Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Алексей Громыко

Директор Института Европы РАН, член-корреспондент РАН, член РСМД

В долгой и сложной истории холодной войны напряженность и разрядка имели свои пики и спады. Одним из глубоких достижений миротворчества был Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный в Хельсинки в 1975 году. Он был воплощением нового modus vivendi, прежде всего в отношениях между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Хельсинкский процесс привел к созданию самой всеобъемлющей организации Европы - ОБСЕ, в которую входят как Восток, так и Запад. 

В долгой и сложной истории холодной войны напряженность и разрядка имели свои пики и спады. Одним из глубоких достижений миротворчества был Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный в Хельсинки в 1975 году. Он был воплощением нового modus vivendi, прежде всего в отношениях между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Хельсинкский процесс привел к созданию самой всеобъемлющей организации Европы - ОБСЕ, в которую входят как Восток, так и Запад.

Хельсинкский договор не устарел, и ОБСЕ продолжает играть решающую роль, особенно после украинского кризиса. Но недавние события привели к резкому осознанию необходимости возобновления приверженности его принципам. Идея состоит в том, чтобы подтвердить принципы 1975 года и принципы Парижской хартии 1990 года, принимая во внимание исторические изменения последних лет. Целью должен быть баланс интересов, компромиссных и взаимовыгодных решений, основанных на международном праве и верховенстве Устава ООН. В отсутствие каких-либо позитивных признаков в этой сфере распространение новой гонки вооружений на ядерную сферу является абсолютной реальностью. Готовность США отказаться от договора INF-1987 может иметь драматические последствия.

В 2008 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев предложил ЕС, НАТО, ОБСЕ, СНГ и ОДКБ заключение Договора о европейской безопасности. Идея состояла в том, чтобы создать общее евроатлантическое пространство безопасности, основанное на юридически обязывающей идее неделимости безопасности. Которой НАТО, ЕС и ОБСЕ никогда не отвечали. Проект нового договора был частью усилий России по возрождению духа Хельсинкского Заключительного акта 1975 года и подведения итогов холодной войны. «Хельсинки 2.0» был придуман как приближение этой и других попыток найти общий знаменатель безопасности между Россией и Западом. Основным камнем преткновения стало намерение США и их союзников маргинализовать Россию в геополитическом и экономическом отношении в Восточной Европе и в других регионах постсоветского пространства.

В прошлом было предпринято несколько попыток двигаться в направлении Хельсинки 2.0. В ответ на предложение Медведева в 2009 году ОБСЕ запустила процесс Корфу, который пересматривал меры безопасности (после окончания холодной войны) в результате войны на Южном Кавказе. В следующем году Россия и Германия выдвинули Инициативу Мезеберга с целью налаживания диалога между Россией и ЕС, направленного на урегулирование конфликта в Приднестровье в 2010 году. Хельсинки 2.0 может принять различные формы. Это может быть постоянная конференция, охватывающая все четыре корзины Хельсинки, или она может быть сосредоточена на военно-политических вопросах, принимая во внимание срочность деэскалации в этой конкретной области.

Участниками такой постоянной конференции могут быть как государства, так и международные организации. Заключительный акт 1975 года был подписан 35 государствами. Число участников Хельсинки 2.0 потенциально может быть намного выше ввиду резкого роста европейских государств после распада Советского Союза. Не все из них должны присоединиться сразу. Инициатива может быть запущена коалицией желающих. Роль принимающей страны для конференции могла бы выполнять международно признанное государство-медиатор, такое как Австрия, Финляндия или Швейцария.

Каковы будут основные принципы нового Хельсинкского договора? Цели и принципы Устава ООН; государственный суверенитет; равенство и невмешательство; мирное урегулирование международных конфликтов; комплексный подход к отношениям безопасности между государствами-членами; неделимость безопасности; воздержание от угрозы или применения силы.

Некоторые утверждают, что в Хельсинки 2.0 нет необходимости, поскольку существующих международных договоров - Устава ООН, Заключительного акта 1975 года, Парижской хартии и т. д. - вполне достаточно. Однако их интерпретации различаются, в то время как новые исторические обстоятельства вступают в силу и ставят новые задачи. Чтобы взаимные претензии и встречные требования не нарастали, а напряжение не росло, все стороны должны встретиться и поспорить в структурированном и серьезном диалоге.

Другие утверждают, что до переговоров противоположные стороны должны выполнить определенные предварительные условия. Это только удастся разрушить вероятность того, что конфликтующие игроки будут вести переговоры друг с другом. В прошлом крупные войны сопровождались заключением ключевых международных договоров, которые определяли победившие и побежденные нации. Сегодня невозможно ожидать, что какой-либо крупный центр силы, особенно постоянный член Совета Безопасности ООН, признает поражение или уступит ультиматумам. Настаивание на предварительных условиях фактически привело бы к торпедированию урегулирования международных споров с помощью дипломатии.

НАТО категорически против всего, что может ограничить способность Североатлантического союза расширяться. Однако неделимость безопасности автоматически не запрещает расширение какой-либо военной организации. Это также не устраняет политику открытых дверей НАТО, ОДКБ или других альянсов; вместо этого он поддерживает расширение с прагматизмом, а не идеологией. Более того, это означает, что все стороны становятся взаимными заинтересованными сторонами в сфере общей безопасности и что разделительные линии между противниками начинают стираться. Чем больше продвигается этот процесс, тем больше становится ненужным территориальное развитие военных организаций.

Здравый смысл и крайне шаткие условия контроля над вооружениями и стратегической стабильностью диктуют необходимость начать диалог между коалицией желающих в духе Хельсинки. Весьма желательно, чтобы все государства от Ванкувера до Владивостока участвовали в этом начинании. К сожалению, ближайшее будущее не оставляет надежды на то, что такой идеалистический сценарий возобладает. Однако ожидание наступления идеального момента может привести к увеличению шансов на новую большую войну.

Государства, которые больше всего пострадали от войн 20-го века, должны взять на себя ответственность за организацию новой постоянной конференции по европейской безопасности. Есть ли более благородная задача, чем спасти мир?

Источник: Strategic Group Sofia

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся