Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Пивоваренко

К.и.н., старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, старший научный сотрудник Института диаспоры и интеграции, эксперт РСМД

Интересные события разворачиваются в Косово. 13 сентября появилась информация о том, что решилась судьба богатых угольных месторождений края. Как установило в ходе своего расследования балканское информационное агентство BIRN, они должны перейти канадской компании Envidity Energy, руководителем которой является отставной генерал Уэсли Кларк.  Хотя бумаги еще не подписаны, и возможны различные сюрпризы — так, палки в колеса Envidity ставит оппозиционная партия «Альянс за будущее Косово», — есть повод посмотреть, как обстоят дела с экономическим аспектом внешнего присутствия в крае. 

Ресурсы Косова

Исследователи определили экономическое значение края, еще когда только была поставлена проблема международного признания Косова. Как отмечает Е.Г. Пономарева, стоимость минеральных ресурсов края (по данным Всемирного банка) составляет более 19 млрд долл. Запасы лигнита составляют от 8,3 до 14 млн т, оловянной и цинковой руд 42,2 млн т, никеля и кобальта – 13,3 млн т, бокситов – 1,7 млн т, магнезита – 5,4 млн т [1]. Таким образом, наряду с военным, политическим и транзитным аспектом внешнего присутствия, определенно присутствует и экономико-ресурсный аспект.

 

www.aljazeera.com 

 

Применительно к Envidity сегодня говорят прежде всего о запасах бурого угля-лигнита, которые признаются очень большими. Возникает вопрос: кому нужно столько угля в эпоху борьбы за сокращение вредных выбросов в атмосферу (недавно было подписано Парижское соглашение) и энергосберегающих технологий? Во-первых, Косово — это край, где живет более 1,8 млн человек, расположенный в регионе, в котором еще долго будет популярна традиционная энергетика. Во-вторых, попробуем дать ответ исходя из профиля деятельности компании.

 

На сайте Envidity отмечается, что компания занимается работами двух типов: геологоразведка и строительство заводов технологии CTL (coal to liquid). Эта технология, наряду с технологией GTL (gas to liquid), заключается в создании жидкого топлива из отходов традиционной угле- и газодобычи. Разработки по ней начались в 1920-30-е гг. с целью повысить качество добычи и найти альтернативу традиционным энергоносителям. Особенно это было актуально для США и Германии, механизированные войска которой в годы Второй мировой войны сталкивались с недостатком топлива.

 

Хотя сегодня подобного рода проекты по ряду причин оцениваются либо чересчур оптимистично, либо весьма скептично (это видно на примере нарратива о сланцевом газе), разработки в этой области нельзя полностью сбрасывать со счетов. Какие-то исследования ведутся, и результат, если он будет, получат те, кто занял хорошие стартовые позиции. Разумеется, красивая вывеска может использоваться и как прикрытие для работ иного характера.

Уэсли Кларк

theintercept.com

 

Несколько слов о руководстве Envidity. Главным лицом компании считается экс-генерал Уэсли Кларк. Применительно к Югославскому кризису У. Кларк известен как советник госсекретаря Р. Холбрука, занимавшегося решением конфликта в Боснии и Герцеговине, и как командующий сил НАТО в Европе (1997–2000 гг.), который отдал оставшийся неисполненным приказ открыть огонь по российским десантникам, совершившим марш-бросок на Приштину. После увольнения из армии У. Кларк немного участвовал  в президентской кампании 2004 г. на стороне демократов. Уйдя из политики, он создал собственную консалтинговую фирму и написал ряд книг. Сегодня он выступает против Д. Трампа и развивает алармистскую риторику в отношении России.  Интерес У. Кларка к инвестициям сохраняется со времен учебы в Оксфорде, где он получил в том числе и экономическое образование. Впрочем, как отмечает Bloomberg, в мире финансов репутация генерала У. Кларка не высока, а его владение теми или иными акциями является красным флажком для осмотрительного инвестора [2]. Так что, возможно, вернее говорить не о злом гении косовской экономики, а об авантюристе, которому уделяется больше всего внимания.  

Экономическое присутствие в широком контексте

Вообще о бизнес-интересах в Косово со стороны отставных американских военных и дипломатов говорится давно. В 2008 г. критический материал на эту тему вышел в журнале Spiegel, где сюжет был подан с точки зрения немецкого губернатора, неспособного противодействовать многочисленным коррупционным и бандитским связям американцев и косовской администрации [3]. В 2012 г. статью этому вопросу посвятила газета The New York Times [4]. Чаще всего пишут именно об У. Кларке. Однако также называются имена экс-госсекретаря М. Олбрайт, дипломата Дж. Пардью, М. Тавларидеса (высокопоставленный чиновник Совета национальной безопасности США при президенте Б. Клинтоне). Нельзя забывать и имя генерала П. Чука, работавшего в миссии ООН в Косово (UNMIK), который пытался вылепить политическую фигуру из полевого командира Армии освобождения Косова Р. Харадиная, оправданного Гаагским трибуналом.

 

Впрочем, было бы явным упрощением характеризовать ситуацию как раздачу прибыльных мест американским авторам косовской независимости (именами которых названы многие улицы в Приштине). Это видно на примере приватизации телекоммуникационной компании Косова PTK. Наиболее вероятным покупателем 75% акций компании действительно считалась Albright Stonebridge Group (компания М. Олбрайт). Но по информации 2013 г., владельцем стал англо-американско-немецкий консорциум, состоящий из British Telecom и двух инвестиционных компаний сомнительного происхождения (Axos Capital и Najafi Companies). Из-за недостатка данных трудно говорить определенно о всей структуре владения, однако она может быть самой разнообразной и основываться не только на праве победителя, но и на различных компромиссах и договоренностях, обросших вокруг собственности за последние 8 лет.

 

Это показывает и ситуация вокруг компании У. Кларка: она проявляет интерес к минеральным запасам Косово с 2012 г. [5], но до сих пор не может считаться их владельцем. Интересно, что против Envidity выступает оппозиционная партия «Альянс за будущее Косова», лидером которой является Р. Харадинай, которого консультировал другой американский генерал. Очевидно, существует определенная конкуренция. Все это не мешает правительству Косова раздавать концессии представителям не только США, но и Германии, Австрии, других стран. Скорее можно говорить о явлении более общего порядка — неоколониальном присвоении ресурсов, имущества и рабочей силы [6].

 

Так или иначе, с приходом иностранного капитала Косово и его экономика подвергается интересным экспериментам, заслуживающим ряда исследований по экономической истории и политике. Однако проблему надо рассматривать не через призму влияния отдельных авантюристов, а используя системный подход.

 

1.      Пономарева Е.Г. Зачем Вашингтону Косово? // Красная звезда. 08.10.2009.

 

2.      Как отмечает Bloomberg, с 2004 г. Кларк владел акциями 18 компаний. В основном это акции второго и третьего эшелона, торгующиеся на рынке по низшим ценам и периодически использующиеся для биржевых манипуляций. 9 компаний оказались убыточными, из них 3 обанкротились. Основываясь на этом факте, издание дало Кларку ироническое прозвище «генерал низколиквидных акций». См.: Wesley Clark: The Penny-Stock General // Bloomberg. 14.05.2015.

 

3.      The Slow Birth of a Nation // Spiegel Online. 24.04.2008.

 

4.      That Crush at Kosovo’s Business Door? The Return of U.S. Heroes // The New York Times. 12.12.2012.

 

5.       Wesley Clark Seeks Licence for Oil in Kosovo // Balkan Insight. 08.06.2012.

 

6.      Теоретическая проблематика этого явления представляется в основном схожей с проблематикой других регионов, столкнувшихся с проблемой колониализма. См.: Филиппов В. Колониализм: второе пришествие // Российский совет по международным делам. 23.06.2012.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся