Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Авигдор Эскин

Писатель и публицист

Колонка: Постсоветская хроника

Споры и раскол в мировом Православии нашего времени найдут место в исторических летописях. Но сперва события должны получить обдуманную оценку внутри христианского мира. Требуется взвешенный взгляд на все аспекты происходящего в эти дни.

Для Москвы церковный спор — существенная проблема, так же как и для Киева. Испытанию подверглась способность России договариваться с близкими ей территориально и этнически единоверцами. После множества неудач на международной арене у российской дипломатии появилась возможность укрепить тылы и показать нравственную и переговорную силу на примере защиты позиции РПЦ.

Однако, надо сказать, что к спору подключены священники и политики из многих других стран. Особую роль играет сейчас Грузия с ее древнейшими церковными институтами.

27 декабря 2018 г. Синод Грузинской православной церкви лаконично отреагировал на решение о предоставлении автокефалии Украине: «Отреагируем, но не сейчас». В отличие от хора грузинских политиков в поддержку создания на Украине поместной церкви, грузинские иерархи проявили с самого начала публичного обсуждения этого нововведения подчеркнутую сдержанность.

Куда в меньшей степени руководствовались церковными таинствами те политики, которые высказывались по данному вопросу в Тбилиси с самого момента вручения томоса украинской церкви. Председатель комитета парламента по иностранным делам Тамара Хулобрава открыто поздравила Украину с этим событием, назвав его «победой украинского народа».

Казалось бы, превалирующее направление мысли политического класса в Грузии должно было потянуть за собой и церковных иерархов в приветствии Украины, которую многие там считают партнером, товарищем по несчастью и по противостоянию России.

Тем не менее последние недели мы наблюдаем смену тональности. Ведущие иерархи Грузинской православной церкви все чаще высказываются против признания автокефалии Украины.

Не надо быть крупным стратегом, чтобы просчитать возможность ответных действий РПЦ на грузинских территориях в случае признания грузинской стороной томоса Киеву — РПЦ могла бы повысить статус церковных институтов в Абхазии и Южной Осетии.

Cложившийся баланс интересов в церковных делах между Москвой и Тбилиси будет учтен не в последнюю очередь, когда Синод соберется в Грузии в апреле этого года. Важно, чтобы в такие времена политики не допускали ошибок и отказались от безответственных заявлений в стиле принятого в наши дни на телетолковищах.

Кто знает, быть может из этих споров выйдет новый виток дружбы между двумя исконно православными народами. Опираясь на их многовековую традицию и церковные институты.


Споры и раскол в мировом Православии нашего времени найдут место в исторических летописях. Но сперва события должны получить обдуманную оценку внутри христианского мира. Требуется взвешенный взгляд на все аспекты происходящего в эти дни.

На повестке дня сложные канонические вопросы, которые были выброшены на обсуждение крикливым дилетантам на телевидении. Это никак не способствовало пониманию между сторонами. Пожалуй, посторонним нужно и вовсе запретить вход, когда обсуждаются деликатные внутри конфессиональные проблемы.

Вместе с тем политический и общественный аспект раскола касается как дальних, так и вовсе отдаленных субъектов. Во внутриконфессиональном конфликте непосредственно участвуют Москва, Киев и Константинополь (Стамбул).

Даниил Пареньков:
Политика канонов и границ

Для Москвы этот церковный спор — существенная проблема, так же как и для Киева. Испытанию подверглась способность России договариваться с близкими ей территориально и этнически единоверцами. После множества неудач на международной арене у российской дипломатии появилась возможность укрепить тылы и показать нравственную и переговорную силу на примере защиты позиции РПЦ.

Однако, надо сказать, что к спору подключены священники и политики из многих других стран. Особую роль играет сейчас Грузия с ее древнейшими церковными институтами.

Наше обсуждение сложной политической и церковной позиции Грузии по данному вопросу стоит начать с конца. Две недели назад Тбилиси посетила высокопоставленная делегация от Вселенского патриарха, которую возглавлял митрополит Франции Эммануэль. Их задачей было склонение Грузинской Православной церкви к признанию автокефалии Украины. Надо сразу подчеркнуть, что гости приехали не с угрозами и не с ультиматумами. Они искренне хотели услышать и понять своих грузинских коллег. О результате переговоров поведал сам митрополит Эммануэль:

«Разговор касался разных вопросов, обмена мнениями между Вселенским патриархатом и Патриархией Грузии. Мы коснулись вопроса автокефалии украинской церкви и томоса и обсудили его детали с Католикосом-Патриархом и священнослужителями. Целью встречи было информирование по определенным деталям. Целью не было навязать мнение, давить или предлагать что-то. Это была информационная встреча для согласования деталей, о которых идет речь в томосе».

Ему вторит местоблюститель Католикоса-Патриарха всея Грузии, владыка Шио:

Синод Грузинской православной церкви лаконично отреагировал на решение о предоставлении автокефалии Украине: «Отреагируем, но не сейчас».

«Мы обсудили много деталей. Была обозначена их корректная позиция в отношении нашей Церкви. Они не приезжали для того, чтобы убедить нас принять то или иное решение, и, что самое главное, они с полным пониманием относятся к нашей неспешности и к позиции, которая у нас есть на этом этапе».

Иными словами, гости понимали, что в Тбилиси не спешат с признанием автокефалии Украины. Синод Грузинской православной церкви по этому вопросу состоится только в апреле. Обе стороны изначально выбрали тон, позволяющий и в будущем сохранять близкие узы даже в случае разногласий в отдельно взятом случае.

За месяц до этого, 27 декабря 2018 г., Синод Грузинской православной церкви лаконично отреагировал на решение о предоставлении автокефалии Украине:

«Отреагируем, но не сейчас». В отличие от хора грузинских политиков в поддержку создания на Украине поместной церкви, грузинские иерархи проявили с самого начала публичного обсуждения этого нововведения подчеркнутую сдержанность.

Знающие толк в грузинских делах не сомневались, что патриарх Илья Второй не поспешит с признанием украинской автокефалии. Он ценит узы с Россией и особенно с РПЦ.

Их позиция зиждется на чисто внутреннем каноническом подходе. Грузинские знатоки православной теологии не скрывают сомнений по поводу правильности предоставления автокефалии при учете всей богословской предыстории вопроса. При том, что и в этом вопросе очевидно наличие разногласий. И все это следует считать внутренним делом Грузинской православной церкви. Подчеркнем еще раз: посторонним вход воспрещен.

Куда в меньшей степени руководствовались церковными таинствами те политики, которые высказывались по данному вопросу в Тбилиси с самого момента вручения томоса украинской церкви. Председатель комитета парламента по иностранным делам Тамара Хулобрава открыто поздравила Украину с этим событием, назвав его «победой украинского народа». Вице-спикер парламента Тамара Чугошвили тоже выступила с публичным поздравлением, но оговорилась, что последнее слово в этом вопросе будет за Грузинской православной церковью. А потом добавила, что не может себе представить, что Грузия не поздравит...

Лидер «Европейской Грузии», бывший соратник Михаила Саакашвили, Гига Бокерия не ограничился поздравлениями и призвал правительство Грузии поддержать позицию Украины. Бокерия обвинил Грузинскую православную церковь в пособничестве Москве, «а, коли так, то зачем с ней считаться в данном вопросе, имеющем политический аспект»? Лидер «Европейской Грузии» сказал вслух то, что думают многие из бывших и нынешних сторонников Саакашвили.

Эти голоса получили неожиданную поддержку от одного из видных иерархов Грузинской православной церкви. Митрополит Потийской и Хобской епархии Григорий безоговорочно высказался в поддержку предоставления автокефалии украинским коллегам: «Автокефалия Украинской церкви является водоразделом между прошлым и будущим».

Интересна в этом контексте реакция новоизбранного президента Саломе Зурабишвили. Она сказала, что хотела бы поздравить украинский народ с автокефалией, но это было бы безответственно с ее стороны. Вышел несомненный когнитивный диссонанс.

Известный грузинский политолог Гела Васадзе написал на днях в своем канале в Telegram, что на первых порах ветер в Грузии определенно дул в пользу признания автокефалии Украины. Однако с тех пор сомнения все больше крепчали. Что же привело к переменам в общественном и политическом настроении в Грузии?

Казалось бы, превалирующее направление мысли политического класса в Грузии должно было потянуть за собой и церковных иерархов в приветствии Украины, которую многие там считают партнером, товарищем по несчастью и по противостоянию России. Иными словами, довелся новый случай продемонстрировать недовольство Москве и оказаться на «правильной стороне истории». Эти настроения были немало подкреплены инцидентами на границе с Южной Осетией, где осетины время от времени передвигают ограждения вглубь грузинской территории.

Тем не менее последние недели мы наблюдаем смену тональности. Ведущие иерархи Грузинской православной церкви все чаще высказываются против признания автокефалии Украины. Гела Васадзе точно указал на изменения в общественном настрое. Но что было поворотным пунктом?

Знающие толк в грузинских делах не сомневались, что патриарх Илья Второй не поспешит с признанием украинской автокефалии. Он ценит узы с Россией и особенно с РПЦ. Он пользуется большим авторитетом во всем православном мире, и ему чрезвычайно важно будет избежать отторжения каждой из сторон. Патриарх Илья Второй показывал не раз светской власти, что не поступится принципами веры. Это было особенно явственно в период правления Михаила Саакашвили, пытавшегося придать Грузии откровенно светский и отчужденный от традиции характер. Тем не менее общественная волна, поднятая политиками и некоторыми СМИ в Грузии, могла оказать влияние на окружение Патриарха, на его советников и приближенных.

Кто знает, быть может из этих споров выйдет новый виток дружбы между двумя исконно православными народами. Опираясь на их многовековую традицию и церковные институты.

Как только в Грузии стихли самые громкие голоса первой волны поздравлявших и восклицавших слово взяла лидер грузинской оппозиции, глава «Демократического движения» Нино Бурджанадзе. Она высказалась жестко и четко:

«С полной ответственностью заявляю, что точно знаю: если Грузинская церковь признает автокефалию украинской церкви, российская Патриархия автоматически сделает то, чего до сих пор не делала — признает независимость Абхазской церкви. Это будет огромным шагом к независимости Абхазии и Самачабло (Южная Осетия) и губительным для перспективы объединения Грузии».

Также она добавила: «Я совершенно не удивлена осторожному подходу, который выбрала Патриархия Грузии. Она с максимальным вниманием и осторожностью отнеслась к этому вопросу, чего не скажешь о грузинских политиках и экспертах».

Не надо быть крупным стратегом, чтобы просчитать возможность ответных действий РПЦ на грузинских территориях в случае признания грузинской стороной томоса Киеву. Такой ход событий можно было бы назвать предсказуемым и высоковероятным. Действительно, в случае признания автокефалии Украины РПЦ могла бы повысить статус церковных институтов в Абхазии и Южной Осетии. Не все знают, что Русская православная церковь воздерживалась все годы территориального конфликта от односторонних шагов в пользу независимости от Грузии церковных учреждений этих двух регионов.

Перед нами достаточно простая и просчитываемая ситуация. Можно назвать это определением интересов, можно увидеть в этом своеобразный баланс сил. Как только этот аргумент прозвучал, то тон немедленно сменился на задумчиво-выжидательный. Это относится и к политикам в Грузии.

Нино Бурджанадзе стала катализатором для воцарения реалистичного взгляда на вопрос, исходя из собственно грузинских интересов. Тот же выше упомянутый Гела Васадзе отмечает не без досады, что активно выступает против признания автокефалии митрополит Ияков — один из самых влиятельных иерархов, которого считают естественным преемником Патриарха Илья Второго. Его эмоциональное выступление по этому вопросу отражает настроение многих его коллег:

«Мы не должны ввязываться в религиозные войны. Мы должны думать об интересах Грузии. У нас есть Абхазия. Вот я прямо говорю — представим, мы сделаем это (признаем автокефалию ПЦУ), и Россия присоединит Абхазию. Войска там уже стоят. Потом что будем говорить? И так бы потеряли? Только об Украине не надо думать. Я, в первую очередь, думаю о своем государстве».

Этот церковный властитель дум в Грузии далек от «пророссийского» взгляда на церковные, местные и международные дела. Интересно, что к словам Бурджанадзе он отнесся с пониманием и вниманием, как и подавляющее большинство грузинских иерархов и политиков. Однако, когда нечто подобное сказал несколько позднее российский митрополит Иларион, то реакция была самой жесткой, в том числе и со стороны митрополита Иакова, который в интервью телеканалу «Рустави-2» вступил в заочный спор с российским коллегой.

Тем не менее сложившийся баланс интересов в церковных делах между Москвой и Тбилиси будет учтен не в последнюю очередь, когда Синод соберется в Грузии в апреле этого года. Важно, чтобы в такие времена политики не допускали ошибок и отказались от безответственных заявлений в стиле принятого в наши дни на телетолковищах.

Не преминем напомнить вновь о недопущении посторонних во внутренние православные споры о церковных канонах. Но можно пожелать в данном контексте потепления в российско-грузинских отношениях. Чтобы были восстановлены дипломатические отношения, чтобы визовый режим был отменен, чтобы беженцы смогли вернуться домой. Кто знает, быть может из этих споров выйдет новый виток дружбы между двумя исконно православными народами. Опираясь на их многовековую традицию и церковные институты.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся