Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 4.78)
 (23 голоса)
Поделиться статьей
Лев Сокольщик

К.и.н., научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ), Факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Распространение коронавируса в мире стало важным катализатором подспудно протекающих международных процессов. Наметившаяся на Западе антилиберальная тенденция, для которой характерны изоляционизм, протекционизм, национальный эгоизм, получила серьезное подкрепление в период пандемии. Выживание общества в условиях эпидемиологической опасности стало важным оправданием для централизации управления, ограничительных мер и мобилизационных экономических методов.

Популистские политические силы, выступившие в качестве агентов нелиберализма на Западе, в ходе кризиса получили серьезный аргумент для подтверждения своих антиглобалистких идей и требования укрепления государственного суверенитета. Неэффективность наднациональных институтов в борьбе с эпидемией явилась практическим подтверждением их критики либерального порядка, что, возможно, усилит их политические позиции.

Перед лицом глобальной эпидемиологической угрозы страны отнюдь не сплотились для совместной борьбы. Напротив, принятые экстраординарные меры послужили поводом для самоизоляции, нарастания конфликтности и взаимного недоверия. В подобных обстоятельствах институты и ценности либерального мирового порядка стали препятствием на пути обеспечения безопасности каждого отдельного государства.

На фоне деградации либерального порядка, разобщенности и эгоизма западных стран лидерские позиции США могут существенно пострадать. Китай, напротив, заявил о себе как о державе, которая способна консолидировать международные силы в борьбе с пандемией и стремится оказать содействие вне зависимости от политической конъюнктуры.


Неожиданно возникшая эпидемиологическая опасность рельефно проявила наметившийся антилиберальный тренд в мире и на Западе. Пандемия послужила причиной для закрытия границ, вмешательства в частную жизнь, ограничения свобод, приостановки экономической деятельности. Кризис стал серьезной проверкой на жизнеспособность не только для внутриполитических систем, но и для международных институтов. Оказалось, что в условиях общемировой угрозы либеральные идеалы и достижения глобализации могут быть с легкостью отставлены в сторону ради безопасности. В складывающихся условиях важно посмотреть, как повлияет пандемия на дальнейшее политическое развитие западных стран и мира в целом.

Нелиберализм: в чем суть проблемы?

Для ясности дальнейших рассуждений обозначим используемый понятийный аппарат. Под либерализмом понимается политическая идеология и практика, основными идейными концептами которой являются убежденность в добродетельной природе человека, рациональность, индивидуализм, прогресс, общее благо, ограниченное и ответственное правительство, вера в мир как в естественное состояние отношений между странами.

В свою очередь главной чертой нелиберализма (illiberalism) является противостояние основным либеральным принципам. При этом он не сводится к какой-либо универсальной идеологии, будь то консерватизм или социал-демократизм. Еще в конце 1990-х гг. политолог Фарид Закария ввел в научный оборот понятие «нелиберальная демократия» [1]. Он обратил внимание на то, что демократически выбранные правительства все чаще игнорируют ограничения власти и ущемляют основные права и свободы граждан [2]. Исходя из чего, он сделал вывод, что, несмотря на демократические процедуры и одобрение большинства, принимаемые политические решения могут носит антилиберальный характер.

Среди факторов, способствующих нарастанию нелиберальных настроений в обществе, обычно выделяются три: «страх перед конкуренцией, страх перед культурными изменениями, страх перед ответственностью» [3]. Хотя следует отметить, что у нелиберализма имеются объективные социально-экономические причины: усиление разрыва между бедными и богатыми, аутсорсинг производств в третьи страны, роботизация и цифровизация рабочих мест.

На современном этапе основными проводниками нелиберализма в странах Запада выступили популистские партии и политики. В своем представлении об обществе они опираются на противопоставление «благородного народа» и «коррумпированной элиты» [4]. Популисты рассматривают политику как средство реализации некой «воли» народа, а себя позиционируют в качестве истинных ее выразителей. Апеллируя к ущемленным интересам пострадавших от глобализации социальным стратам такие политические деятели, как Дональд Трамп в США, Найджел Фарадж в Великобритании, Марин Ле Пен во Франции, Виктор Орбан в Венгрии, Александр Гауланд в Германии, Ярослав Качинский в Польше, Беппе Грилло в Италии и другие выступают с требованием пересмотра существующего либерального порядка.

На уровне внутренней политики в идейных конструктах популизма проявляется антиплюралистский и дискриминационный посыл по отношению ко всем «иным», кто не вписывается в концепт «народ» (иммигранты, интеллектуалы, либеральные СМИ, элита). Во внешней политике популизм приводит к ситуативности в принятии решений, усилению унилатерализма и росту зависимости международной повестки от внутриполитической борьбы. Популизм (особенно его правая разновидность) активно критикует интеграционные процессы, наднациональные организации и в целом либеральный мировой порядок. Важно отметить, что, с точки зрения популизма, либеральный порядок является выражением ценностей и правления «коррумпированной элиты» в глобальном масштабе [5].

Возрастание роли популистов в политическом процессе западных стран приводит к тому, что их подходы или напрямую находят воплощение во внешней политике государств, когда они обретают власть, или правящие круги воспринимают ряд популистских требований с целью перехвата оппозиционной повестки. Взлет популизма, с одной стороны, и нарастание конфликтности между странами, с другой, способствовали возвращению силовой политики и геополитического дискурса в международные отношения.

Либеральный мировой порядок: каковы перспективы?

Распространение коронавируса в мировом масштабе существенно влияет на повседневную жизнь рядовых граждан. Однако угрозу несет как сама инфекция, так и ее последствия для мировой политики и экономики. В экономическом плане эпидемия уже нанесла серьезный ущерб таким отраслям, как туризм, гражданская авиация, гостиничный бизнес, общественное питание, сфера обслуживания. В то же время, вероятно, наиболее устойчивыми к последствиям кризиса будут те страны, которые уже имеют локализацию ключевых производств на своей территории или смогут в короткие сроки решить эту задачу. Например, мощная медицинская отрасль Китая, наряду с решительными карантинными мерами, способствовали эффективной борьбе с эпидемией.

Пандемия COVID-19 как новая глобальная угроза имеет и политическое измерение. В целом она способствует укреплению наличествующей на Западе и в мире нелиберальной тенденции. Она усиливает изоляцию стран, дает дополнительный повод для экономического протекционизма из-за необходимости локализации жизненно важных производств. Распространение инфекции привело к экстраординарному ограничению гражданских прав и свобод, беспрецедентным запретам на перемещения граждан, усилению вмешательства в экономическую деятельность и частную жизнь.

На глобальном уровне кризисная ситуация, к сожалению, не привела к консолидации международного сообщества, а, напротив, усилила разобщенность и взаимные обвинения по существующим контурам напряженности (США — Китай, США — Россия). Так, в первые месяцы вспышки заболевания со стороны западных стран были слышны обвинения в адрес Пекина в нарушении прав человека, неадекватных действиях и авторитаризме. Президент Дональд Трамп и другие официальные лица США подчеркивали китайское происхождение вируса, косвенно возлагая вину за возникновение пандемии на Поднебесную. В ответ на политизацию кризиса Китай высказал предположение, что коронавирус имеет антропогенный характер, и его источник находится в Соединенных Штатах.

Когда же эпидемия перекинулась на Европу, правительства западных стран, не взирая на либеральные принципы открытости и интеграции, были вынуждены закрыть границы и ввести строгий карантинный контроль. Национальный эгоизм быстро возобладал в действиях политических лидеров, особенно тех, кто стоит на правопопулистских позициях. Характерно в данном случае звучат слова Д. Трампа, который заявил: «Для Соединенных Штатов неплохо то, что американцы не выезжают за границу, поскольку они не будут тратить деньги в других странах».

Важным последствием кризиса стало то, что пандемия остро поставила вопрос о дальнейших перспективах либерального мирового порядка. Наиболее рельефно эта проблема проявилась в случае с Европейским союзом (ЕС) как одним из главных институциональных его воплощений. С одной стороны, отсутствие широкой взаимопомощи между членами в борьбе с эпидемией, а с другой стороны, трагические последствия от сокращения финансирования здравоохранения в ряде стран, в том числе в Италии, на котором настаивали еврочиновники, ставят логичный вопрос о перспективах ЕС. Конечно, экономические преимущества поддержат торговый союз, однако восстановление прежнего уровня идейного и политического единства ожидать вряд ли приходится. Похоже, что коронавирус стал «необходимым ингредиентом, которого не хватало для признания либерального мирового порядка окончательно распавшимся».

В условиях пандемии Запад проявил свою институциональную, политическую и экономическую слабость. Китай, напротив, продемонстрировал собранность и эффективность. Масштабные меры Пекина по локализации эпидемии и полное прекращение общественной жизни оказались во многом успешными. Китайская система здравоохранения смогла быстро перестроиться и обеспечить поставки необходимых масок, медицинского оборудования, защитных спецсредств.

Существенным для общемирового восприятия Китая и отчасти России в качестве мировых центров силы стал факт их готовности поддержать другие страны в борьбе с эпидемией. Когда Италия в рамках европейского кризисного механизма запросила срочные поставки медикаментов, ни одна страна ЕС ей не ответила. Более того, опасаясь нехватки медицинского оборудования и медикаментов, Германия первоначально запретила экспорт медицинских масок и других защитных средств. Хотя позже Берлин попытался смягчить свое решение. Еврокомиссия заявила о возможных финансовых мерах поддержки. На этом фоне активную помощь Италии оказали сначала Китай, а затем и Россия. Минобороны России направило восемь бригад военных специалистов-вирусологов, средства дезинфекции и медицинское оборудование. Китай предоставил 1 тыс. аппаратов искусственной вентиляции легких, 2 млн масок, 100 тыс. респираторов, 20 тыс. защитных костюмов и 50 тыс. тестовых наборов и медицинских специалистов. Для купирования распространения инфекции он также оказал помощь Ирану и Сербии. Кроме того, представители Китая заявили о готовности поставить медицинские средства в США и все африканские страны.

Заключение

Распространение коронавируса в мире стало важным катализатором подспудно протекающих международных процессов. Наметившаяся на Западе антилиберальная тенденция, для которой характерны изоляционизм, протекционизм, национальный эгоизм, получила серьезное подкрепление в период пандемии. Выживание общества в условиях эпидемиологической опасности стало важным оправданием для централизации управления, ограничительных мер и мобилизационных экономических методов.

Популистские политические силы, выступившие в качестве агентов нелиберализма на Западе, в ходе кризиса получили серьезный аргумент для подтверждения своих антиглобалистких идей и укрепления государственного суверенитета. Неэффективность наднациональных институтов в борьбе с эпидемий явилась практическим подтверждением их критики либерального порядка, что, возможно, усилит их политические позиции.

Перед лицом глобальной эпидемиологической угрозы страны отнюдь не сплотились для совместной борьбы. Напротив, принятые экстраординарные меры послужили поводом для самоизоляции, нарастания конфликтности и взаимного недоверия. В подобных обстоятельствах институты и ценности либерального мирового порядка стали препятствием на пути обеспечения безопасности каждого отдельного государства.

На фоне деградации либерального порядка, разобщенности и эгоизма западных стран лидерские позиции США могут существенно пострадать. Китай, напротив, заявил о себе как о державе, которая способна консолидировать международные силы в борьбе с пандемией и стремится оказать содействие вне зависимости от политической конъюнктуры.

1. Zakaria F. (1997) The Rise of Illiberal Democracy. Foreign Affairs. Nov. 1, pp. 22-43.

2. Ibid. P. 22.

3. Рыжков В.А. (2019) Либерализм в XXI веке: современные вызовы свободе и новые либеральные ответы. М.: Мысль. С. 16.

4. Mudde C., Kaltwasser C.R. (2012) (eds) Populism in Europe and the Americas: Threat or Corrective to Democracy? Ed. by C. Mudde. New York: Cambridge University Press. P. 8.

5. Drolet J.-F., Wolliams M.C. (2018) Radical Conservatism and Global Order: International Theory and The New Right. International Theory. № 3. Vol. 10, p. 298-299.


Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 4.78)
 (23 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся