Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.71)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Анна Лавриненко

Магистрант МГИМО, стажер РСМД

Лига арабских государств (ЛАГ), призванная координировать действия арабских стран в разрешении спорных вопросов и международных конфликтов, — одна из старейших региональных межправительственных организаций. Специфика Ближнего Востока, едва ли не самого нестабильного региона в мире, предусматривает острую необходимость в подобного рода региональной организации. Несомненно, лишенный влияния европейской цивилизации институт способен в значительной степени благоприятствовать стабилизации обстановки в регионе.

Приостановка членства Ливии и Сирии, а также введение санкций, ударившее по их и без того ослабленным экономикам, не что иное, как показатель несостоятельности ЛАГ. Несмотря на то, что сирийская оппозиция все еще занимает место официального Дамаска в Лиге, многие государства выступают за возвращение Сирии в лоно арабской семьи. Это представляется возможным в первую очередь на фоне успешных боевых действий, которые способствуют стабилизации обстановки в стране. Позиция же Запада относительно вероятного восстановления Сирии в качестве полноправного члена ЛАГ довольно пассивна. США не проявляют достаточной активности по данному вопросу. По мнению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, возвращение САР в Лигу арабских государств поспособствует политическому урегулированию сирийского конфликта.


Лига арабских государств (ЛАГ), призванная координировать действия арабских стран в разрешении спорных вопросов и международных конфликтов, — одна из старейших региональных межправительственных организаций. Специфика Ближнего Востока, едва ли не самого нестабильного региона в мире, предусматривает острую необходимость в подобного рода региональной организации. Несомненно, лишенный влияния европейской цивилизации институт способен в значительной степени благоприятствовать стабилизации обстановки в регионе.

Однако возникшая в 1945 г. идея ближневосточного единства на базе ЛАГ на сегодняшний день далека от реализации. Сразу после принятия Устава и учреждения Совета ЛАГ организация столкнулась с проблемой де-юре признания западными государствами и ООН. Например, Великобритания была возмущена статусом Генерального секретаря ЛАГ, который не мог взаимодействовать с представителями неарабских государств без специальной резолюции Совета ЛАГ. Тогда было решено наделить Генерального секретаря ЛАГ рядом полномочий по взаимодействию с зарубежными государствами. Так, в погоне за признанием Лига стала учитывать требования ООН и, что немаловажно, отдельных западных государств. Захлестнувшие же ее события «арабской весны» вскрыли внутренние противоречия.

Приостановка членства Ливии и Сирии (САР), а также введение санкций, ударившее по их и без того ослабленным экономикам, не что иное, как показатель несостоятельности ЛАГ. Совет Лиги арабских государств принял такое решение невзирая на то, что Ливия на тот момент председательствовала в организации, а Сирия — одна из стран-учредителей ЛАГ.

Следует отметить, что, согласно Уставу организации, Совет Лиги может рассматривать любое государство, которое не выполняет свои обязательства, определенные Уставом, как отделившееся от Лиги; изменения вступят в силу с момента принятия государствами единогласного решения ( не считая государства, которому посвящено голосование). Однако резолюцию о приостановлении членства Сирии в ЛАГ поддержали 19 из 22 государств–членов организации — Йемен и Ливан высказались против, а Ирак воздержался. То есть, приостановление членства САР в Лиге было осуществлено вопреки Уставу организации, что заставляет усомниться в компетентности Совета Лиги.

Кроме того, именно от Катара и Саудовской Аравии (как известно, поддерживаемых членами НАТО) исходила инициатива столь жесткой политики в отношении Сирии. Эти же государства оказывали финансовую и военную поддержку сирийской оппозиции. Это свидетельствует о наличии в Лиге групп, способных задавать тон и влиять на расстановку сил в организации. Не менее важно упомянуть и об условии, выдвинутом Башару Асаду в 2011 г., в случае выполнения которого не будут введены санкции, — допустить наблюдателей в страну. И хотя Дамаск пошел на уступки в этом вопросе, Совет Лиги все же принял решение о вводе санкций. Принятый пакет предполагал запрет на сделки с Центробанком Сирии, равно как и приостановку финансирования странами Персидского залива каких-либо проектов в САР. Ряду сирийских чиновников был запрещен въезд в другие арабские страны, были заморожены счета сирийских должностных лиц в банках на территории ЛАГ. Перечисленные меры, безусловно, нанесли ущерб сирийской экономике.

Двойственность позиции Лиги арабских государств проявилась в сентябре 2013 г. на 140-й сессии Совета ЛАГ в Каире. Тогда Генеральный секретарь организации решительно осудил интервенцию Соединенных Штатов в САР и подчеркнул, что необходимо действовать исключительно в рамках мандата Совета Безопасности ООН. Однако вскоре риторика ЛАГ резко изменилась — официальный Дамаск был обвинен в применении химического оружия в стране. Подобная непоследовательность Лиги свидетельствует о наличии противоборствующих групп влияния, поддерживаемых извне. В целом, Совет ЛАГ не только демонстрирует некомпетентность, отступая от заложенных в Уставе принципов, но и демонстрирует неспособность регулировать региональные процессы.

Говоря о позиции официального Дамаска сразу после решения Совета ЛАГ 2011 г., необходимо отметить высокую степень озабоченности не только неправомерностью действий Лиги, но дальнейшей судьбой организации. Как сообщало французское информагентство «AFP», представитель Сирии при ЛАГ Юсеф Ахмад оценивал решение организации как положившее конец совместным действиям арабских государств, а сама ЛАГ, по его мнению, с тех пор следовала в фарватере политики Вашингтона. Сирийское правительство неоднократно подчёркивало, что замораживание участия САР в Лиге противоречит ст. 18 ее Устава.

В свою очередь министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал четко обозначил позицию Эр-Рияда по вопросу о приостановлении членства Сирии в ЛАГ. «Мы поддерживаем сирийскую оппозицию. Она знает, что нужно стране. Поэтому мы должны выступать в поддержку всех ее предложений», — сказал министр на встрече со своими коллегами из государств – членов ЛАГ в Каире.

Решение Совета ЛАГ стало неожиданностью для сирийского президента. Тем не менее он ясно дал понять, что Лига потеряла больше, приостановив участие Сирии в ней. «Как может тело жить без сердца? Это говорит о том, что ЛАГ остается арабской только формально», — отметил президент Б. Асад, намекнув, что теперь организацию стоит называть «Иностранной лигой».

Несмотря на то, что сирийская оппозиция все еще занимает место официального Дамаска в Лиге, многие государства выступают за возвращение Сирии в лоно арабской семьи. Это представляется возможным в первую очередь на фоне успешных боевых действий, которые способствуют стабилизации обстановки в стране. Так, министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль на саммите ЛАГ в Бейруте отметил, что возвращение Сирии в Лигу в интересах всех арабских стран и является вполне закономерным. Кроме того, как правило негативно настроенные в отношении Сирии государства Персидского залива если и не выступают за возвращение САР в ЛАГ, то хотя бы не препятствуют этому.

Позиция же Запада относительно вероятного восстановления Сирии в качестве полноправного члена ЛАГ довольно пассивна. США не проявляют достаточной активности по данному вопросу. На наш взгляд, это обусловлено общей тенденцией к отстраненности США от ближневосточной проблематики. Такие ключевые игроки как Россия и Иран хоть и не оказывают ощутимого влияния на Лигу арабских государств, но, скорее, по умолчанию поддерживают возвращение Сирии. Так, министр иностранных дел России Сергей Лавров расценивает данную инициативу как важный фактор политического урегулирования. В целом обстановка для восстановления членства Сирии в ЛАГ складывается довольно благоприятным образом.

Тем не менее официальный Дамаск отличается крайней сдержанностью по данному вопросу. «Не мы выходили из ЛАГ, чтобы просить о возвращении. Те, кто предпринял меры по выдворению Сирии из ЛАГ, отвечают за то, чтобы аннулировать это решение или оставить его в силе», — заявил Б. Асад в ходе встречи с лидером Судана.

На наш взгляд, скепсис Дамаска вызван рядом факторов. Во-первых, сирийская оппозиция по-прежнему представляет страну в Лиге. На данный момент место официального Дамаска занято Национальной коалицией оппозиционных и революционных сил Сирии (НКСРОС). Во-вторых, Дамаск понимает, что возращения в ЛАГ возможно только при единогласном решении ее участников. Поэтому существует большая вероятность блокировки решения одним или несколькими государствами, особенно учитывая существующие в арабском мире разногласия. В-третьих, за восемь лет ЛАГ фактически не участвовала в сирийском урегулировании, а сирийское руководство попросту не верит в Лигу как истинно арабскую организацию.

Что касается позиции России по вопросу восстановления членства Сирии в ЛАГ, отмечается, что возвращение Сирии в ЛАГ — практически основная задача российской дипломатии применительно к Дамаску сегодня; и эта тема постоянно обсуждается МИД РФ в рамках переговоров с арабскими партнерами. Действительно, накануне саммита Генассамблеи ЛАГ в Тунисе официальные лица России все чаще высказывались по данному вопросу.

Так, по мнению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, возвращение САР в Лигу арабских государств поспособствует политическому урегулированию сирийского конфликта. Тема возвращения Сирии в ЛАГ была затронута и в ходе брифинга официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, проходившего 7 марта 2019 г. «ЛАГ — это структура, регулирующая жизнь региона, она не может полностью функционировать, если страна, представляющая целую палитру и проблем, и перспектив этого региона не входит в число ее участников», — заявила М. Захарова. В ходе своего выступления она также отметила, что нежелание Запада допустить восстановление Сирии в качестве члена ЛАГ обусловлено необходимостью в таком случае признать несостоятельность своей политики, равно как и согласиться на возможность урегулирования ситуации в Сирии без смены режима. В целом российская позиция по вопросу возвращения Сирии в арабской семьи представляется однозначной. Задача российской дипломатии — усилить роль ближневосточных стран в урегулировании кризиса на базе региональных институтов. В этом отношении на Лигу арабских государств возлагаются большие надежды. На наш взгляд, стабильность в регионе возможна лишь в том случае, если арабским государствам удастся преодолеть конфессиональные разногласия и выйти на региональную подсистему безопасности.

Об этом 31 марта на саммите в Тунисе говорил и генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт. «Недопустимо, чтобы региональные силы вторгались в арабские дела, чтобы поддержать ту или иную фракцию в конфессиональных целях. Только политические решения могут в конечном итоге положить конец конфликтам и обеспечить стабильность», — заявил он в своей вступительной речи. Вопрос о восстановлении членства Сирии в Лиге не обсуждался. Более того, он попросту не был вынесен на повестку саммита. Вполне вероятно, что невозможность консенсуса арабских стран была очевидна заранее. С другой стороны, вопрос не обсуждался поскольку членство сирийской оппозиции в ЛАГ воспринимается как легитимная мера. Так или иначе, вероятность возвращения Сирии в Лигу в краткосрочной перспективе крайне мала.

Тем не менее обнадеживает единство позиций в арабском мире, проявленное в вопросе суверенитета САР. Совместная критика решения Дональда Трампа о статусе Голанских высот продемонстрировала исключительную арабскую солидарность, что красноречиво говорит о сплоченности арабского мира и возможности дальнейшего формирования региональной системы безопасности на базе ЛАГ.


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.71)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся