Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 50, Рейтинг: 4.68)
 (50 голосов)
Поделиться статьей
Фарес Кильзие

Председатель Совета директоров Creon Capital, член РСМД

16 апреля 2021 г. РСМД и группа компаний КРЕОН провели международный экспертный семинар на тему «Перспективы сотрудничества России и ЕС в области экологии». В ходе семинара, в котором приняли участие дипломаты, эксперты и исследователи академических институтов, представители бизнеса, были обсуждены риски и перспективы отношений России и Европейского союза в области экологии, а также как трансграничный механизм (CBAM) ЕС отразится на европейской и российской экономике.

В интервью для сайта РСМД председатель Совета директоров группы компаний КРЕОН, член РСМД Фарес Кильзие ответил на вопросы о российско-европейском сотрудничестве в условиях декарбонизации глобальной экономики, реакции России на «Зеленую сделку» и влиянии CBAM на российский бизнес.

16 апреля 2021 г. РСМД и группа компаний КРЕОН провели международный экспертный семинар на тему «Перспективы сотрудничества России и ЕС в области экологии». В ходе семинара, в котором приняли участие дипломаты, эксперты и исследователи академических институтов, представители бизнеса, были обсуждены риски и перспективы отношений России и Европейского союза в области экологии, а также как трансграничный механизм (CBAM) ЕС отразится на европейской и российской экономике.

В интервью для сайта РСМД председатель Совета директоров группы компаний КРЕОН, член РСМД Фарес Кильзие ответил на вопросы о российско-европейском сотрудничестве в условиях декарбонизации глобальной экономики, реакции России на «Зеленую сделку» и влиянии CBAM на российский бизнес.

Как «Зелёная сделка» и трансграничный углеродный механизм (CBAM) скажутся на российском бизнесе? Как России стоит реагировать на «Зелёную сделку» ЕС и на скорое введение CBAM?

За последние пять лет Россия начала делать многое для декарбонизации своей экономики. Итогом стало подписание Парижского соглашения в 2016 году, а в конце 2019 года страна присоединилась к нему. Российский закон «Об ограничении выбросов парниковых газов» прошел второе чтение в Думе и скоро будет принят, а на Сахалине запущен пилотный проект по созданию механизма торговли углеродными единицами.

То, что курс на декарбонизацию глобальной экономики станет определяющей точкой роста и главным вызовом для глобальной экономики XXI века в группе компаний КРЕОН предвидели задолго до этих событий. Так, еще в 2014 году, за шесть лет до подписания Россией Парижского соглашения, мы начали работать над переводом нефтегазовой отрасли России и стран СНГ на рельсы устойчивого развития по международным стандартам ESG. Совместно с нашими партнерами из Всемирного Фонда дикой природы (WWF Россия) мы запустили ежегодный Рейтинг экологической открытости нефтегазовых компаний «Здравый смысл». За прошедшие годы этот проект поднял экологическую ответственность и прозрачность нефтегазовой отрасли на новый качественный уровень; этот процесс начался за шесть лет до принятия «Зеленой сделки».

Если рассматривать «Зеленую сделку» стратегически, то это лучшее начинание Евросоюза со времен введения евро. Тем самым Брюссель задал рамочные условия для развития полноценного сотрудничества межу странами ЕС, Евразией и всем миром. Защита климата — это глобальная цель, которая объединяет Россию и Германию, Казахстан и Португалию, Нидерланды и Беларусь. Все шаги в этом направлении должны способствовать преодолению политических разногласий и развитию настоящего взаимовыгодного сотрудничества в стороне от санкционной и обвинительной риторик.

Именно поэтому мы считаем, что правильный путь для России — стать полноценным участником «Зеленой сделки» ЕС и развивать ее сообща на паритетных началах с европейскими партнерами — в первую очередь, с Германией, где «зеленый» курс является приоритетом.

Вместе с тем «Зеленая сделка» была разработана в высших эшелонах брюссельской бюрократии и сейчас постулируется сверху вниз в качестве одностороннего решения, которое якобы распространяется только стран — членов Евросоюза (EU-27). Но это не так: в долгосрочной перспективе «Зеленая сделка» способна изменить расклад сил на мировом рынке и «озеленить» весь глобальный ландшафт. Поэтому мы рекомендуем, чтобы «Зеленая сделка» была более глубоко проработана с согласована ЕС с другими континентами, Евросоюз должен обратить самое пристальное внимание на геостратегическую составляющую «Зеленой сделки» и осмыслить ее влияние на своего энергетического партнера — Россию, равно как и взаимодействие с ним. Иными словами, чтобы European Green Deal заработал, он должен стать Eurasian Green Deal.

Никакие санкции или штрафные меры не могут распространяться на инструменты зеленого финансирования, которое должно стать приоритетом в отношениях России и Евросоюза.

Какие риски несёт CBAM для российского бизнеса?

Мы очень глубоко погружены в тематику трансграничного углеродного регулирования, чьи контуры наметились еще в 2005 году, когда Евросоюз запустил первую международную систему торговли квотами на парниковые газы (EU ETS).

На сегодняшний день механизм CBAM до конца не сформулирован и обсуждается ЕС. Мы рекомендуем присоединиться к процессу обсуждения и формировать механизм будущего CBAM совместно. Из-за отсутствия четких регламентов CBAM российские компании могут неверно трактовать складывающуюся ситуацию, полагаясь на возможность обойти или отсрочить введение углеродного сбора через механизмы ВТО. Ошибка в принятии решений может обойтись российским, равно как и европейским компаниям очень дорого и привести к серьезным последствиям.

Мы считаем, что высокие риски и расходы, связанные с углеродным сбором, России нужно разделить со всеми своими тесными торговыми партнерами — например, с ЕС, членами Евразийского союза, Шанхайской Организацией Сотрудничества и другими влиятельными транснациональными институтами — через механизмы тарификации импорта и экспорта по принципу «один за всех, и все за одного».

Одновременно трансграничный углеродный сбор несет также положительный импульс для России и ее партнеров, поскольку он задает темп и создает стимулы для производителей и экспортеров углеродоёмкой продукции — например, чтобы те ориентировались на производство и экспорт продуктов с низкими выбросами СО2 — в первую очередь всех видов водорода, которым Россия может снабжать ЕС и все евразийское пространство.

Какие Вы видите вызовы и перспективы отношений России и ЕС, а также российского и европейского бизнеса в области экологии и климата?

Если европейская «Зеленая сделка» станет евразийской, это откроет огромные перспективы для сотрудничества Евросоюза с Россией, своим главным союзником в борьбе с общим глобальным врагом — изменением климата.

Как и стоит ли России стремиться к углеродно-нейтральной экономике?

С учетом национальных интересов и специфики определенно стоит, потому что это неизбежный курс для Евразии: к углеродной нейтральности стремится весь мир. Механизмы внутреннего углеродного налога либо торговли квотами СО2 введут в ближайшее время все индустриальные страны без исключения. Этот процесс начали Европа, США и Китай на фоне радикального ускорения процесса изменения климата. Вскоре за ними последуют Индия, Африка и Латинская Америка. Россия готова участвовать в этом процессе на справедливых и равноправных условиях. Группа компаний КРЕОН готова внести свой вклад в этот процесс. Без участия России декарбонизация глобальной экономики невозможна, как в свое время было невозможным ограничение ядерных вооружений — пока СССР не подписал «Договор о нераспространении ядерного оружия» в 1969 году.

Оценить статью
(Голосов: 50, Рейтинг: 4.68)
 (50 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся