Большая Евразия

Геополитические угрозы для ЕАЭС в среднесрочной перспективе

1 Декабря 2016
Распечатать

В среднесрочной перспективе (5-7 лет) существует целый ряд угроз для успешного функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС), например, сценарий «статус кво», т.е. опасность сохранения инерционной постсоветской экономической модели с упором на экспорт сырья и энергоносителей [1]. Однако, среди них я хотел бы выделить три главных внешнеполитических и внешнеэкономических угроза: 1. Продвижение НАТО на восток; 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли; 3. Опасность возникновения биполярной мировой системы.

1. Продвижение НАТО на восток

Первой внешней угрозой здоровому развитию ЕАЭС является продвижение наступательных вооружений Североатлантического альянса на восток и его приближение вплотную к центральным районам европейской, т.е. экономически наиболее развитой, части Российской Федерации. Причем, не только со северной (Норвегия, страны Балтии, в скором, возможно, Финляндия), и с южной (Грузия) сторон, но также теперь из центра (присутствие Вооруженных сил США на Украине).

 

В лице НАТО, западные наступательные вооружения в 2014 году в третий раз за 100 лет снова приблизились вплотную к “границе Фридмана” [2] – условной линии от Санкт-Петербурга до Ростова-на-Дону. Геостратегическую важность этой линии в 2015 году впервые описал известный американский разведчик Джордж Фридман. Чем западнее находятся границы евразийской сферы влияния от этой линии, тем лучше для Евразийского союза, т.к. это дает ему и государствам-членам ЕАЭС два геополитических преимущества: Во-первых, стратегическую глубину для отступления и изнурения потенциального врага в случае вторжения с запада. Во-вторых, стратегический выход к западным морям Северной Евразии (к Черному, Балтийскому и Баренцеву морям). Это означает облегченный доступ к мировой торговле (Морской транспорт значительно дешевле сухопутного. 90% международной торговли перевозится морским путем [3]). Европейская часть России представляет только 1/4 территории Российской Федерации, но здесь проживают 78% российского населения и сосредоточен основной научно-технический, промышленный и аграрный потенциал страны. Приближение к “границе Фридмана” позволяет Соединенным Штатам Америки и ее союзникам по НАТО мгновенно вторгаться и ударить по экономическому сердцу России и Евразийского союза. В 20-м веке западные вооружения перешли эту линию дважды – в 1917-1918 и в 1941-42 годах.

 

 

Карта 1. Плотность населения СССР в 1989 г.

Красным цветом указана «граница Фридмана».

Источник: Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/.

 

Для выхода из сложившейся критической ситуации Евразийскому экономическому союзу следует работать по трем направлениям: Во-первых, там, где это возможно содействовать созданию «буферных зон» к западу от “границы Фридмана”. Под «буферными зонами» я ни коим образом не имею ввиду «оккупацию», а содействие, путем мягкой силы и общественной дипломатии, становлению новой политической элиты в странах Балтии и Восточной Европы, которая вела бы, либо дружескую, либо нейтральную внешнюю политику по отношению к ЕАЭС. Во-вторых, продвижение среди нынешней и будущей элиты ЕС концепции общего экономического, правового, гуманитарного и военно-политического пространства “от Лисабона до Владивостока”. В отличие от многих коллег из евразийской экспертной среды, я не считаю реализацию “Большой Европы” – континентального альянса Европы и Евразийского экономического союза – невозможной в среднесрочной перспективе (до 2025 года). Повод для оптимизма в этом отношении мне дает взгляд на внутриполитический сдвиг в Германии и Франции – экономической и политической сердцевины Европы – в пользу консервативных и во многом про-российских сил (AfD и Front National, соответственно). Стоит содействовать этим процессам путем мягкой силы и общественной дипломатии. Конечно только в рамках законного. Деятельность Центра континентального сотрудничества служит хорошим примером правильной работы в данном направлении [4]. В-третьих, форсированное хозяйственное развитие Сибири и Дальнего Востока в период до 2025 года для сохранения боеспособной военно-экономической инфраструктуры в случае нападения сил НАТО с западного направления.

2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли

Своим “Восточным партнерством” ЕС преследует двойную политику: С одной стороны – вовлечение бывших стран СССР западной Евразии в политическую и экономическую орбиту Европейского союза, и, одновременно с этим, максимально возможное отторжение этих государств от России. С другой стороны – подготовку почвы для создания зон преференциальной торговли с этими государствами. С 1 сентября 2014 года вступили в силу соглашения об ассоциированном членстве Молдовы и Грузии в Евросоюзе. 1 января 2016 года вступила в силу экономическая часть Соглашения об ассоциированном членстве Украины в ЕС. Также стоит отметить, что ряд соглашений о свободной торговли в области угла и стали, сельскохозяйственных и промышленных товаров подписаны между ЕС и Турцией. [5]

Окружение Евразийского экономического союза сетью подобных зон преференциальной торговли с запада и юга существенно ограничивает возможности расширения евразийского объединения в данные направления. Вступление Молдовы, Грузии, Украины и Турции в ЕАЭС, или просто подписание соглашений о ЗСТ с ними, до тех пор невозможно, пока они не выйдут из аналогичных торговых ассоциаций с Европой, или, пока не найдутся какие-нибудь другие компромиссы (например, взаимные уступки в других секторах экономики в рамках “мега-сделки” между ЕС и ЕАЭС [6]).

 

Карта 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли (страны б. СССР и Турция; 2016)

Автор: Кофнер Ю.Ю.

 

Озабоченность также вызывают планы брюссельских коллег по подписанию соглашений о зонах преференциальной торговли с Азербайджаном и рядом стран Центральной Азии.

 

Единственным эффективным ответом на европейскую торговую экспансию может стать только экономическое укрепление самого Евразийского экономического союза и последовательное развитие интеграции внутри объединения. Кроме запланированного создания общих рынков лекарственных средств (запущенного в 2016), электроэнергии (2019), нефти и газа (2025) [7], необходимо обратить большего внимания на снижение нетарифных барьеров и на реализацию согласованной промышленной политики внутри ЕАЭС для повышения добавленной стоимости евразийских товаров и услуг.

3. Опасность новой биполярной мировой системы

В начале 21-го века постсоветский мир все больше движется в сторону новой биполарности, где главными контрагентами станут США и Китай. Этому процессу поспособствует ряд факторов, главные из которых: 1. Агрессивная военно-политическая доктрина США и их союзников по окружению евразийского “хартленда” путем реализации “стратегии анаконды”, что, при этом, приводит к сближению Москвы и Пекина [8]. 2. Относительное геоэкономическое ослабление США при одновременном укреплении позиций Китая, что вынуждает Вашингтон все больше прибегнуть к политике “лидерства сзади” (англ. lead from behind или lead from the rear)[9].

 

Само по себе повторное становление биполярного мироустройства после “первой” Холодной войны не так уж страшно, даже если более многополярная система была бы предпочтительнее. Вся проблема заключается в том, что Европейскому и Евразийскому союзам в этой новой конфигурации грозит опасность оказаться в ролях “младших партнеров”: ЕС в отношение США в рамках Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (TTIP), а ЕАЭС в отношении Китая – в рамках ШОС и Экономического пояса Шелкового пути. Так, совокупный ВВП ЕАЭС по ППС в 2014 году составлял 2,1 трлн. долларов США, аналогичный показатель Китая – 17,6 трлн. долларов США, что 3,0% и 22,5 от ВМП, соответственно [10]. На данном этапе экономический и демографический потенциал двух держав слишком асимметричен для равноправного партнерства.

 

Карта 3. Окружение России и Китая дугой нестабильности и ВС США (2015)

Источник: The Millennium Report. NATO: Seeking Russia’s Destruction Since 1949. 26.12.2015. // Режим доступа: http://themillenniumreport.com/2015/12/nato-seeking-russias-destruction-since-1949/

 

Принимая агрессивную политику США как данность, Российская Федерация тем не менее сможет предпринять ряд шагов для обеспечения более сбалансированных отношений с Китаем и третьими странами на пространстве Большой Евразии. Во-первых, как уже сказано выше, не стоит отказаться от попыток реализации “Большой Европы” от Лиссабона до Владивостока. Наличие подобного континентального альянса между ЕАЭС и ЕС, чей ВВП по ППС в 2014 году составлял 18,140 трлн. долларов США (23,2% от ВМП) [11], может стать решающим аргументом в переговорах с Пекином. В условиях трансатлантической ориентированности нынешнего политического истеблишмента ЕС здесь важнейшую роль сыграет эффективная работа России по налаживанию сотрудничества с молодыми континенталистскими политическими силами, которые могут стать элитой государств-членов Евросоюза в будущем.

 

Экспертное сообщество государств-членов ЕАЭС неприкрыто восхищается проектом Экономического пояса Шелкового пути. Безусловно, сопряжение нашего Союза с ЭПШП представляет огромный интерес для экономического развития транзитных стран [12]. Однако, и это второй пункт, вместо того, чтобы идти в фарватере геоэкономичских инициатив других держав, Евразийскому экономическому союзу наконец-то надо самому разрабатывать и внедрять собственные инфраструктурно-инвестиционноые проекты. Здесь важно именно то, чтобы инициатива находилась бы на стороне ЕЭК и ЕАБР, а не других акторов. Примером подобного проекта может служить “экономический пояс” транзитного коридора “Север-Юг”, соединяющего Балтийское и Баренцово моря с Персидским заливом и Индийским океаном. Большой интерес для зарубежных инвесторов также могут представлять Северный Морской Путь, а также ресурсно-инфраструктурные проекты в Сибири на Дальнем Востоке.

Резюме

Главными внешнеполитическими угрозами для поэтапного развития Евразийского экономического союза в среднесрочной перспективе (до 2025) являются: 1. Продвижение вооружений Североатлантического альянса вплотную к “границе Фридмана” (Санкт-Петербург – Ростов-на-Дону); 2. Восточное партнерство ЕС и ее торговый “натиск на восток”; 3. Опасность для ЕАЭС стать младшим партнером КНР в ходе российского “Поворота на восток”. В качестве ответа на эти угрозы нашему Союзу стоило бы развивать три стратегических направления: Во-первых, необходимо строить внешнюю политику России и государств-членов ЕАЭС на основе нового мировоззренческой установке “континентализма” и “интеграционной матрешки” приоритетов: Россия – ЕАЭС – Большая Евразия. Во-вторых, необходимо многократно увеличить российские бюджетные ассигнации на ведение мягкой силы и общественной дипломатии в государствах Европы. Для этого, в том числе, необходимо наконец-то принять “Доктрину мягкой силы РФ”. И наконец, требуется форсированное развитие Сибири и Дальнего Востока России, включая разработкю и реализацию собственных международных инвестиционно-инфраструктурных проектов со стороны ЕАЭС.

Примечания:

1. Евразийская экономическая комиссия. Долгосрочный прогноз экономического развития ЕАЭС до 2030 г. Москва. 2015 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Прогноз-экономического-развития-ЕАЭС-до-2030.-2015.pdf

2. Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/.

3. IIASA Workshop Report. Development of Transport and Infrastructure in Eurasia. Challenges and Opportunities of Economic Integration within a Wider European and Eurasian Space. Laxenburg, 2016.

4. Center for Continental Cooperation (think-tank). Режим доступа: http://greater-europe.org/

5. European Commission. Arrangements list. Режимдоступаhttp://ec.europa.eu/taxation_customs/business/calculation-customs-duties/rules-origin/general-aspects-preferential-origin/arrangements-list_en

6. Винокуров Е.Ю.  Мегасделка на фоне кризиса. Почему интеграцию Евросоюза и Евразийского экономического союза надо обсуждать уже сейчас. Журнал “Россия в глобальной экономике” № 5. Москва. 2014 г.

7. Евразийская экономическая комиссия. Отчет о результатах деятельности ЕЭК за 2012 — 2015 гг.. Москва, 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Отчет-за-2012-2015.pdf

8. Железняк А. Теории геополитики и евразийство. Лекция в рамках “Евразийской Школы” в Крыму. Судак. 4 сентября 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/archives/22207

9. Korybko A. Hybrid Wars: the Indirect Adaptive Approach to Regime Change. Moscow. 2015. // Режимдоступаhttp://orientalreview.org/wp-content/uploads/2015/08/AK-Hybrid-Wars-updated.pdf

10.CIA World Factbook. 23.05.2015. // Режим доступа: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/ / (ВВП ЕАЭС по ППС – на основе расчетов автора).

11.Там же.

12.Дискуссионный клуб “Валдай”. Аналитический доклад “К Великому океану – 3. Экономический пояс Шёлкового пути и приоритеты совместного развития евразийских государств”. Москва. 04.06.2015. // Режим доступа: http://ru.valdaiclub.com/files/11300/

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся