Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.75)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Артур Хетагуров

Независимый аналитик рынков вооружений

В имеющейся геостратегической конъюнктуре именно Россия все чаще воспринимается государствами Юго-Восточной Азии и АТР, не желающими избыточно втягиваться в водоворот американо-китайского противоборства, как наиболее приемлемый партнер, перспектива сотрудничества с которым связана с наименьшими рисками. В настоящее время закупки российских вооружений рассматриваются рядом стран —Вьетнамом, Индонезией, Мьянмой, Бангладеш — как возможность обеспечения военного паритета с соседними государствами в высокотехнологичных вооружениях. Для России расширение двусторонних отношений в ЮВА и АТР позволяет проводить более диверсифицированную и сбалансированную политику в регионе, при этом максимально дистанцируясь от существующих между странами региона территориальных споров.

В имеющейся геостратегической конъюнктуре именно Россия все чаще воспринимается государствами Юго-Восточной Азии и АТР, не желающими избыточно втягиваться в водоворот американо-китайского противоборства, как наиболее приемлемый партнер, перспектива сотрудничества с которым связана с наименьшими рисками. Она проводит политику выстраивания многовекторного партнерства и не ставит категоричных условий в сфере ВТС.

В настоящее время закупки российских вооружений рассматриваются рядом стран, прежде всего Вьетнамом, Индонезией, Мьянмой, Бангладеш, как возможность обеспечения военного паритета с соседними государствами в высокотехнологичных вооружениях (а в отношении Китая — и в контексте численного доминирования НОАК). В таком случае вероятность зависимости от США в сфере закупок вооружений нивелируется, тем более если учитывать прецеденты применения Вашингтоном против отдельных стран санкций о поставке вооружений и запчастей. Для России расширение двусторонних отношений в ЮВА и АТР позволяет проводить более диверсифицированную и сбалансированную политику в регионе, при этом максимально дистанцируясь от существующих между странами региона территориальных споров.

uvavts1.jpg
Су-30МК2В Вьетнамских ВВС

Вьетнам

После распада СССР Вьетнам стал рассматривать Россию преимущественно как одного из выгодных партнеров в рамках более диверсифицированной системы внешнеполитических связей, ориентированной в т.ч. и на приоритетное развитие отношений США и Китаем. При этом сегодня именно США и Китай — крупнейшие внешнеторговые партнеры Вьетнама.

Показателем ориентированности Вьетнама на исключительно многовекторное развитие внешних связей в оборонной сфере стала ставка на неучастие в военных блоках и запрет размещения на своей территории иностранных военных баз. В сфере ВТС Вьетнам также делает ставку на диверсификацию закупок. При сохраняющейся приоритетной ориентированности на Россию Вьетнам установил масштабные связи с Израилем (закупки управляемого ракетного вооружения различных типов, организация совместного производства стрелкового оружия), а также с западноевропейскими (Франция, Испания) и восточноевропейскими странами.

За Россией, стратегическое партнерство с которой для Вьетнама связано с наименьшими геополитическими рисками, сохраняется привилегированное положение в сфере ВТС. При этом и для России Вьетнам остается единственным государством в ЮВА, обладающим статусом стратегического партнера — в 2001 г. стороны подписали Декларацию о стратегическом партнерстве.

Новый импульс ВТС между Россией и Вьетнамом получило в конце первой декады 2000-х гг. в условиях обострения отношений Вьетнама с Китаем из-за территориальных споров в акватории Южно-Китайского моря. В 2008 г. был подписан межправительственный меморандум о стратегии военно-технического сотрудничества на период до 2020 г. Вьетнам заключил с Россией крупные контракты на поставку истребителей, зенитно-ракетных комплексов, фрегатов, ракетных катеров и подводных лодок.

В числе крупнейших сделок последних лет — завершенная в 2016 г. поставка 12 истребителей Су-30МК2В, поставки патрульных катеров проекта 10412 «Светляк», постройка шести ДЭПЛ проекта 636, поставка и оказание технического содействия в строительстве на вьетнамских верфях 10 ракетных катеров проекта 12418 «Молния», поставки 4 фрегатов «Гепард 3.9». За последние пять лет суммарный вьетнамский объем закупок российских вооружений (ок. 11% экспортных поставок российского ОПК) достиг сопоставимых размеров с китайским пакетом закупок, составив более 5 млрд долл.

Весьма тревожная тенденция — наблюдаемый в последние годы геополитический дрейф Вьетнама в сторону США, в рамках которого высока вероятность реализации двустороннего интереса к сотрудничеству в оборонной сфере. Показателем стремления США не просто нормализовать отношения, но и выстроить новый формат стратегического партнерства стала частичная отмена эмбарго на поставки вооружений Вьетнаму.

Интенсификации и углублению американо-вьетнамских отношений способствуют как двусторонние экономические интересы, так и совпадающие позиции относительно китайской экспансии в регионе. Существует риск все большей ориентированности Вьетнама на США как на реальный противовес китайской гегемонии в регионе. На этом США строит свою стратегию вовлечения Вьетнама (в числе прочих стран региона) в глобальный антикитайский альянс. Несмотря на объективные пределы возможного развития вьетнамо-американского партнерства в военной сфере [1], для России это взаимодействие является тревожным сигналом.

uvavts2.jpg
Отряд боевых кораблей Тихоокеанского флота прибыл в порт Манила

Филиппины

2016 год ознаменовался довольно крутым разворотом Филиппин от прежней исключительной ориентированности на стратегический союз с США в сторону расширения сотрудничества с Россией, в т.ч. и в оборонной сфере. Это стало поворотным моментом для ставшей привычной американской гегемонии в двусторонних отношениях. Как отмечала The Wall Street Journal, заключение российско-филиппинского соглашения о ВТС, которое позволит Маниле впервые импортировать российское оружие, стало «поразительным, так как Филиппины — бывшая колония США, и их вооруженные силы созданы по американской модели».

Рубежным стало в 2016 г. заявление президента Филиппин Родриго Дутерте о намерении расширить связи с Россией, в т.ч. в сфере ВТС, посредством предоставления Филиппинам выгодных условий кредитования закупок. При этом уже известный своими громкими заявлениями глава Филиппин, заявил, что собирается «перейти Рубикон» в отношениях Филиппин с США, и охарактеризовал выбранный им вектор внешней политики как «рискованные действия».

В феврале 2017 г. были проведены российско-филиппинские переговоры на уровне делегации Совета безопасности России и руководства Филиппин. Манила предоставила кораблям ВМФ России свободный доступ в территориальные воды, что стало демонстрацией нового статуса двустороннего партнерства в военно-политическом отношении. Анонсирована подготовка к заключению двустороннего соглашения по ВТС.

Установление геополитического партнерства и ВТС с Россией позволит Филиппинам в значительной степени нивелировать как возрастающее геополитическое влияние Китая, так и прежнее доминирующее влияние США в вопросах обеспечения национальной и региональной безопасности. При этом Филиппинам, имеющим территориальные споры с Китаем в районе архипелага Спратли, а также противостоящим экспансии зарубежных террористических группировок, требуется надежный поставщик для оснащения вооруженных сил. Для Манилы важно, чтобы поставщик не использовал, как это практиковали США, в качестве инструмента политического давления зависимость покупателя от постпродажной поддержки.

На фоне уже устоявшегося сотрудничества с Россией в сегменте энергоресурсов, важного для Филиппин для снижения зависимости от ближневосточных поставок [2], развитие ВТС может также стать фактором диверсификации внешнеторговых связей. Ранее Россия безрезультатно пыталась закрепиться на филиппинском рынке вооружений. В 2012 г. она участвовала в тендере на поставку учебно-тренировочных самолетов с предложением по Як-130 (тогда выбор был сделан в пользу южнокорейского FA-50H).

В числе перспективных сегментов закупок Филиппины обозначают комплексы ПВО для охраны протяженной прибрежной зоны (класса С-300), а также крылатые ракеты типа «Брамос», учитывая критическую значимость охраны судоходства в территориальных водах между многочисленными архипелагами. Однако значимому расширению оборонных закупок объективно будет препятствовать ограниченность закупочного бюджета филиппинских военных.

uvavts3.jpg
Ми-171Ш ВВС Мьянмы

Индонезия, Бангладеш, Мьянма, Таиланд, Малайзия

Среди прочих стран региона, ориентированных на российские закупки вооружений, выделяются прежде всего Индонезия, Бангладеш и Мьянма. При этом масштабному расширению ВТС России с этими государствами препятствуют как сильные позиции на их рынках западных, китайских либо южнокорейских поставщиков, так и то, что отсутствуют значимые предпосылки ориентирования этих стран на геополитическое присутствие России в регионе. Тем не менее страны сохраняют ориентированность на российские поставки вооружений, которые им важны как фактор диверсификации внешнеполитических связей, а также проявляют заинтересованность в продолжении участия в совместных проектах в сфере энергоресурсов (в нефтегазовом, угольном, ядерном сегментах, технологий добычи и разведки), инициированных в рамках принятой в 2010 г. рабочей программы энергосотрудничества Россия — АСЕАН.

Наиболее стабильны и менее подвержены влиянию политической конъюнктуры закупки российских вооружений Индонезией, включающие довольно широкий спектр военной техники — от противотанковых систем и бронетехники до противокорабельных ракет и истребителей. Ожидается, что Россия и Индонезия подпишут контракт на поставку ориентировочно 11 истребителей Су-35, а также проведут перспективную модернизацию и продлят ресурс имеющегося парка индонезийских Су-27СК/Су-30МК. В числе прочих перспективных сегментов отмечаются согласование контракта на поставку трех самолетов-амфибий Бе-200, рассматриваемый выбор плавающих гусеничных бронетранспортеров БТ-3Ф взамен украинских БТР-4, обсуждение закупок подводных лодок проекта 636, а также возможное приобретение военно-транспортных самолетов Ил-76 МД-90А.

Поступательная динамика ВТС наблюдается между Россией и Мьянмой. Помимо закупленных в начале 2000-х гг. и в 2011-2014 гг. крупных партий российской военной техники и вооружений (30 истребителей МиГ-29С, 10 ударных вертолетов Ми-35П, 38 ЗРК «Тунгуска», а также ПЗРК «Игла-1»), в настоящее время Мьянма реализует подписанный в 2015 г. контракт по учебно-тренировочным самолетам Як-130 (предположительно — около 10 ед.). Также российскими двигателями РД-33 оснащаются закупаемые Мьянмой китайско-пакистанские истребители JF-17 (16 ед.).

Ориентированность на сохранение связей в ВТС с Россией сохраняет и Бангладеш, несмотря на традиционно лидирующие позиции, занимаемые на ее рынке Китаем. Номенклатурный перечень российских вооружений пока ограничивается закупками колесной бронетехники (БТР-80), транспортно-десантных вертолетов Ми-17/Ми-171Ш и ПТУР, однако в числе контрактов последних лет Бангладеш были также закуплены 16 учебно-тренировочных самолетов Як-130 (на сумму 800 млн долл). В дополнение к эксплуатируемой российским вертолетной технике власти Мьянмы в июне 2017 г. закупили 5 транспортно-десантных Ми-171Ш и планируют заключить контракт на 6 боевых вертолетов Ми-35.

Несмотря на несколько ограниченный характер закупок российских вооружений, они являются индикатором заинтересованности Бангладеш в поддержании двусторонних связей, в т.ч. в контексте стремления расширить сотрудничество с Россией в иных стратегически важных сегментах, к примеру, в сфере энергетики. По данному направлению на российское участие ориентировано строительство первой в Бангладеш АЭС «Руппур», реконструкция эксплуатируемых ТЭС и реализация совместных проектов по разведке и разработке углеводородов.

Таиланд к настоящему времени пока ограничился партией из 36 ПЗРК «Игла-С» и 5 вертолетами Ми-17В-5, поставленных в 2011-2015 гг., а также закупкой трех самолетов SSJ-100 Sukhoi Superjet для Минобороны. Несмотря на то что в силу геополитических и экономических ориентиров Бангкока на таиландском рынке доминируют США, Китай, а также западноевропейские поставщики, сохраняется потенциал для дальнейших закупок российских вооружений.

Взаимный интерес России и Таиланда к сотрудничеству в оборонной сфере закреплен подписанием в мае 2016 г. соглашения о военном сотрудничестве, а также анонсированной в начале 2017 года закупкой Таиландом 12 транспортных вертолетов Ми-17В5, которые заменят американские CH-47D Chinook для обеспечения логистической поддержки и оперативного развертывания войск. При этом Таиланд, приняв решение о закупке российских вертолетов, в сегменте бронетанковой техники отказался от вероятной закупки российских танков Т-90С, выбрав китайские VT-4 (MBT-3000).

С 2016 г. наметились предпосылки к реанимированию масштабных связей России с Малайзией, в 1990-х – начале 2000-х гг. входившей в число ключевых российских партнеров в сфере ВТС. После резонансных закупок крупных партий российских вооружений [4], Куала-Лумпур до недавнего времени фактически прекратил дальнейшие закупки. Этому способствовал ряд объективных и субъективных причин, в числе которых — смена внешнеполитического вектора Малайзии после ухода в 2003 г. администрации Махатхира Мохаммада и испытываемые определенные финансовые трудности, а также «проколы» российских поставщиков в части срыва контрактных обязательств и организации работ по сервисно-ремонтному обеспечению.

На встрече в мае 2016 г. Владимира Путина с малазийским премьером Наджибом Тун Разаком стороны высказывали намерение развивать двусторонние связи, в т.ч. в ВТС, залогом чему станет планируемое подписание двустороннего соглашения о ВТС.

Свидетельством интенсификации двусторонних отношений в сфере ВТС стало подписание Малайзией в июле 2017 г. в ходе авиасалона МАКС 2017 ряда соглашений с российскими компаниями в сегментах модернизации эксплуатируемых образцов российской военной авиатехники. В их числе — соглашения с РСК «МиГ» о проведении ремонта и модернизации парка истребителей МиГ-29N до уровня МиГ-29СМ, меморандум о сотрудничестве с Рособоронэкспортом по поставкам запасных частей для МиГ-29N и Су-30МКМ, пакет соглашений с Объединенной двигателестроительной корпорацией, предусматривающих проведение капитального ремонта турбореактивных двигателей АЛ-31ФП.

Среди новых и потенциально перспективных российских клиентов в Южной Азии можно отметить и Шри-Ланку, с которой в настоящее время согласовывается контракт на поставку патрульных кораблей «Гепард 5.1» (по данным российских СМИ, вероятнее всего, пока будет закуплена одна единица).

1. США вряд ли перейдут к масштабным поставкам Вьетнаму сложных систем ВВТ, как маловероятна и преимущественная переориентация Вьетнама на имеющие высокие геополитические риски закупки американских вооружений.

2. Саудовские поставки составляли ок. 57 % импорта, российские поставки — ок. 1/6.

3. В августе 2017 г. стороны подписали меморандум по программе встречной торговли, регулирующей компенсационные/офсетные закупки в рамках будущего контракта.

4. В том числе по 18 истребителей МиГ-29N и Су-30МКМ и комплектов различного ракетного вооружения к ним, совокупная стоимость сделок по которым достигла 2 млрд долл.

(Голосов: 12, Рейтинг: 4.75)
 (12 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся