Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.13)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Артур Хетагуров

Независимый аналитик рынков вооружений

Проникновение России в начале 2000-х гг. на рынки стран Латинской Америки, несмотря на первичность коммерческого фактора, имело значительную геополитическую составляющую. Активные попытки экспансии на рынки вооружений стран Латинской Америки начались в конце 1990-х гг., но масштабным успехом увенчались несколько позднее, с заключением крупных контрактов с Венесуэлой и Перу, а также ограниченными закупками вооружений Бразилией, Мексикой, Эквадором, Аргентиной, Колумбией, Уругваем, Боливией.

Существенным сдерживающим фактором для развития ВТС России со странами Латинской Америки неизменно выступает жесткое отношение со стороны США, которые предполагают введение против государств региона экономических и политических санкций на фоне в целом неблагополучного социально-экономического положения у большинства из них, чреватых дестабилизацией внутриполитической ситуации. В немалой степени этим объясняется то, что номенклатура российских закупок платежеспособных стран региона преимущественно ориентирована на системы двойного назначения (за исключением Венесуэлы, Перу и Никарагуа).

С начала 2000-х гг. суммарный объем российских поставок вооружений странам Латинской Америки составил около 14 млрд долл., из которых поставки по линии «Рособоронэкспорта» составили более 10 млрд долл. В настоящее время, по оценкам ФСВТС, из совокупного портфеля заказов российского ОПК (более 50 млрд долл. в 2016 г.) на страны Латинской Америки приходятся около 1,5 млрд долл. Помимо этого, «Рособоронэкспорт» участвует в тендерах или прорабатывает проекты поставки авиатехники, вертолетов, средств ПВО и специальной автомобильной техники в Аргентину, Бразилию, Колумбию, Мексику, Перу.


Проникновение России в начале 2000-х гг. на рынки стран Латинской Америки, несмотря на первичность коммерческого фактора, имело значительную геополитическую составляющую. Активные попытки экспансии на рынки вооружений стран Латинской Америки начались в конце 1990-х гг., но масштабным успехом увенчались несколько позднее, с заключением крупных контрактов с Венесуэлой и Перу, а также ограниченными закупками вооружений Бразилией, Мексикой, Эквадором, Аргентиной, Колумбией, Уругваем, Боливией.

Существенным сдерживающим фактором для развития ВТС России со странами Латинской Америки неизменно выступает жесткое отношение со стороны США, которые предполагают введение против государств региона экономических и политических санкций на фоне в целом неблагополучного социально-экономического положения у большинства из них, чреватых дестабилизацией внутриполитической ситуации. В немалой степени этим объясняется то, что номенклатура российских закупок платежеспособных стран региона преимущественно ориентирована на системы двойного назначения (за исключением Венесуэлы, Перу и Никарагуа).

С начала 2000-х гг. суммарный объем российских поставок вооружений странам Латинской Америки составил около 14 млрд долл. , из которых поставки по линии «Рособоронэкспорта» составили более 10 млрд долл. В настоящее время, по оценкам ФСВТС, из совокупного портфеля заказов российского ОПК (более 50 млрд долл. в 2016 г.) на страны Латинской Америки приходятся около 1,5 млрд долл. Помимо этого, «Рособоронэкспорт» участвует в тендерах или прорабатывает проекты поставки авиатехники, вертолетов, средств ПВО и специальной автомобильной техники в Аргентину, Бразилию, Колумбию, Мексику, Перу.

Венесуэла

topwar.ru
Су-30МКВ ВВС Венесуэлы

Наиболее масштабным с начала 2000-х гг. стало ВТС с Венесуэлой. Оно было инициировано политикой президента Уго Чавеса, а также проявленной российским руководством политической волей, вопреки позиции США. Перевооружение Венесуэлы на российские системы вооружений на основе межправительственного соглашения, подписанного в мае 2001 г., в совокупности с установившимися обширными экономическими связями стало знаковым для реанимирования геополитического присутствия России в регионе.

С 2005 г. суммарный объем венесуэльских закупок оценивается в более чем 11 млрд долл. Номенклатура поставленной венесуэльским вооруженным силам военной техники включает 36 истребителей Су-30МК, около 50 ударных и военно-транспортных вертолетов Ми-35М, Ми-17 и Ми-26, более 120 танков и САУ, около 240 ББМ, несколько десятков РЗСО «Град» и Смерч» средства ПВО (3 ЗРС С-300ВМК/«Антей-2500», 12 ЗРК «Бук-М2», 11 ЗРК «Печора-2М» и большое количество ПЗРК «Игла-С»). Помимо закупок ВВТ, важными сделками стали строительство завода по производству автоматов АК-103 и патронов, а также сервисного центра по ремонту эксплуатируемой вертолетной техники.

Однако современная динамика сотрудничества с Венесуэлой, в значительной степени определяемая коммерческой составляющей и платежеспособностью, пока демонстрирует затянувшуюся паузу. Несмотря на заказ в 2015 г. партии из 12 истребителей Су-30 (на 480 млн долл.), ввиду экономических вызовов дальнейшая перспектива роста венесуэльских заказов весьма проблематична. Сохранение венесуэльского направления также будет зависеть от стабильности нынешнего политического режима, поскольку оппозиция ориентирована на США.

Бразилия

Приоритетность присутствия России на рынке вооружений Бразилии обусловлено как масштабностью рынка вооружений и амбициями по дальнейшему развитию потенциала национального ВПК, так и возможностью дальнейшего продвижения продукции российского ОПК в регионе (в т.ч., вероятно, в формате региональных политических объединений MERCOSUR и Южноамериканского союза наций (UNASUR), оплота региональной самостоятельности в отношении факторов военно-политического и экономического влияния США).

Исходно объективные ограничивающие факторы для России на бразильском рынке — сильные конкурентные позиции западноевропейских и израильских поставщиков (в сегментах военно-морской техники, боевой и вспомогательной авиации, вертолетной техники, ракетного вооружения) и приоритетная ставка на развитие довольно сильной национальной авиастроительной и оборонной промышленности. В данной связи показательна уклончивая позиция Бразилии относительно российских предложений о совместной разработке военной техники, в т.ч. в проекте создания истребителя пятого поколения на базе российского ПАК ФА и пр.

russianhelicopters.aero
Ми-35М ВВС Бразилии

Под влиянием этих факторов закупки российских вооружений до недавнего времени ограничились небольшой партией ПЗРК «Игла» (112 единиц), закупленной в 1994 г. Только на фоне политики диверсификации внешнеполитических связей, проводившейся Д. Руссефф, России удалось реанимировать сотрудничество с Бразилией. Впрочем, по настоящее время оно ограничивается отдельными нишевыми сделками по направлениям, преимущественно неконкурентным для национального ВПК и в которых отсутствует промышленная кооперация с западными компаниями. В их числе — контракты 2008–2014 гг. на закупку ПЗРК (430 «Игла-С» в 2010–2014 гг.), ударных вертолетов (12 Ми-35М в 2009 г.), а также ПТУР к ним (150 единиц «Штурм»). По различным оценкам, суммарный объем российских поставок в Бразилию в 2009–2014 гг. составил около 340 млн долл., что превысило поставки США, Швеции и Израиля.

Как и в большинстве латиноамериканских стран, зависимость от внутриполитической конъюнктуры отразилась на договоренностях с предыдущей бразильской администрацией. К настоящему времени практически приостановилась подготовка контрактации по соглашению 2012 г., согласно которому предусматривалась закупка в период 2015–2016 гг. 7 ударных вертолетов Ка-52, ЗРПК «Панцирь-С1» и ПЗРК «Игла». При этом Россия соглашалась на возможность оплаты поставок по бартерной схеме основными статьями бразильского экспорта — кофе, какао-бобами, мясной продукцией. Также в феврале 2017 г. появились сообщения об отмене закупки ЗРПК «Панцирь-С1» (три батареи, 12 единиц), которые планировалось поставлять в кооперации с немецкой компанией Rheinmetall. Под вопросом — ранее проявлявшийся вооруженными силами Бразилии интерес к учебно-боевым самолетам Як-130УБС, бронемашинам «Тигр», сверхзвуковым крылатым ракетам «Брамос» российско-индийского производства, противотанковым ракетным комплексам, а также тяжелым военно-транспортным вертолетам Ми-26 и также гражданским Ми-171А1, Ка-32А11ВС, Ка-226Т и «Ансат».

Перу

Крупным клиентом в масштабах региона, в преимущественной степени ориентированным на российские поставки, остается Перу, только за последние годы закупивший 32 единицы вертолетной техники (в т.ч. 2 ударных Ми-35П и 30 военно-транспортных вертолетов Ми-171Ш), а также заказавший проведение модернизации истребителей строевых истребителей МиГ-29 (8 единиц, стоимостью 106,7 млн долл). Кроме того, в рамках закупки партии из 24 военно-транспортных вертолетов Ми-171Ш по контракту 2013 г. было оплачено создание сборочного производства вертолетов из машинокомплектов, а также готовится открытие центра технического обслуживания и ремонта вертолетной техники. Обозначается заинтересованность перуанских военных в модернизации с российской помощью парка танков Т-55 советского производства и закупке танков Т-90С, а также заказе истребителей МиГ-29.

Аргентина

russianhelicopters.aero
Ми-171Ш ВВС Перу

Несмотря на декларированный стратегический характер двусторонних отношений с Аргентиной, подписанные договор о ВТС и соглашение между оборонными ведомствами (в 2004 и 2015 гг. соответственно), а также информации о возможных крупных закупках российских вооружений для замены устаревшего парка техники аргентинских ВС, реальная картина выглядит гораздо прагматичнее и зависит от влияния множества внутриполитических и внешнеполитических факторов.

Помимо неблагоприятной экономической ситуации в Аргентине, препятствующей проведению масштабного переоснащения ВС, в части развития сотрудничества с Россией немалое влияние оказывала сложная внутриполитическая ситуация и наличие мощного внутреннего проамериканского лобби, декларирующего неприемлемость «излишнего наклона» в сторону Китая и России, а также внешнеполитическое давление США. Кроме того, свою роль сыграла неизменно жесткая реакция Великобритании на вероятность поставок оборонной продукции третьими странами для переоснащения аргентинских ВС.

Зависимость двусторонних отношений от внутриполитической конъюнктуры продемонстрировал ряд шагов администрации президента Маурисио Макри, пришедшей к власти в 2015 г. Эти шаги — приостановление в июне 2016 г. в сетке вещания выпусков новостей российского телеканала Russia Today, а также предпосылки к возможному присоединению к антироссийским санкциям США и ЕС — были направлены на корректировку внешнеполитического курса (в первую очередь в отношениях с Россией и Китаем) в контексте преимущественной ориентированности на США. Впрочем, согласно последним заявлениям администрации М. Макри, формально подтверждается неизменность заинтересованности Аргентины в дальнейшем развитии ВТС с Россией.

По настоящее время актив российских закупок ограничивается контрактами на поставку 8 поршневых УТС Су-29AR (1997 г.) и двух вертолетов Ми-171Э (2010 г., стоимостью ок. 20 млн евро, на условиях предоставления кредита) для обеспечения поисково-спасательных и логистических работ в Антарктиде, а также закупкой для Министерства обороны Аргентины в 2015 г. четырех многоцелевых морских буксиров типа «Нефтегаз» для тылового обеспечения аргентинской полярной станции в Антарктиде и задач патрулирования южной части Атлантического океана.

aerobaticteams.neto
Су-29AR, Аргентина

Несмотря на появлявшиеся в прессе заявления аргентинских официальных лиц о намерении закупить дополнительное количество многоцелевых вертолетов, кораблей ледового класса, а также учебно-тренировочных самолетов, пока дальнейшего развития эти планы не получили.

Также неопределенными остаются перспективы сохранения ориентированности на закупку российских истребителей для обновления парка ударной авиации ВВС Аргентины, стремительно сокращающихся из-за затянувшегося переоснащения взамен списанных истребителей Mirage 5, Mirage III и машин израильского производства Dagger/Finger, а также предстоящего снятия с вооружения 32 устаревших истребителей-бомбардировщиков A-4AR Fightinghawk.

Ориентация на закупку российской авиатехники возникла после заблокированной в 2014 г. Великобританией (под предлогом наличия компонентов британской разработки и производства) сделки по закупке и лицензионному производству шведских истребителей Gripen NG (ориентировочной стоимостью ок. 3 млрд долл.). В январе 2017 г. Москва направила Аргентине коммерческое предложение на поставку партии более 15 истребителей МиГ-29, при этом в связи с ограниченной платежеспособностью речь, вероятнее всего, шла о поставке машин из наличия ВВС России. Вопрос о закупке истребителей МиГ-29 также обсуждался в апреле 2017 г. на заседании межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству.

При этом немаловажно, что по данному сегменту закупок Аргентина ориентируется не только на Россию. Помимо упоминавшейся аннулированной сделки по закупке шведских JAS-39 Gripen, в 2015 г. было подписано техническое соглашение с Израилем о закупке 14 истребителей Kfir C.10 (по 21,6 млн долл., с рассрочкой платежа на 1,5 года, замороженное по причине чрезмерной стоимости и отмененное в августе 2017 г.), а также рассматривались варианты приобретения истребителей Mirage F.1M из состава ВВС Испании, китайских FC-1/JF-17 Thander, и сохраняется вероятность закупки подержанных истребителей в США.

Несмотря на то что Аргентина посредством ВТС с Россией хотела повлиять на сговорчивость прочих потенциальных поставщиков, в т.ч. и США, показателен фактор усиления российского присутствия в регионе как реальной внешнеполитической альтернативы. При этом большое значение имеет дальнейшее наращивание сотрудничества в топливно-энергетической сфере. Применительно к Аргентине подразумевалось участие и оказание технического содействия в геологоразведке углеводородных месторождений, а также в сфере атомной энергетики, в контексте реализации Меморандума о взаимопонимании по участию «Росатома» в строительстве шестого блока АЭС «Atucha».

Мексика

kamov.net
Ми-17 ВВС Мексики

Связи России с Мексикой в целом имеют довольно масштабный и поступательный характер. Однако закупки пока ограничивались транспортными вертолетами (всего около 60 единиц Ми-8/Ми-17, помимо них, также закупались единичные образцы тяжелых вертолетов Ми-26) и тестовая партия ПЗРК «Игла» (в 2002 г.).

На перспективу Мексика демонстрирует преимущественную заинтересованность в дальнейших закупках Ми-17. Вероятность закупок собственно военной техники и вооружений в целом отсутствует — как ввиду предсказуемой крайне негативной реакции США, так и неоправданности при укомплектованности вооруженных сил военной техникой западного производства параллельной эксплуатацией отдельных партий российской техники. Тем не менее российские СМИ сообщают об ожидаемом заказе Мексикой легких колесных ББМ «Горец-М», успешно прошедших тестовые испытания в частях специального назначения.

Остальные страны региона

Отдельный интерес представляет состояние ВТС с бывшими идеологическими союзниками СССР в регионе — Кубой и Никарагуа.

Сегодня с Кубой в силу низкой платежеспособности контакты имеются только в сегменте поставок запчастей и ремонта эксплуатируемой военной техники советского производства. При этом российская сторона предоставляет кредитное обеспечение поставок.

Более масштабным является возобновление ВТС с Никарагуа, прерванное с распадом СССР и приходом к власти в Манагуа правой оппозиции. Номенклатура российских поставок, помимо запчастей для стоящей на вооружении техники советского производства, включает закупленные в 2009–2015 гг. вертолеты Ми-17, бронемашины ГАЗ-2330 «Тигр», 12 зенитных установок ЗУ-23-2, более 80 единиц БМП-1 и БТР-70М, а также реализуемые контракты на поставку 50 танков Т-72Б1 и морской техники — 2 ракетных катеров проекта 12418 «Молния», 4 патрульных катера проекта 14310 «Мираж» и базовых тральщиков проекта 1265Э.

Индикатором реанимирования геостратегического характера двусторонних отношений стало межправительственное соглашение 2015 г. об упрощенном порядке захода кораблей ВМФ России в порты Никарагуа и открытие в 2015 г. с участием С. Шойгу центра топографического обеспечения. Несмотря на поступательный характер реанимирования ВТС, существенное наращивание масштабов поставок маловероятно — как ввиду ограниченной платежеспособности Никарагуа, так и осторожности проводимой Россией политики в контексте «зыбкого баланса военных потенциалов государств в регионе».

HUNTER VLZA / www.militaryphotos.net
БТР-70М армии Никарагуа

Несмотря на имеющийся потенциал с прочими клиентами в регионе, масштабы сотрудничества имели эпизодический характер и дальнейшее практическое развитие пока получили преимущественно по причине нестабильной внутриполитической конъюнктуры и низкой платежеспособности. В их числе — Эквадор, Колумбия, Уругвай, Боливия.

С Эквадором, к примеру, ВТС по настоящее время ограничилось контрактами 1997-1998 гг. (на 7 Ми-17 и 222 ПЗРК «Игла-1») и 2008-2009 гг. (2 вертолета Ми-171Э и 50 ПЗРК «Игла-С»). Дальнейшие закупки, несмотря на имеющуюся потребность перевооружения эквадорской армии, тормозятся отсутствием финансовой возможности.

На минимальном уровне находится сотрудничество с Боливией, которая декларирует внешнеполитическую ориентацию на Россию в качестве основного фактора противодействия геополитическому давлению США. В 2009 г. было подписано межправительственное соглашение о ВТС и предоставлен кредит на закупку военной техники и оборудования (в сумме 100 млн долл., причем Россия оказалась единственной страной, удовлетворившей просьбу Боливии). В частности, Боливия проявляла заинтересованность в приобретении многоцелевых вертолетов Ми-17 для обеспечения борьбы с наркотрафиком. При этом, несмотря на затянувшийся старт с практической реализацией ВТС с Россией, Боливия опережающими темпами развивает военно-техническое сотрудничество с Китаем и западными странами. В частности, из Китая в рамках заключенных в 2015-2016 гг. соглашений о военной помощи (на сумму 30 млн долл.) получены бронеавтомобили Tiger (31 единица) и произведена закупка 6 вертолетов Z-9 (H-425) стоимостью более 100 млн долл., а у Франции (Airbus Helicopters) по контракту 2014 г. закуплены 6 вертолетов AS332C1 Super Puma (стоимостью 161 млн евро).

Эпизодический характер до настоящего времени также носили закупки Колумбии (в 1990-2000-х гг. приобретшей ограниченные партий вертолетов Ми-17 и БТР-80) и Уругвая (крупные партии легких колесных ББМ и специализированной автотехники, ок. 1 тыс. единиц грузовиков «Урал» и автомобилей «УАЗ»).

С конца 2016 – начала 2017 гг. на фоне общей активизации интереса к российской военной технике в мире отмечаются новые подвижки и со стороны латиноамериканских стран. По информации «Рособоронэкспорта» и Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), имеются запросы Парагвая и Чили на поставку легких многоцелевых вертолетов «Ансат», интерес к которому также проявляет Бразилия. Ряд государств Латинской Америки представили заявки на закупку учебно-боевых самолетов Як-130, самолетов-амфибий Бе-200, истребителей МиГ-29М и Су-30МК2 (по комментариям в российских СМИ, в числе заинтересованных стран — Перу, Уругвай и Колумбия).

Необходимо отметить, что продвижение продукции российского ОПК в Латинской Америке, причем преимущественно двойного назначения и на рынках большинства государств имеющее маркетинговый характер, вызывает неадекватную реакцию у США и их союзников.

В западных СМИ развитие сотрудничества России со странами региона неизменно трактуется как проба Москвой сил в политике максимального противодействия интересам США в регионе и попытка набрать максимальное количество преференций для «размена» при урегулировании двусторонних отношений. Примером нагнетания истерии и фобий относительно якобы имеющихся попыток России подорвать позиции США в регионе служит оценка аналитика Американского внешнеполитического совета (American Foreign Policy Council) Стивена Бланка. Он констатирует, что российская политика в Латинской Америке «помимо дипломатии, торговли, продажи оружия и инвестиций, <…> также включала следующие элементы: поддержку мятежников в прозападных государствах; стремление организовать военные базы против США с тем, чтобы втянуть Латинскую Америку в новое соперничество сверхдержав; усилия по налаживанию сотрудничества с разведывательными службами аналогично мыслящих правительств, чтобы Москва затем могла попытаться подорвать те или иные режимы в Латинской Америке».

Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.13)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся