Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Тигран Оганесян

Преподаватель кафедры международного права Российского государственного университета правосудия (г. Краснодар), аспирант кафедры конституционного и международного права Белгородского государственного национального исследовательского университета

Колонка: Дискуссионный клуб

В современных условиях отношений между Россией и Западом вопрос соблюдения прав человека стал инструментом критики и оказания давления на российские политические элиты.

Страны Запада в последнее время нередко критикуют несоблюдение прав человека в России и таким образом оказывают давление на российские власти.

Система прав человека сегодня находится в глубоком кризисе, и правый популизм создает дополнительные трудности в сохранении и развитии правозащитных ценностей и институтов. Политический климат 2017–2018 гг. охарактеризовался усилением популистской риторики в политическом дискурсе, а также ростом электоральной поддержки политических партий и движений, выражающих популистские взгляды.

проблема несоблюдения прав человека не должны разделять Россию и Запад на два враждующих лагеря. 20 лет назад, ратифицировав Европейскую конвенцию по правам человека, Россия сделала шаг в сторону Запада, дав понять, что принимает и стремится к европейским стандартам прав человека. Однако обсуждение состояния прав человека в России в рамках диалога между странами Запада и Россией выступает в качестве инструмента оказания давления.


В современных условиях отношений между Россией и Западом вопрос соблюдения прав человека стал инструментом критики и оказания давления на российские политические элиты.

Страны Запада в последнее время нередко критикуют несоблюдение прав человека в России и таким образом оказывают давление на российские власти. Особенно ярко это проявилось во время визита канцлера ФРГ А. Меркель в Москву в 2017 г. — вместо того, чтобы обсуждать более фундаментальные вопросы, канцлер начала свое выступление с критики ущемления прав меньшинств в Чечне российскими властями. В качестве объекта для критики состояния прав человека в ходе майского визита в РФ А. Меркель выбрала другую тему — задержание российского правозащитника О. Титиева, руководителя грозненского представительства правозащитного центра «Мемориал» в Грозном. Конечно, подобные проблемы существуют, об этом говорят и пишут не только многие международные организации, но и отечественные правозащитники. Но есть ли необходимость выносить на повестку переговоров в двустороннем формате такие вопросы и ставить их в один ряд с, например, войной в Сирии или украинским кризисом. Не является ли обсуждение прав человека в данном случае популизмом и не складывается ли ощущение, что никто на самом деле не стремится содействовать продвижению прав человека?

Приводя пример, достаточно вспомнить первые президентские речи Д. Трампа о судьбе мексиканцев и мигрантов — удалось ли ему построить стену? Показательным стал и взрыв феминизма по всему миру, так называемое «#metoo» и обсуждение этого вопроса на разных уровнях. Все это только подтверждает, что разговор на межгосударственном уровне о правах человека нередко не более, чем популизм.

Однако, безусловно, существует ряд вопросов, касающихся прав человека, но не являющихся при этом популизмом. В первую очередь речь идет о референдуме по поводу легализации абортов в Ирландии (8 поправка к Конституции страны). Этот давний вопрос разделяет ирландское общество на две почти равные части. При этом неконвенционность данного запрета признавал и ЕСПЧ в деле «A.B.C. v. Ireland».

Но остается нерешенным важный вопрос — какие существуют тенденции развития диалога между Россией и странами Запада по вопросам защиты прав человека, каким образом права человека могут повлиять на те отношения, которые сложились между Россией и Западом. Нестабильность современного миропорядка заключается в том, что не только международное политическое устройство переживает прагматический поворот, но и правозащитная система.

Система прав человека сегодня находится в глубоком кризисе, и правый популизм создает дополнительные трудности в сохранении и развитии правозащитных ценностей и институтов. Политический климат 2017–2018 гг. охарактеризовался усилением популистской риторики в политическом дискурсе, а также ростом электоральной поддержки политических партий и движений, выражающих популистские взгляды.

Сейчас популизму в контексте защиты прав человека свойственны следующие признаки:

— упрощенные модели защиты прав человека, которые в большинстве случаев являются неэффективными и направленными лишь на привлечение общественного внимания и подкуп социального мнения на определенный период времени;

— манипуляция общественным сознанием (акцент при этом ставится на существующих стереотипах, выгодных политическим элитам в данный конкретный момент);

— правому популизму характерны меры, направленные на создание образа «врага», чаще всего внешнего, который стремится разными способами оказывать негативное влияния на различные процессы, в том числе происходящие в области прав человека;

Еще одной особенностью переходного процесса является то, что несколько негосударственных субъектов, в том числе международные неправительственные и региональные правозащитные организации могут негативно влиять на глобальную систему по отдельным вопросам, в которых они особенно компетентны [1].

Россия и США

Демократия и права человека всегда были и будут оставаться на повестке американской внешней политики. Прежде всего, из-за специфики американцев как нации — их приверженности определенным идеям и ценностям, которые объединяют людей и формируют их личности. Кроме того, Соединенные Штаты являются единственным явно мессианским государством, чья миссия остается неизменной с конца XVIII в. и заключается в распространении свободы и демократии. В этом контексте вопросы, связанные с демократией и правами человека, будут оставаться на повестке российско-американских отношений до тех пор, пока Россия не станет «полной» демократией в том виде, в котором ее видит Америка. Но мы можем предположить, что этого никогда не произойдет.

Повестка прав человека в деятельности Госдепа США

Бывший Государственный секретарь Рекс Тиллерсон во время одного из своих выступлений определил Китай, Россию, Иран, Северную Корею и воинствующий исламизм как свои приоритеты в числе угроз интересам США. Он также заявил, что «поддержка прав человека во внешней политике является ключевым компонентом разъяснения наблюдающему миру, на что способна Америка». В этой связи нужно отметить, что рейтинг администрации Трампа, как, впрочем, и самого президента, рекордно низок (в вопросах, касающихся прав человека). СМИ, в свою очередь, обвиняют Д. Трампа в ксенофобии, расизме и пренебрежении правами женщин. Поэтому вряд ли сегодня США могут позволить себе читать лекции о международном праве и правах человека, например, европейским странам.

Вспомним яркий пример «правоучений» со стороны США и России. Инструментом для этого в руках Конгресса был так называемый «Акт Магнитского», выдвинутый в 2010 г. и предложивший ввести визовые ограничения и экономические санкции в отношении группы российских должностных лиц. Ответной реакцией стало принятие «Закона Димы Яковлева» [2], которым был введен запрет на усыновление российских детей гражданами США (вступил в силу с 1 января 2013 г.). Процедура усыновления была прекращена в отношении заявителей, не успевших подать соответствующие заявления об усыновлении в суд до вступления Закона в силу. Примечательными, на мой взгляд, в этом случае являются два факта. Во-первых, до введения запрета на усыновление российских детей американскими гражданами Россия и США несколько лет вели переговоры и в итоге приняли соглашение о сотрудничестве в области усыновления (двустороннее Соглашение об усыновлении), вступившее в силу 1 ноября 2012 г. Это Соглашение являлось своего рода сигналом на потепление в российско-американских отношениях, учитывая немалые усилия обеих сторон для разработки и заключения этого акта. Но просуществовав неполных два месяца, соглашение было денонсировано.

На площадках дискуссионного клуба «Валдай» в 2012 г. двустороннее соглашение об усыновлении также было отмечено как «сбалансированный диалог между Россией и Соединенными Штатами по правам человека и создающего прецедент для решения других вопросов аналогичным образом». Также Д. Суслов отметил: «Это успех российской дипломатии и важная веха в восстановлении отношений между двумя странами. Россия сумела не только навязать свою собственную трактовку проблем прав человека в США, которая сама по себе является огромным успехом, но и впервые использует свою внутреннюю политическую повестку дня, которая резко критична для США, для достижения положительного успеха в отношениях с Соединенными Штатами».

Во-вторых, определенность в этот вопрос внес Европейский суд по правам человека в январе 2017 г. своим постановлением по делу «A.H. and others v. Russia». Именно Европейский суд сформировал свой подход к разрешению данного вопроса, признав запрет на усыновление нарушением права на семейную жизнь (ст. 8 Конвенции), дискриминацией (ст. 14) в отношении 45 заявителей (граждан США), находившихся на момент принятия Закона Д. Яковлева на заключительных стадиях процесса усыновления российских детей [3].

Постановление Европейского суда по этому вопросу может стать сигналом для обеих сторон о том, что жертвами сложившейся ситуации становятся рядовые граждане. Безусловно, и «Акт Магнитского», и «Закон Димы Яковлева» являются политическими и символическими. Однако важным является и то, что правовые позиции ЕСПЧ по вопросам международного усыновления, изложенные в деле «А.Н. и другие против Российской Федерации», направлены, прежде всего, на деполитизацию процедуры усыновления, установление взаимного уважения и соблюдение прав всех участников процесса усыновления.

Защита персональных данных

Одной из задач, стоящих сегодня перед многими странами, является выработка обязательных международных правил защиты от массового наблюдения. Чего стоит скандал, связанный с «Facebook» и политической консалтинговой компанией «Cambridge Analitica». Причиной скандала стала массовая утечка сведений о миллионах пользователей соцсети «Фейсбук» без их ведома.

Ранее широкий резонанс вызвал процесс «Сноуденгейт», породивший опасения, что деятельность разведывательных служб, в частности Агентства национальной безопасности США (АНБ), заключалась в т.н. массовом наблюдении. Согласно этим данным, в марте 2013 г. АНБ собрало до 97 млрд единиц информации или метаданных из компьютерных сетей по всему миру, из которых 70,3 млн данных — в отношении граждан Франции, 47,1 млн — Германии, 45,9 млн — Италии, 60,5 млн — Испании.

Несмотря на определенные тенденции внутренней политики, направленные на ужесточение контроля в Интернете, безусловно, России в этом процессе отведено не последнее место. Россия сохраняет роль активного участника в принятии важнейших норм и стандартов для всей Европы. Ярким примером такого участия стало открытие к подписанию в октябре 2011 г. в Москве Конвенции Совета Европы о борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения (Конвенции «Медикрим») — инновационного юридического инструмента, по сути, глобального характера, разработанного по инициативе России.

Дело Скрипалей

Представляется очевидным, что правительство Великобритании расширит санкции против лиц, связанных с Кремлем, и тех, кто ответственен за нарушения прав человека. Об этом говорится в докладе «Московское золото: российская коррупция в Великобритании», опубликованном на сайте британского парламента: «Великобритания должна работать с партнерами по ЕС как до, так и после выхода из ЕС, чтобы идентифицировать и наказать физических и юридических лиц, на которых Кремль полагается при осуществлении своих актов агрессии». Примечательно, что в докладе подчеркнута не только систематичность данных действий, но и системность во взаимодействии с властями США: «Это должно быть сделано в тесной консультации с казначейством США и спецслужбами».

Россия и ЕС

Нарастающее изменение баланса сил между Брюсселем и Москвой рано или поздно должно привести к усилению давления Европейского союза на Россию, в т.ч. в вопросе ПЧ. Формы этого давления могут быть самыми разными, но в целом допустимо предположить, что «сдерживание» Кремля будет дополнено «отбрасыванием». В частности, в рамках данного сценария резко возрастает ценность сотрудничества с Европейским союзом для всех постсоветских государств, включая и участников Евразийского экономического союза (что способно сдерживать развитие этой интеграционной структуры).

Особую турбулентность может вызвать рассмотрение двух межгосударственных жалоб против России, находящихся в производстве у ЕСПЧ. Это уже вторая по счету жалоба «Грузия против России», которая была направлена грузинскими властями в августе 2008 г. в Страсбург в связи с боевыми действиями в Южной Осетии. Грузия просит ЕСПЧ признать, что Россия в одностороннем порядке вела боевые действия и оккупировала территорию Абхазии и Южной Осетии, нарушая права мирных граждан,— всего восемь статей Конвенции о защите прав человека, в том числе о праве на жизнь, свободу и безопасность, статью о запрете пыток и другие. Первые слушания по этому делу прошли 23 мая 2018 г. Вторая межгосударственная жалоба «Украина против России» (передача четырех жалоб Киевом в Большую Палату ЕСПЧ), которая касается присоединения Крыма к России и конфликта на востоке Украины. Конечно, существует риск политической напряженности в связи с рассмотрением данных жалоб. Этого вряд ли удастся избежать, как, впрочем, и возможной политизированности решений ЕСПЧ по этим вопросам.

В заключение хотелось бы отметить, что вопросы несоблюдения прав человека не должны разделять Россию и Запад на два враждующих лагеря. 20 лет назад, ратифицировав Европейскую конвенцию по правам человека, Россия сделала шаг в сторону Запада, дав понять, что принимает и стремится к европейским стандартам прав человека. Однако обсуждение состояния прав человека в России в рамках диалога между странами Запада и Россией выступает в качестве инструмента оказания давления. Международные форумы и конференции, на которых из года в год все чаще обсуждаются вопросы прав отдельных категорий лиц, говорит о росте интереса к обсуждению прав человека, однако нельзя допускать, чтобы данная повестка использовалась в популистских целях.

1. Ali Burak Güven, ‘Defending supremacy: how the IMF and the World Bank navigate the challenge of rising power’, International Affairs 93: 5, Sept. 2017, pp. 1149–66.

2. Федеральный закон от 28.12.2012 № 272-ФЗ (ред. от 23.05.2015) «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» // Российская газета, № 302, 29.12.2012.

3. Постановление Европейского суда по правам человека по делу «А.Н. и другие против Российской Федерации» от 17 января 2017 года // Официальный сайт Европейского суда по правам человека. URL: http://hudoc.echr.coe.int/

References:

Ali Burak Güven, ‘Defending supremacy: how the IMF and the World Bank navigate the challenge of rising power’, International Affairs 93: 5, Sept. 2017, pp. 1149–66.

Chechnya gay rights: Merkel urges Putin to intervene. URL: http://www.bbc.com/news/world-europe-39779491

Dmitry Suslov. HUMAN RIGHTS IN RUSSIAN-AMERICAN RELATIONS. 24.08.2012. URL: http://valdaiclub.com/a/highlights/human_rights_in_russian_u_s_relations/

Germany/Russia: Merkel To Meet Putin. Chancellor Visiting Amid New Levels of Repression. URL: https://www.hrw.org/news/2018/05/16/germany/russia-merkel-meet-putin

House of Commons Foreign Affairs Committee. Moscow’s Gold: Russian Corruption in the UK. Eighth Report of Session 2017–19. URL: https://publications.parliament.uk/pa/cm201719/cmselect/cmfaff/932/932.pdf

Secretary of State Designate Rex Tillerson. Senate Confirmation Hearing Opening Statement. January 11, 2017. URL: https://www.foreign.senate.gov/download/tillerson-testimony-011117

Федеральный закон от 28.12.2012 № 272-ФЗ (ред. от 23.05.2015) «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» // Российская газета, № 302, 29.12.2012

Постановление Европейского суда по правам человека по делу «А.Н. и другие против Российской Федерации» от 17 января 2017 года // Официальный сайт Европейского суда по правам человека. URL: http://hudoc.echr.coe.int/

Жалоба «Грузия против России» (№2), 38263/08. Официальный сайт Европейского суда по правам человека. URL: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-108097


(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся