Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Владислав Иноземцев

Основатель и директор Центра исследований постиндустриального общества, член РСМД

Новый пакет санкций США «Инвест-Форсайт» обсудил с политологом, доктором экономических наук Владиславом Иноземцевым.
– Чем новая порция санкций особенно страшна для России? Скажем, ограничения по экспорту-импорту высокотехнологичной продукции существуют и без санкций…

– Новая порция санкций особенно страшна для России тем, что вводится без всяких видимых причин, которые имели бы место в последнее время. По сути, речь идёт о том, что Россия стала фактором американской внутренней политики. И в той же мере, в какой сегодня в Москве быть патриотом значит не любить «пиндосов», в такой же степени в Вашингтоне быть нормальным американцем – значит считать врагом Владимира Путина. Собственно, мы получили чисто зеркальную «ответку» на наше собственное мировосприятие – только с той разницей, что наша нелюбовь к США американцам практически безразлична, так как наш экспорт не дотягивает до 0,1% их валового внутреннего продукта, а их неприязнь к нам чревата для нас большими проблемами.

Высокие технологии сегодня для нас не проблема: в основном стоит бояться падения добычи нефти. Но оборудования в России закуплено достаточно, бурение на шельфе дорого и не очень рентабельно, трубопроводы мы строим сами. Серьёзные сложности начнутся только из-за ограничения финансовых операций – мы, мне кажется, вполне серьёзно стоим перед перспективой того, что расплачиваться будем только картами «Мир», а за границу ездить с наличными. Нашим компаниям также придётся рассчитываться через банки третьих стран, если операции в долларах для них будут запрещены.

Но самая большая проблема – возможное причисление России к списку стран-спонсоров терроризма: в этом случае может встать вопрос об эмбарго на покупки российских энергоносителей, что чревато для нашей экономики полномасштабной катастрофой.

– Почему причиной выбрано дело Скрипалей? Есть версии, что это уловка Трампа – дело Скрипалей не касается Америки, не имеет подтвержденного полицейского расследования, и в ноябре можно будет снять этот повод, если республиканцы выиграют промежуточные выборы. Насколько вероятна такая версия?

– Дело Скрипалей не имеет никакого отношения к предлагаемым санкциям. Нужно разделять два процесса. С одной стороны, Конгресс пытается ужесточить санкции против России, и всё, о чём говорилось выше, относится именно к законопроекту, который недавно внесён на рассмотрение шестью членами Сената от обеих партий. С другой стороны, Белый дом, который многие политики и пресса обвиняют в том, что он «продался» Москве, стремится доказать: он также готов ужесточать отношение к России. Санкции, «привязанные» к делу Скрипаля, – это как раз те, которые вводятся Дональдом Трампом, стремящимся доказать, что он не является «путинским лакеем». Связь со Скрипалями обусловлена, на мой взгляд, тем, что из-за этого дела США предприняли довольно решительные меры, выслав больше российских дипломатом, чем любая другая страна; сейчас новые санкции должны подчеркнуть – тот шаг не был ошибкой. Никакого снятия их в ноябре не планируется, каким бы ни был исход промежуточных выборов. Они пройдут, и меньше чем через год после них стартует новая президентская кампания. Никакого перерыва ждать не приходится.

– Как санкции коснутся госдолга России?

– Это совершенно четко прописано в уже упоминавшемся законопроекте, внесённом в Конгресс. Если тот будет принят, через 180 дней американские финансовые институты и банки других стран, работающие на финансовом рынке США, должны будут прекратить покупки новых (то есть выпущенных после этого момента) российских облигаций, а также производных инструментов (например, опционов на их приобретение или фьючерсов на их стоимость). Это не ограничивает ни возможности владения ныне оборачивающимися на рынке бумагами, ни – тем более – действий российских инвесторов на американском рынке (в том числе покупки Центральным банком бумаг американского Казначейства). Замораживание такого рода активов зарубежных правительств, повторю, возможно только в рамках всеобъемлющих санкций, а они могут вводится исключительно в условиях причисления страны к списку государств-спонсоров терроризма (как это делалось, например, в отношении Ирана, у которого в американских банках было заблокировано в некоторые моменты более $100 млрд).

– Почему Европа не присоединяется к новым порциям санкций?

– Потому что они ещё не введены. Европейцам просто не хочется быть инициаторами мер, которые способны нанести политический ущерб в отношениях с Россией. Однако как только санкции станут реальностью, европейские банки, работающие в США, также прекратят операции со своими российскими контрагентами, которые попадут в санкционный список. Что до более радикальных санкций, то европейцы традиционно относились к этому инструменту более осторожно и намного реже использовали его, чем американцы. Однако, я уверен, даже следование в американском фарватере, если европейцы им ограничатся, чревато для России значительными проблемами.

 Источник: Инвест-Форсайт




Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся