Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.25)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Милан Лазович

Программный ассистент РСМД

В начале октября в Пекине с большим размахом отмечали 70-летие образования современного китайского государства. На главной площади Тяньаньмэнь прошел масштабный военный парад, где были продемонстрированы все новейшие виды китайского вооружения. Не будет преувеличением сказать, что это мероприятие произвело серьезное впечатление на большую часть мира. И Запад, и Россия, и соседи республики на Ближнем и Дальнем Востоке четко осознают, насколько сегодня поднялся Китай не только в экономическом отношении, но и в военно-политическом плане, становясь не просто великой державой, а уже сверхдержавой.

В этой связи, обретение Пекином нового мощного статуса, пускай и не без определенной помощи Москвы, не может не беспокоить последнюю. Да, Китай сегодня — надежный партнер России, двусторонние отношения находятся на беспрецедентно высоком уровне. Тем не менее существуют также взаимные геополитические интересы сторон, обусловленные, в первую очередь, географическим положением. Крайне желательно и важно для обеих сторон, чтобы эти интересы не пересекались, не наслаивались и не взаимоисключали друг друга. И Китай, и Россия бок о бок соседствуют с регионом Центральной Азии, большая часть которого еще не так давно входила под юрисдикцию Москвы во времена Советского Союза. Для РФ регион традиционно представляет серьезный интерес, прежде всего, в сфере безопасности. Москву интересует также развитие экономических, гуманитарно-культурных связей (в частности, поддержание русского языка и соотечественников, которые оказались за рубежом).


В начале октября в Пекине с большим размахом отмечали 70-летие образования современного китайского государства. На главной площади Тяньаньмэнь прошел масштабный военный парад, где были продемонстрированы все новейшие виды китайского вооружения. Не будет преувеличением сказать, что это мероприятие произвело серьезное впечатление на большую часть мира. И Запад, и Россия, и соседи республики на Ближнем и Дальнем Востоке четко осознают, насколько сегодня поднялся Китай не только в экономическом отношении, но и в военно-политическом плане, становясь не просто великой державой, а уже сверхдержавой.

В этой связи, обретение Пекином нового мощного статуса, пускай и не без определенной помощи Москвы [1], не может не беспокоить последнюю. Да, Китай сегодня — надежный партнер России, двусторонние отношения находятся на беспрецедентно высоком уровне. Тем не менее существуют также взаимные геополитические интересы сторон, обусловленные, в первую очередь, географическим положением. Крайне желательно и важно для обеих сторон, чтобы эти интересы не пересекались, не наслаивались и не взаимоисключали друг друга. И Китай, и Россия бок о бок соседствуют с регионом Центральной Азии, большая часть которого еще не так давно входила под юрисдикцию Москвы во времена Советского Союза. Для РФ регион традиционно представляет серьезный интерес, прежде всего, в сфере безопасности. Москву интересует также развитие экономических, гуманитарно-культурных связей (в частности, поддержание русского языка и соотечественников, которые оказались за рубежом).

Безусловно, интересы Китая в Центральной Азии продиктованы во многом амбициозным и крупным проектом по созданию Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), который направлен на обеспечение экономических интересов КНР, а также на продвижение экономической интеграции в Евразии. При этом Пекин все же рассматривает возможность сотрудничества с Москвой в этом вопросе в рамках возможных вариантов сопряжения ЕАЭС и ЭПШП. Усиление и развитие близких экономических связей между странами Центральной Азии и КНР может способствовать дальнейшему экономическому развитию республик региона. На сегодняшний день экономические отношения между сторонами настолько глубоки и охватывают такое большое количество сфер, что Китай становится одним из наиболее значимых торговых партнеров, инвесторов и финансовых спонсоров. Так, согласно официальной статистике, в 1992 г. после установления дипломатических отношений между Китаем и пятью странами Центральной Азии совокупный товарооборот составил лишь 460 млн долларов. Спустя 20 лет, в 2012 г., этот показатель достиг почти 46 млрд долларов, увеличившись в 100 раз.

Однако Пекин, несмотря на недавние протесты в Казахстане против китайской экспансии в Центральную Азию, пользуется немалым влиянием в регионе не только лишь за счет экономики. Есть определенные наработки и в военном плане. Более того, существует прямая связь между экономическими и военными интересами Китая в регионе. И первые обуславливают вторые.

Поднебесной крайне необходима стабильность в Афганистане для успешной реализации главного евразийского проекта «Один пояс — один путь». Для достижения поставленной цели крайне важно купировать террористическую угрозу новой транспортной сети. Так, на пути решения данной задачи в марте–апреле 2017 года в Афганистане начали действовать подразделения китайской Народной вооруженной полиции, проводя совместные контртеррористические операции с местными военными. Пекину также важна стабильность и поддержание мира в Таджикистане и соседней Киргизии. На сегодняшний день у китайских властей предположительно существуют планы расширить свое присутствие в Афганистане.

В то же время, Китай позитивно настроен на продолжение сотрудничества в рамках ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, что было отмечено в Совместном заявлении РФ и КНР о сопряжении Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути в мае 2015 г. В этой связи у республик региона (в частности, и таких соперничающих как Казахстан и Узбекистан) нет оснований для опасений оказаться заложниками конфронтации российского и китайского проектов. Наоборот, надо полагать, что для них открываются новые крупные перспективы и широкое окно возможностей для развития как двустороннего и многостороннего сотрудничества, так и для укрепления национальных экономик. Более того, китайская Инициатива пояса и пути нацелена на тесное сотрудничество с таким внерегиональным актором как ЕС, который также выражает активную заинтересованность во взаимодействии по вопросам экономического сотрудничества, взаимной торговли, глобального и регионального управления, а также безопасности. Сотрудничество планируется развивать на базе существующей Платформы взаимодействия между ЕС и Китаем, созданной в июне 2015 г.

Таким образом, Пекин оказывает всяческую поддержку целостности региону Центральной Азии и политической стабильности в республиках региона. При этом председатель КНР Си Цзиньпин заверил, что Китай не стремится к господству в регионе или созданию там зоны своего влияния. Наоборот, Китай призывает сотрудничать с Москвой и другими региональными и внерегиональными игроками. Речь идет даже о США, которые, в отличие от ЕС, не проявляют интереса к экономическим проектам Пекина, а скорее пытаются с ними бороться. Тем не менее власти Китая призывают включить Соединенные Штаты, с которыми сложились весьма непростые отношения, в общий диалог сотрудничества в регионе, с тем, чтобы максимально минимизировать возможность прямых столкновений или серьезных противоречий. Что же касается России и США, то не стоит ожидать некой «большой сделки» по сотрудничеству в Центральной Азии, этот вариант заранее обречен на провал. Исходя из этого, наиболее продуктивным представляется сконцентрироваться на тех областях сотрудничества Москвы и Вашингтона, где для этого реально существует потенциал, и нет принципиальных разногласий. Также более пристальное внимание сторонам следует уделять многостороннему сотрудничеству, что послужит лишь укреплению стабильности в регионе.

Такой сценарий дает небольшую надежду, пускай весьма шаткую, на развитие сотрудничества в треугольнике Москва — Пекин — Вашингтон по вопросам развития региона ЦА. Это может произойти при условии, если США и Китай на некоторое время оставят за скобками торговые войны, в Вашингтоне спадут обороты антироссийской истерии и администрация Трампа будет по возможности менее озабочена вопросами внутренней политики. При этом очевидно, что будут возникать разногласия. Не стоит ожидать безоблачного сотрудничества, где все друг друга будут понимать с полуслова. Однако говорить о мирном сопряжении, взаимовыгодном сотрудничестве без жесткого противостояния и конфликтов представляется более-менее возможным, при условии, что все три стороны пойдут на определенные уступки, не ставящие под угрозу их собственные национальные интересы.

Более того, в результате успешной реализации подобного сценария республики Центральной Азии лишь выиграют, и внешнее влияние Китая и США в сотрудничестве с Россией принесет лишь пользу в регион в виде экономического роста, качественного повышения уровня безопасности и борьбы с терроризмом, пресечения развития наркоторговли и т.д.

1. Здесь стоит вспомнить, например, недавнее заявление президента Путина в ходе заседания дискуссионного клуба Валдай о том, что Москва помогает Пекину в создании системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), которая сегодня стоит на вооружении только у РФ и США.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.25)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся