Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 3.89)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Тагир Тагиров

Студент факультета управления и политики МГИМО, стажер РСМД

Колонка: Политические процессы на Ближнем Востоке

Восстановление разрушенных зданий и инфраструктуры Сирии может сулить высокую прибыль компаниям, которые будут развивать сотрудничество с Республикой. В частности, сирийцев будут интересовать поставки промышленной продукции, строительной техники и сельскохозяйственных машин. Кроме того, государства, желающие поддержать многострадальную арабскую страну, смогут вложить средства в добывающие проекты и поучаствовать в восстановлении железных дорог, портов, энергетической системы. Способствовать сотрудничеству с сирийцами могут уже налаженные связи.

Основы для сирийско-катарского сотрудничества уже заложены, но для получения максимальной прибыли его необходимо развивать. После того, как война завершится, в Дамаске начнут искать помощи для восстановления страны, и здесь Доха может оказаться подходящим кандидатом. Сотрудничество, направленное на восстановление разрушенных зданий и инфраструктуры, может перерасти в совместные проекты в нефтегазовой, инвестиционной и банковской сферах.


Восстановление разрушенных зданий и инфраструктуры Сирии может сулить высокую прибыль компаниям, которые будут развивать сотрудничество с Республикой. В частности, сирийцев будут интересовать поставки промышленной продукции, строительной техники и сельскохозяйственных машин. Кроме того, государства, желающие поддержать многострадальную арабскую страну, смогут вложить средства в добывающие проекты и поучаствовать в восстановлении железных дорог, портов, энергетической системы.

Среди факторов, которые могут привлечь в Сирию инвесторов, можно назвать низкие издержки производства, выгодное географическое положение, а также возможные льготы в налоговой, банковской и таможенной сферах. Кроме того, поспособствовать сотрудничеству с сирийцами могут уже налаженные связи. Говоря о Катаре, следует упомянуть тот факт, что его банки работали в Сирии до начала конфликта и не прекращали свою деятельность. Работа компаний и банков Катара в Сирии перед войной обуславливалась тесными связями двух стран до разрыва дипломатических отношений стран ССАГПЗ с САР и ее исключения из ЛАГ.

На сегодняшний день в Сирии предоставляют свои услуги такие банки как «Qatar National Bank — Syria SA», 51% акций которого принадлежит Национальному банку Катара; и «Syrian International Islamic Bank» (SIIB), 30% его акций контролирует Международный исламский банк Катара, а ещё 19% акций принадлежат некоторым физическим и юридическим лицам, среди которых шейх Тани бен Абдалла бен Тхани Аль-Тани (5%), Юсеф Хуссейн Камаль (1%), Юсеф Ахмед ан-Наама (0,85%), Абдалла бен Насер Аль-Миссед (0,5%), шейх Хамад бен Тамер Аль-Тани(0,3%) , шейх Фахд бен Фейсал Аль Тани (0,25%), шейх Али бин Абдалла Аль-Тани (0,2%) шейх Хамад бен Сухаим Аль-Тани (0,2%), Хуссейн Аль-Абдулла (0,2%) и Торговая компания Barouk (5%), Компания специальных проектов (2,5%), Катарская Исламская Страховая Компания (3%). Вражда между Асадами и Аль-Тани не повлияла на деятельность этих банков, хотя деятельность SIIB ограничивается санкциями; более того, катарцы не изъяли долю своих средств и сотрудничество продолжается. Оно может выйти на новый уровень при условии возобновления дипломатических отношений и взаимных визитов лидеров и представителей двух стран в Доху и в Дамаск. Раньше подобные встречи проходили часто и содействовали развитию инвестиционного сотрудничества. Например, во время своего последнего визита в Доху в 2008 г., Башар Асад добился инвестиций в экономику Сирии, объем которых превысил 5 млрд долл.

Что касается инвестиций, за период с 2005 по 2011 гг. страны Персидского Залива, включая Катар, вложили 20 млрд долл. в различные крупные проекты, связанные с недвижимостью и туризмом, среди которых Damascus Four Seasons Hotel, Damascus Eighth Gate, Five Chams in Yafour, Kiwan Tourism, Sheraton Hotel Aleppo, Damascus Financial City, Cordoba, Bonyan Syria, Rotana Gardenia Homs and Ibn Hani Resort Lattakia и многие другие. Окончание войны открывает возможность для лимитированного туристического потока в Сирию. Катар может начать участвовать в проектах по строительству отелей и другой недвижимости, так как количество конкурентов будет минимальным. Компании Катара смогут справиться с этой задачей, поскольку в ходе подготовки к проведению Чемпионата мира по футболу в 2022 г. ими был приобретен опыт управления и организации строительных процессов.

После начала протестов в Сирии страны ССАГПЗ в своей риторике пытались содействовать примирению руководства страны с населением. Эта задача становилась все сложнее, так как число жертв конфликта росло, препятствуя перемирию. Впоследствии Катар, как и Саудовская Аравия, поддерживал группировки, борющиеся против правительства Б. Асада. Таким образом, в Дохе стремились повысить престиж страны, свергнув Башара Асада, которого на Западе считают кровавым диктатором, как уже однажды удалось свергнуть М. Каддафи.

Другой причиной участия Катара в конфликте является тот факт, что война открывает для него и других стран ССАГПЗ крупные возможности для развития бизнес-сотрудничества в Сирии, так как активы любой разрушенной войной страны относительно дешевы, но их стоимость возрастет после того, как страна будет восстановлена. Катар мог бы распространить и укрепить свое влияние в Сирии посредством ее восстановления. В результате руководство Сирии, желательно новое, свергнувшее Б. Асада, было бы в еще большей степени обязано Дохе и стало бы полностью подконтрольным.

Сегодня очевидно, что Б. Асад не будет свергнут. Но несмотря на то, что силы, поддерживающие президента САР, одерживают победу в конфликте, нынешняя ситуация представляется благоприятной для того, чтобы Катар мог предложить Сирии сотрудничество. Во-первых, не все решатся сотрудничать с правительством Башара Асада из-за угрозы введения санкций. Подобная перспектива маловероятна для Катара, который является союзником США. Две другие страны ССАГПЗ — ОАЭ и Бахрейн — восстановили дипломатические отношения с Сирией и избежали ограничений. Тем не менее риск экстерриториальных санкций сохраняется.

Вторая причина, расчищающая для Катара путь в Сирию, — отказ США и их союзников, которые могли бы стать влиятельными конкурентами, от участия в восстановлении САР. Спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри отметил, что Запад не станет обеспечивать выделение средств по линии международных финансовых организаций, если власти Сирии не продемонстрируют, что «готовы идти на компромисс». По мнению Дональда Трампа, это бремя должно лечь на Саудовскую Аравию и другие богатые страны Персидского залива. Что касается Саудовской Аравии, то едва ли она сумеет полноценно участвовать в восстановлении Сирии, так как остается вовлеченной в войну в Йемене, требующую внимания и финансовых вливаний.

С целью распространения влияния и извлечения прибыли Катар может использовать свои экономические преимущества, среди которых — крупные запасы газа. В 2009 г. правительство Сирии отказалось предоставить свою территорию для проведения газопровода из Катара в Европу, склоняясь к сотрудничеству с Ираном. Отношения САР с ИРИ сегодня гораздо более близкие, чем с Катаром. В случае согласия Сирии на постройку газопровода единственным фактором, способным уровнять шансы Катара на успех, является отсутствие внешнеэкономического давления. Иран не может участвовать в реализации масштабных проектов, так как против него были введены санкции США и ЕС. С другой стороны, если Катару все-таки удастся получить разрешение на прокладывание газопровода, сотрудничество с Ираном станет менее возможным. В этом случае Доха и Тегеран станут конкурентами. Однако таким образом Катар сможет улучшить отношения со странами ССАГПЗ, устранив зависимость аравийских монархий, экспортирующих газ, от Ормузского пролива.

Одинокий Катар?

Катар является членом ССАГПЗ, но в настоящий момент другие члены этого интеграционного объединения обвиняют его в сотрудничестве с Ираном и поддержке терроризма. Дохе был предъявлен ультиматум, состоящий из 13-ти пунктов и ограничивающий внешнеполитическую деятельность страны. Подобные условия являются неприемлемыми, следовательно, требования были отвергнуты. Катар так и остается изгоем среди своих братьев — монархий Персидского залива.

Таким образом, Катар имеет возможность действовать на международной арене, не согласовывая внешнеполитическую стратегию с другими странами ССАГПЗ. Они не смогут полноценно участвовать в восстановлении Сирии. Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн заняты войной в Йемене; Кувейт и Оман слишком зависят от своих «старших братьев»; следовательно, Катар может заполнить часть экономического вакуума. Кроме того, он едва ли будет изгнан из ССАГПЗ, так как Кувейт и Оман стараются придерживаться нейтралитета. Следовательно, эти монархии не проголосуют за исключение Катара из Совета. Кроме того, у них тоже есть налаженные связи с Ираном. Поэтому в том случае, если против Катара будут введены санкции или КСА применит военную силу, что менее вероятно, Кувейт и Оман могут стать следующими.

Что касается «проникновения» Катара в Сирию, то тут он может сыграть на противоречиях между ССАГПЗ с одной стороны и Турцией и Ираном, с другой. Более того, Катару не придётся искать контактов с этими странами, так как им и самим выгодно предложить сотрудничество. Для них Катар – ключ к развалу ССАГПЗ с целью нанести удар по Саудовской Аравии, которая является их геополитическим соперником. Иран имеет союзнические отношения Сирией, о чем свидетельствует недавний визит Башара Асада в Тегеран, в ходе которого он поблагодарил аятоллу Хаменеи за помощь, оказанную в ходе гражданской войны. Катар может привлечь новых союзников, так как Турция и Иран захотят усилить с его помощью противоречия в ССАГПЗ.

С другой стороны, возможно, Катару и не обязательно так рисковать и играть на противоречиях. Помимо вышеперечисленных стран, с Сирией во многих областях, включая нефтегазовую, сотрудничает Россия. Таким образом, именно Москва может выступить в роли посредника Дохи для восстановления отношений с Дамаском.

В конце XX в. и в начале XXI в. у Москвы были довольно непростые отношения с Дохой. Но в течение 10-ти лет прошлые обиды все больше уходят на второй план. Ярким примером такой оттепели в российско-катарских отношениях является соглашение от 6 сентября 2016 г. о военном сотрудничестве, подписанное министром обороны России Сергеем Шойгу и государственным министром по вопросам обороны Катара Халедом бен Мухаммед аль-Атыйя.

В экономической области также замечен прорыв. В 2013 г. Катарское управление инвестиций приобрело пакет акций ВТБ на общую сумму 500 млн долл., а в декабре 2016 г. Катарский суверенный фонд приобрел акции Роснефти. Таким образом, две стороны имеют довольно высокий потенциал сотрудничества в инвестиционной и нефтегазовой сфере. Это сотрудничество может быть перенесено и в Сирию, так как эти влиятельные страны могут совместно участвовать в ее послевоенном восстановлении.

Сотрудничество Катара и Сирии

Более шести лет прошло с момента закрытия Катаром посольства в САР. Сегодня в Дохе по-прежнему не стремятся к восстановлению дипломатических отношений с Дамаском. Министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдеррахман Аль Тани заявил: «Мы не видим необходимости возобновлять работу посольства в Сирии, поскольку не видим обнадеживающих признаков, которые бы указывали на возможность нормализации отношений с сирийским правительством». Тем не менее отсутствие дипломатического представительства не влечет за собой особых препятствий деятельности компаний Катара.

Уже сегодня Катар оказывает финансовую помощь Сирии. По мнению посла сирийской оппозиции в Катаре Назара Аль-Хараки (Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил), поддержка Дохи является «щедрой». Неслучайно приводится мнение оппозиционного деятеля, так как Катар высказывался против режима Б. Асада и возвращения САР в ЛАГ. Значит, Дохе придется уповать на поражение действующего президента Сирии на выборах или же сменить риторику и взять курс на примирение. В данном случае второй вариант кажется наиболее вероятным, так как группировки оппозиции практически побеждены. Для Катара нет причин оказывать им дорогостоящую поддержку и пытаться их спасти. Следовательно, целесообразнее пойти на сотрудничество с Б. Асадом.

Сегодня бизнес Катара активно развивается несмотря на перечисленные сложности. Предприниматели могут действовать с целью максимизации собственной прибыли, не имея обязательств перед какими-либо руководящими органами, как в военное, так и в мирное время.

Ярким примером стремления к сотрудничеству сирийских и катарских бизнесменов является прошедшая 16 декабря 2018 г. встреча предпринимателей двух стран в торгово-промышленной палате Катара. Предприниматели обсудили сотрудничество на территории монархии и за рубежом. Стороны оговорили возможность сотрудничества в области энергетики, легкой промышленности, коммуникаций, автомобильной промышленности, торговли недвижимостью и продовольствием, сельского хозяйства, а также в сферах образования и туризма.

Кроме того, если обратиться к данным торгово-промышленной палаты Катара, на рынке страны работают около двух тысяч совместных катаро-сирийских компаний. Если удалось так успешно наладить сотрудничество на территории Катара, то этот потенциал можно использовать и для того, чтобы катарские компании могли осуществлять свою деятельность в Сирии. Катар участвует в тендерах, связанных со строительством зданий и каналов, прокладкой трубопроводов. Также катарские компании оказывают услуги по анализу рынка, поставке и ремонту газового оборудования и труб. Эти услуги могут понадобиться и Сирии.

Подводя итог, можно сказать, что основы для сирийско-катарского сотрудничества уже заложены, но для получения максимальной прибыли его необходимо развивать. После того, как война завершится, в Дамаске начнут искать помощи для восстановления страны, и здесь Доха может оказаться подходящим кандидатом. Сотрудничество, направленное на восстановление разрушенных зданий и инфраструктуры, может перерасти в совместные проекты в нефтегазовой, инвестиционной и банковской сферах.


(Голосов: 18, Рейтинг: 3.89)
 (18 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся