Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Пивоваренко

К.и.н., старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, старший научный сотрудник Института диаспоры и интеграции, эксперт РСМД

Президент Республики Сербской (РС) Милорад Додик стал вторым крупным государственным лидером, вслед за вице-канцлером Германии, посетившим Владимира Путина после парламентских выборов в России 18 сентября. Встреча состоялась 22 сентября, накануне референдума о Дне Республике Сербской, который прошел в минувшее воскресенье. Судя по времени визита и сделанным по итогам заявлениям (в основном М. Додиком), встреча с В. Путиным носила характер сверки часов по политическим вопросам. Обсуждались и вопросы экономического сотрудничества.

 

Для Республики Сербской российское направление имеет большое значение. Внешняя политика РС реализуется посредством специальных представительств в восьми странах (Бельгия, Израиль, США, Россия, Сербия, Германия, Австрия, Греция). Очевидно, Россия в этом небольшом списке занимает одно из приоритетных мест. В отличие от Сербии она, по ряду причин, не может себе позволить проводить «многовекторную внешнюю политику», которую декларирует Белград (в эти же дни А. Вучич совершил визит во Францию, а затем встретился с экс-президентом США Б. Клинтоном).

 

Reuters

Встреча Милорада Додика с Владимиром Путиным

 

Кроме того, нет взаимопонимания между двумя сербскими лидерами. А. Вучич публично заявил, что не поддерживает идею референдума в РС.

 

Можно сказать, что если А. Вучич, так же, как и М. Джуканович, занимается постепенной имплементацией изменений в регионе, навязывающихся Западом (линия на постепенное признание Косово, вступление Черногории в НАТО, развитие отношений Сербия-НАТО), то лидер Республики Сербской не стесняется выражать свою особую позицию по наиболее острым вопросам. Это ставит М. Додика в опасное положение и вынуждает его искать дополнительные точки опоры.

 

Как заявил М. Додик, эта поездка была «возможностью ознакомить президента России с развитием политической ситуации в Боснии и Герцеговине».  Следует отметить, что позиции России и Республики Сербской во многом совпадают. Россия выступает против пересмотра Дейтонских соглашений, за упразднение Аппарата Высокого представителя (фактически генерал-губернатора БиГ), военный нейтралитет БиГ [1]. Учитывая, что упразднение внешнего протектората сегодня не представляется возможным — в этом случае целостность БиГ сразу окажется под вопросом — все сводится к сохранению значения Республики Сербской как института, способного блокировать различные нежелательные устремления БиГ как вредящие национальным интересам сербского народа.

 

Между тем последние события — Варшавский саммит НАТО, где говорилось о поддержке реформирования БиГ, заявка на вступление в ЕС и даже обнародованные результаты переписи населения— ставят на повестку проблему дальнейшей централизации БиГ. Не следует забывать, что режим личной власти М. Додика ослаб после выборов 2014 г. и ему просто необходимо было действовать активно, чтобы сохранить позиции, показать единство власти и оппозиции и снизить накал протестных настроений. Референдум 25 сентября и розыгрыш «национальной карты» накануне местных выборов в Республике Сербской — определенно действия в этом направлении.

 

Таким образом, сторонам было важно ознакомиться с оценкой ситуации по этим вопросам и понять, до каких пределов может распространяться сотрудничество. Москве было бы интересно узнать, насколько далеко готово зайти руководство РС в демонстрации своей самостоятельности. М. Додику хотелось бы понять, до какой степени он может рассчитывать на поддержку Москвы. 

 

Хотя ситуация становится все более напряженной, нельзя сказать, что конфронтация неизбежна. Вступление БиГ в НАТО, конечно, нежелательный исход. Однако при определенных условиях это не станет такой плохой новостью. Важно сохранение субъектности РС и российского присутствия в регионе.

 

С другой стороны, нельзя недооценивать способность М. Додика идти на компромиссы с Сараево ради сохранения собственной власти. Референдум 25 сентября о Дне Республики Сербской представляет собой более легкую версию другого референдума, о подотчетности законов РС национальному суду БиГ (2015 г.), отмененного под сильным внешним давлением. Имплементация этого референдума стала бы значительным повышением ставок, что поставило бы под сомнение позиции М. Додика (акция протеста 16 мая 2016 г. в Баня-Луке наглядно показывает, как это может произойти). Хотя справедливо отмечается, что проведение нынешнего референдума спровоцировано лидером боснийских мусульман Б. Изетбеговичем, он и М. Додик могут договариваться, когда это необходимо для политического выживания двух лидеров. Это показывает подписанное 31 июля соглашение о Механизме координации Федерации БиГ и Республики Сербской в рамках сотрудничества с МВФ, что, как пишет пресса, снимает препятствие для европейской интеграции БиГ.

 

Так что поездку в Россию можно оценить и как сигнал М. Додика Западу, что Россия, конечно, поддерживает Республику Сербскую, но эта поддержка не вредит целостности БиГ, при условии сохранения нынешнего статуса РС. Это означает поиск определенных гарантий для республики и себя лично в условиях «европеизации» БиГ.

 

Что касается экономического сотрудничества, то примечательно участие во встрече главы представительства Республики Сербской Боснии и Герцеговины при Правительстве Москвы Душко Перовича. Россия занимает первое место по объему товарооборота с РС (опережая Сербию, Италию, Китай и Германию). Однако более чем на 99% он формируется из российского экспорта. Экспорт из РС в Россию, хотя и растет большими темпами, пока минимален [2]. В конце года ожидается открытие представительства Республики Сербской в Санкт-Петербурге, что должно способствовать укреплению этой тенденции. Очевидно, на встрече могла идти речь и о привлечении в экономику РС предприятий из северо-западного федерального округа.

 

1.       МИД РФ. Заявление «Позиция России по конфликтам и проблемным зонам в Европе» (4.03.2016).

URL:http://www.mid.ru/pozicia-rossii-po-konfliktam-i-problemnym-zonam-v-evrope-situacia-na-balkanah-kosovskoe-uregulirovanie-kiprskoe-uregulirovanie-migracionnyj-krizis-i-dr.-

2.       В 2014 г. товарооборот составил ок. 548,7 млн евро, из которых 543,6 млн составляет российский экспорт.

В 2006 г. экспорт из РС в РФ составил 408 тыс. евро, в 2012 г. 2,51 млн евро, в 2014 г. 5,07 млн евро.

Статистички годишњак 2015. S. 350-351.

URL: http://www.rzs.rs.ba/static/uploads/bilteni/godisnjak/2015/20str_2015.pdf

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся