Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.43)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Полетаев

К.э.н., в.н.с. ИНП РАН, директор Центра миграционных исследований, эксперт РСМД

Согласно результатам исследований, взятки и вымогательства по отношению к мигрантам постепенно уходят в прошлое, однако в области миграции остается еще много коррупционно ёмких сфер — например, получение РВП или гражданства.

Миграционная политика в РФ развивается в правильном направлении, но довольно медленно. Власти смогли упорядочить работу с трудовыми мигрантами из СНГ посредством введения патентной системы. До этого не была редкостью откровенная спекуляция — квотами торговали. В этом смысле патентная система — значительный шаг вперед.

Если мигрант не документирован и откупается при проверке, Россия теряет экономически. Когда мы поворачиваем миграцию в экономическую плоскость, мы видим, что коррупция не выгодна государству. Видимо, тормозящий фактор коррупции был учтён в новой Концепции миграционной политики 2018 г., и это вселяет оптимизм, но нужно упрощать процесс легализации. Подход, при котором проще зарегистрироваться, оформить всё официально, а не дать взятку, уничтожит коррупцию.

О проблемах интеграции и адаптации трудовых мигрантов в интервью для РСМД рассказал в.н.с. ИНП РАН, директор Центра миграционных исследований и эксперт РСМД Дмитрий Полетаев. Подготовили Ирина Сорокина и Ольга Пылова.


О проблемах интеграции и адаптации трудовых мигрантов в интервью для РСМД рассказал в.н.с. ИНП РАН, директор Центра миграционных исследований и эксперт РСМД Дмитрий Полетаев. Подготовили Ирина Сорокина и Ольга Пылова.

Насколько успешно реализуется в России политика в сфере трудовой миграции? Есть ли расхождения между тем, что прописано в законодательных актах, и реальной практикой регулирования миграции? Если да, то какие есть «слабые места», насколько серьезные последствия они могут иметь/имеют для миграционной ситуации в стране, а также для самих мигрантов?

Ситуация развивается в правильном направлении, но довольно медленно. Власти смогли упорядочить работу с трудовыми мигрантами из СНГ посредством введения патентной системы. До этого не была редкостью откровенная спекуляция — квотами торговали. В этом смысле патентная система — значительный шаг вперед.

Общий рынок труда ЕАЭС также благоприятен, хотя и здесь существуют свои трудности. Например, мигранты из Киргизии не должны получать патенты, так как эта страна входит в ЕАЭС. Но для того чтобы легализовать свое пребывание, часть мигрантов из Киргизии покупают фиктивные трудовые договоры у теневых посредников, а реальные договоры с работодателями не заключают. В итоге это не дает им возможности пользоваться, например, бесплатным медицинским обслуживанием. Мигранты из государств — членов ЕАЭС, если они легально трудятся на территории другой страны Союза, могут бесплатно лечиться, по крайней мере в России. Однако многие из них и даже те, кто трудятся легально, слабо проинформированы об этом; а те, кто покупают фиктивные договоры, чтобы потом продлевать регистрацию, не могут пользоваться этой возможностью.

Кроме того, системы интеграции и адаптации фактически нет, потому что на это не выделяются бюджетные деньги. Государство интересуют деньги, которые оно получает от продажи патентов; но вне его внимания остаются вопросы о том, что происходит с миграцией, «оседают» ли мигранты, насколько серьёзно входят в сферу миграции теневые посредники. В такой ситуации о гуманитарной составляющей миграции говорить сложно. Необходимы и интеграция (для долгосрочных мигрантов), и адаптация (для краткосрочных мигрантов) — это необходимо учитывать при формировании миграционной политики. Миграция — это социально-экономическое явление, но слово «социальное» вообще выпадает из сферы миграционной политики. Многие проблемы не решаются и накапливаются, но рано или поздно их придется решить. В Западной Европе через это уже прошли, и уроки, казалось бы, извлечены; в России миграционная политика фактически пока не входит в число приоритетных направлений.

Каковы практические особенности системы патентов? Упростила ли система патентов процесс миграции или, наоборот, усложнила его?

Конечно, упростила, потому что система с разрешениями на работу, действующая сейчас для дальнего зарубежья, не так удобна, как патентная система для стран ближнего зарубежья. Патентная система имеет свои региональные особенности. В Москве, например, она сразу перешла в ведение Департамента экономической политики и развития Москвы.

Несмотря на то, что действует федеральное законодательство, единое для всех регионов, существует региональная специфика. Например, в Калужской или Белгородской областях дела обстоят неплохо, потому что местная власть осознает необходимость иностранной рабочей силы. Так, в Калужской области функционирует значительное число заводов, и есть потребность в привлечении рабочей силы — как внутренних, так и внешних мигрантов. Регионы могут определять ежемесячный авансовый платёж за патент. Например, когда в Москве он составлял 4 200 руб., в Вологде в этот же год он должен был составить 5 000 руб. В этом нет логики. Из-за высокой цены патента для трудового мигранта часть мигрантов уходит «в тень», решая отказаться от легальной занятости в условиях невысоких заработков. Тем не менее у сложившейся патентной системы есть гибкость — возможность увеличивать или уменьшать цену патентов. Регионы начинают этим пользоваться, только надо не переоценивать роль этой возможности.

Сейчас существует практика, когда часть мигрантов из ближнего зарубежья (не из стран ЕАЭС), приехав в РФ, не оформляют патент и оказываются в теневом секторе. Позже они попадают в черные списки, но не уезжают, каким-то образом избегая депортации, стараясь не попадаться (возможно, работодатели обеспечивают им такую возможность). После того как такие мигранты покидают страну, они не могут вернуться до истечения срока запрета на въезд, длящегося от 3-х до 10-ти лет. Это проблемы, с которыми важно работать, однако комплексной и интенсивной работы экспертное сообщество в этом направлении не наблюдает.

Как глубоко проработаны на законодательном уровне вопросы, касающиеся условий труда и проживания мигрантов в РФ?

Мигранты сталкиваются с множеством проблем, многие из которых связаны с поиском жилья — нередки случаи, когда риелторы обманывают приехавших на заработки людей. Сейчас бывшие заводские общежития и вновь открываемые общежития играют значительную роль в формировании рынка жилья для мигрантов наряду с арендуемыми ими квартирами. Несмотря на то, что упорядочивание рынка недвижимости — это золотое дно, так как спрос очень большой, в этой сфере все еще крайне мало подвижек. Более того, летом 2018 г. были введены новые ограничения: мигранты обязаны проживать там, где они зарегистрированы; у них нет возможности регистрироваться по юридическому адресу предприятий, где они работают, кроме строительных организаций (например, в том случае, если они строят дорогу и живут в вагончиках). Все это представляется шагом назад, потому что технические проблемы вдруг становятся серьезными жизненными трудностями.

Остаются вопросы с защитой прав трудящихся-мигрантов, но они связаны и с тем, что и российские работники едва могут защитить свои права в сложившейся системе защиты прав. Иностранные работники, попадая в российскую систему взаимоотношений работодателя и работника, являются наиболее уязвимой группой, так как они ещё и иностранцы. Здесь можно сделать вывод о том, что судебная система в России для граждан страны работает в сложных условиях, а ситуация для иностранцев складывается ещё хуже. Как показывают исследования, мигранты никогда не обращаются в суд. Они часто пытаются решать свои вопросы через диаспору. Так, поиск жилья, работы и решение проблем на работе происходит при непосредственном участии знакомых, соотечественников, каких-то неформальных посредников.

Решение этих вопросов, безусловно, должно находиться в сфере государственного интереса. Существует сложившаяся годами стратегия не замечать проблемы иностранцев с жильём, трудоустройством и защитой их трудовых прав, но миграционные исследования показывают, что необходимы другие подходы. Можно ничего не делать, просто потому что «и так работает». Однако проблемы накапливаются, и в итоге может произойти социальный взрыв, так как эти нерешенные проблемы задевают и россиян, а не только иностранцев.

Какие обязательства перед мигрантами и их работодателями имеет существующее законодательство? Какие инструменты защиты мигрантов оно предлагает? Какое потенциальное наказание для работодателей предусматривается в случае нарушений?

За одного недокументированного работника работодателю – юридическому лицу придется заплатить штраф до 1 млн руб. Но статистика о том, сколько было заплачено таких больших штрафов или более мелких штрафов, малодоступна. И чаще отвечает за всё именно недокументированный работник, а не работодатель, который использует его труд.

Работа профсоюзов в РФ явно находится не на самом высоком уровне. Если работодатель хочет ухудшить условия труда, профсоюз не станет для него серьезной помехой. Иностранцам в РФ нельзя создавать профсоюзы. В Москве существует Профсоюз трудящихся мигрантов, который оформлен как НПО, и у него нет возможности оформить себя как настоящий профсоюз. Складывается ситуация, когда иностранцам предлагают вступить в российские профсоюзы, а эти профсоюзы полагают, что все иностранные работники — это альтернатива российской рабочей силе и не приветствуют их присутствие. Официальные российские профсоюзы — не защитники иностранной рабочей силы; так, и с этой стороны у мигрантов отсутствует защита их трудовых прав.

Сегодня весьма распространена правовая неграмотность — многие мигранты не знают, что необходимо настоять на заключении трудового договора, а работодатель обязан соблюдать нормы. В такой ситуации трудящиеся-мигранты сами не выдвигают требований и работают не в свою пользу. При этом работодатели нередко не хотят оформлять официальные договоры на мигрантов, чтобы платить меньше налогов. Это обстоятельство указывает на то, что защита прав трудящихся мигрантов находится на низком уровне. Можно привести немало примеров ситуаций, когда дела по невыплате зарплаты мигрантам разваливались в суде, потому что подсудимые были иностранцами, не оформившими свои трудовые отношения или не имевшими официальной регистрации по месту жительства. Мигранты в случае конфликта просто меняют работодателя.

В Профсоюзе трудящихся-мигрантов около 36 тыс. членов. Этот Профсоюз старается работать в досудебном порядке с работодателем. Примерно в половине случаев это помогает. Зарплата, возможно, будет возмещена не в полном объеме, но хотя бы частично. Однако таких примеров защиты трудовых прав мигрантов по России очень мало.

Влияет ли коррупция на исполнимость действующего законодательства в области миграции? Если да, то каковы ее масштабы?

Согласно результатам наших исследований, взятки и вымогательства по отношению к мигрантам постепенно уходят в прошлое, однако в области миграции остается еще много коррупционно-ёмких сфер — например, получение РВП или гражданства. Недавно была принята новая Концепция миграционной политики, которая, возможно, усилит борьбу с коррупцией. Например, Центр в деревне Сахарово резко снизил уровень коррупции при выдаче патентов, потому что нет никаких теневых посредников, которые выпишут фиктивные справки или документы, необходимые для оформления патента. Все это в прошлом. Даже регистрацию в этом ММЦ сделают на месяц для тех, у кого её пока нет — у мигранта есть целый месяц, на протяжении которого он может легально находиться в стране в поисках места жительства. Однако существует проблема с арендодателями — они не хотят регистрировать мигрантов на своей, сдаваемой в аренду жилплощади. Арендодатели, которые отказываются делать регистрацию, нарушают закон. Необходимо такие ситуации проверять и контролировать, так как это потенциальные риски коррупции.

Эта проблема существует не только в России, но и во всех странах приема трудящихся-мигрантов. Именно поэтому я не хочу говорить: «в России хуже всего», но все-таки нам необходимо работать над этим вопросом. Если мигрант не документирован и откупается при проверке, Россия теряет экономически. Когда мы поворачиваем миграцию в экономическую плоскость, мы видим, что коррупция не выгодна государству. Когда во всех регионах миграцию будут рассматривать с экономической точки зрения, коррупция будет снижаться. Пока, к сожалению, это реальная составляющая в миграционной сфере. Она тормозит и переезд мигрантов в РФ, и получение ими гражданства, и оформление ими трудовых отношений. Концепция-2018 направлена именно на то, чтобы упростить получение гражданства и снять бюрократические аспекты, которые могли бы быть коррупционно-емкими. Видимо, тормозящий фактор коррупции был учтён, и это вселяет оптимизм, но нужно упрощать процесс легализации. Подход, при котором проще зарегистрироваться, оформить всё официально, а не дать взятку, уничтожит коррупцию.


(Голосов: 7, Рейтинг: 4.43)
 (7 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся