя экономическую модель для оценки экспортного потенциала, мы можем оценить, что при вступлении в ЕАЭС экспорт Узбекистана на общий рынок Союза мог бы увеличиться на USD 800 млн., что равнозначно увеличению ВВП республики на 1,6%. В таком случае итоговый объем экспорта в страны-участницы ЕАЭС составлял бы почти 30% всего зарубежного экспорта страны. Условно, от вступления республики в ЕАЭС каждый узбекистанец стал бы богаче на USD 22,3 (если делить доходы от повышенного экспорта на узбекское население в 2018 году).

По сравнению со сценарием без интеграции, экспорт Узбекистана в Армению увеличился бы в среднем в 1,6 раза, в Беларусь в 2,6 раза, в Казахстан в 1,6 раза, в Кыргызстан в 1,4 раза, в Россию в 1,4 раза и в ЕАЭС в целом в полутора раза. Такие результаты получаются, если делить потенциальные объемы узбекского экспорта в государства-члены ЕАЭС на реальные среднегодовые объемы экспорта Узбекистана в страны ЕАЭС за 2014-2018 годы.

Наибольшим экспортным потенциалом в евразийские страны обладают сельскохозяйственные товары страны, прежде всего вишня, персики, изюм. Существует потенциал наращивания хлопкового сырья в Кыргызстан на USD 22,5 млн. Из не-сырьевых товаров потенциал сбыта в Армении, Казахстане и России имеет полиэтилен, железные прутки – в Армению.

К тому же ЕАЭС имеет соглашения о свободной торговле с Сербией, Ираном, Вьетнамом и Сингапуром. Не позже 2025 года (скорее всего гораздо раньше), туда добавятся ЗСТ с Индией, Израилем и Египтом. Таким образом, при вступлении в ЕАЭС Узбекистан получит свободный доступ на эти рынки, что могло бы привести к наращиванию экспорта на них на USD 70 млн. дополнительно.

В итоге, при вступлении в Евразийский экономический союз, и с учетом выхода на зоны свободной торговли ЕАЭС с третьими странами, ВВП Узбекистана мог бы быть на 1,7% выше и каждый узбекистанец на USD 26,4 богаче, чем без вступления, (если делить доходы от повышенного экспорта на узбекское население в 2018 году).

Источник: http://mediaplov.asia/ru/
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся