Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный менеджер РСМД

По итогам организованной QS (Quacquarelli Symonds) международной конференции «Профессиональные лидеры образования на Ближнем Востоке и в Африке» (QS Middle East and North Africa Professional Leaders in Education Conference) была опубликована книга «Будущее высшего образования на Ближнем Востоке и в Африке» (The Future of Higher Education in the Middle East and Africa). В нее вошли ключевые работы, представленные на мероприятии. Выпускающими редакторами выступили авторитетные исследователи и специалисты по управлению и рейтингам высшего образования Кевин Даунинг из Городского университета Гонконга, Хабиб Фардун из саудовского Университета короля Абдул-Азиза и генеральный директор QS Asia Мэнди Мок. Всего в работе над изданием приняли участие 28 авторов из разных стран и университетов — не только с Ближнего Востока и из Африки.

Повышение привлекательности высшего образования и качества предоставления образовательных услуг, а также их экспорт и интернационализация лежит в основе стратегических задач разных стран [1]. Среди них стоит упомянуть государства Ближнего Востока и Северной Африки, и отдельно — страны арабского мира. Для них характерно сохранение традиционных центров образования — университеты в Каире, Тунисе, Фесе, Мустансирии, Куфе и др.; эти центры знаний обладают многовековой историей. Современные высшие учебные заведения в арабских странах стали появляться в конце XIX – начале XX вв. Период формирования образовательных систем большинства стран пришелся на вторую половину XX в. и продолжается до сих пор. В период с 1953 г. по 2016 г. количество университетов на Ближнем Востоке выросло с 14 до 700, подобная ситуация складывалась и в неарабских странах Ближнего Востока и Северной Африки. Широкая сеть университетских контактов и связи с западными государствами продолжают привлекать внимание специалистов к образовательным системам региона.

По итогам организованной QS (Quacquarelli Symonds) международной конференции «Профессиональные лидеры образования на Ближнем Востоке и в Африке» (QS Middle East and North Africa Professional Leaders in Education Conference) была опубликована книга «Будущее высшего образования на Ближнем Востоке и в Африке» (The Future of Higher Education in the Middle East and Africa). В нее вошли ключевые работы, представленные на мероприятии. Выпускающими редакторами выступили авторитетные исследователи и специалисты по управлению и рейтингам высшего образования Кевин Даунинг из Городского университета Гонконга, Хабиб Фардун из саудовского Университета короля Абдул-Азиза и генеральный директор QS Asia Мэнди Мок. Всего в работе над изданием приняли участие 28 авторов из разных стран и университетов — не только с Ближнего Востока и из Африки.

Несмотря на то, что исследования, представленные в сборнике, посвящены проблематике высшего образования, рассматриваемые в издании вопросы весьма разнообразны. В 20 статьях — каждая из которых представляет отдельную главу — продемонстрированы различия в условиях, в которые помещены проблемы высшего образования; а также описана необходимость не только учета мировых трендов, но и приложения креативных местных решений. В статье приведен обзор нескольких частей книги, связанных с проблематикой интернационализации образования, включающих три страновых примера, которые демонстрируют различия в понимании роли интернационализации образования на Ближнем Востоке и в Африке.

Лейтмотив повествования книги — интернационализация высшего образования. Уже с первых глав авторы (например, Пол Корриган из Городского университета Гонконга) указывают на значимость английского языка как средства обучения, авторы академической литературы и чиновники образовательной сферы пользуются в этом контексте термином «English as the medium of instruction» (EMI) [2]. EMI представляется в качестве важной составляющей стратегической политики интернационализации и уже произошедшего системного межконтинентального сдвига. Одной из ключевых проблем, по мнению Пола Корригана, стал недостаточный уровень английского языка у тех, для кого он не является основным. В качестве решения проблемы он предлагает формирование и развитие специальных курсов английского языка не как (as) средства, а для (for) обучения («English for the medium of instruction» (EFMI)).

Таким образом, по мнению П. Корригана, политика университетов по внедрению английского как средства обучения будет испытывать трудности, если при этом не будут развиваться необходимые навыки у тех, кто проводит эту политику, для чего и необходим EFMI. Именно EFMI как развитая педагогика автором видится в качестве ключевого инструмента, способного поддержать стратегическую политику университета и его имидж. Но первый вопрос, который возникает у тех, кто может столкнуться с имплементацией этой идеи в жизнь, — достаточно ли времени и ресурсов у отдельно взятого университета. Автор и сам упоминает, что существуют различные модели продвижения EMI, и от цены, которую университет готов заплатить, зависит эффективность.

Работы, опубликованные в издании, интересны еще и тем, что в них речь идет о конкретных кейсах. Так, автор одной из статей-глав Хайфа Джамаль ал-Лейл из саудовского Университета Эффат отмечает, что интернационализация стала «критически важным ресурсом» для повышения качества обучения в вузах Саудовской Аравии и особенно для продвижения экономики знаний. При этом ею же приводится мнение о «бесконечности и комплексности» требующих внимания многочисленных «задач по разработке и реализации» программы интернационализации. Примечательно, однако, что в контексте повествования об образовании в Саудовской Аравии она начинает с того важного места, которое отдает образованию ислам (например, ее отсылка к началу откровений пророка — «Читай!»). Современная система образования Саудовской Аравии достаточно молода и развивалась с 1932 г. по египетскому образцу. Автор заключает, что именно перенятие саудовскими властями египетской модели образования, которая в свою очередь базировалась на британской системе, уже указывает на присутствие элементов интернационализации.

Хайфа Джамаль ал-Лейл упоминает образовательную политику Королевства, внимание саудовских властей к реализации концепции взаимной выгоды каждого участника интернационализации высшего образования, продвижение тесного сотрудничества между частными лицами и институтами. Такой подход Саудовской Аравии позволил всей системе эволюционировать в сторону большего вовлечения местных университетов во всемирные образовательные процессы. Наиболее ярким примером, среди прочих обозначаемых автором, можно назвать реализацию саудовской образовательной концепции в образовательной модели 2009 г. через основание Научно-технологического университета имени короля Абдаллы (King Abdullah University of Science and Technology, KAUST).

В KAUST существуют различные исследовательские центры, занимающиеся социально-экономическими вопросами. Степень интернационализации подчеркивает использование английского языка в качестве основного языка обучения, при этом президентом университета стал француз Жан Лу Шамо (Jean Lou Chameau — до того президент Калифорнийского технологического института (Caltech)) (на момент написания данной статьи президентом KAUST является Тони Чан — математик, ранее занимавший пост президента Гонконгского университета науки и технологии — прим. автора). Среди приоритетов исследований KAUST — катализ, вычислительная бионаука, геометрическое моделирование и научная визуализация, геномика стресса растений, солнечная энергия и альтернативная энергетика, чистое сгорание, опреснение и повторное использование воды и др. Несмотря на приоритетность технических исследований, автор заявляет об их подчинении социально-экономическим целям развития как в Саудовской Аравии, так в регионе и мире. Несмотря на то, что автор предлагает воспринимать Саудовскую Аравию как страну, пропитанную духом интернационализации в образовании, она отмечает, что политика «быстрых побед» не должна заменять эволюционный подход всестороннего и тщательного развития.

Речь об интернационализации пошла и в статье Аднана Яхъи из палестинского Университета Бирзейт. Он уделяет внимание проблеме академической мобильности в рамках интернационализации высшего образования. В этом контексте А. Яхъя отмечает препятствия выезда из стран постоянного или временного пребывания и издержки, связанные с этим. Так, показателен пример Палестины, поскольку контроль за границами осуществляется не палестинцами. В условиях отсутствия аэропортов (практически любая поездка осуществляется через аэропорт иорданской столицы — Аммана), процесс перехода через наземные границы неизбежно увеличивает и время пребывания в поездке, и расходы на нее. Несмотря на это, выпускники вузов и их семьи готовы преодолевать дополнительные препятствия ввиду отсутствия рабочих мест в Палестине — около половины палестинских выпускников трудоустраиваются за рубежом, в основном в странах Залива.

Аднан Яхъя, говоря об интернационализации вузов в развивающихся и бедных странах, выражает мнение о том, что отправка студентов и преподавателей за рубеж в большом количестве может быть непрактичным по экономическим, политическим и культурным причинам шагом. Он предлагает набор инициатив, направленных на то, чтобы помочь местным студентам получить международное образование в развивающихся странах по доступным ценам. Кроме того, и сама интернационализация, и мобильность как ее часть рождают проблему «утечки мозгов» из бедных и менее развитых стран в развитые. Конкуренция за лучших иностранных студентов и преподавателей достаточно высока. Самые квалифицированные студенты стремятся уехать за границу для обучения и проведения исследования, но в итоге не возвращаются на родину. Как отмечает палестинский специалист, «этих лиц привлекают выгодные зарплаты, благоприятные условия труда и уровень поддержки академической работы, которые не могут быть сопоставлены с условиями в их родных странах».

Как было отмечено ранее, книга содержит не только работы, посвященные интернационализации, но и те, речь в которых идет о проблемах университетов Ближнего Востока и Африки. Так, внимание соавторов книги из Университета Йоханнесбурга (ЮАР) Петруса Лука и Корнелиуса Фури привлек вопрос чувства принадлежности студентов. Именно оно позволяет оценить, насколько студент доволен своим пребыванием в университете. Основываясь на вопросах и прибегая к математическим методам (их также использовали авторы других глав), авторы предприняли попытку выявить новые параметры чувства принадлежности в уникальном контексте Южной Африки. Почему контекст уникален? Согласно мнению авторов, ЮАР проходит через этап увеличения доли населения, получающего высшее образование. Причем уникальны и сами студенты — они разные в культурном плане, большинство из них являются студентами первого поколения (63,2%), пытающимися найти себя в образовательном и академическом мире. Под студентами первого поколения подразумеваются те из них, чьи родители вообще не имеют высшего образования. Авторы заключают, что их выводы не могут считаться универсальными, что только подталкивает нас к необходимости признания существования разных проблем высшего образования в зависимости от условий, в которые помещены те или иные университеты.

***

Ближневосточные и африканские университеты продолжают зависеть от социально-экономического состояния, исторического наследия, политических пертурбаций государств, в которых они ведут свою деятельность. В зависимости от этих факторов интернационализация образования протекает в отдельных районах Ближнего Востока и Африки по-разному. Издание QS «Будущее высшего образования на Ближнем Востоке и в Африке» («The Future of Higher Education in the Middle East and Africa») позволяет выявить основные вопросы, на которые обращают внимание специалисты из этих регионов. Они отмечают не только пользу интернационализации мировой образовательной системы, но и неравномерность этого процесса, которую сопровождают определенные проблемы и риски. Более того, возникают вопросы к составителям и авторам, которые сконцентрировали свое внимание только на отдельных кейсах, но, например, не предлагают анализ деятельности и трансформации традиционных научных центров, например, Египта, Ирака, Турции или Ирана. Несмотря на некоторые упущения, издание позволяет проследить те шаги, которые делают университеты и целых государства на пути к улучшению качества и привлекательности образования.


1.     Электронная интернационализация: англоязычные интернет-ресурсы российских университетов. № 24/2015 / [Тимофеев И.Н. и др.]; Российский совет по международным делам (РСМД). М.: Спецкнига, 2015. С. 8.

2.     Соловова Е.Н., Козлова З.А. Глобальный феномен «EMI» — английский язык как средство обучения // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Проблемы Высшего образования, 2017. С. 144

Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся