Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Александар Джокич

Магистр политологии, ассистент кафедры сравнительной политологии ФГСН РУДН, аспирант ФГСН РУДН

Балканы — любопытный регион, в котором иногда действительно происходят государственные перевороты, а иногда политические лидеры просто заявляют о них для обоснования преследования оппозиции. Здесь действительно совершаются покушения на правителей, но иногда политические деятели просто заявляют о том, что их жизнь была под величайшей угрозой, и непременно обвиняют в этом своих оппонентов. Совсем недавно в центре общественного внимания в Сербии оказалось событие, которое также может быть истолковано двояко. 17 ноября 2019 г. сербская газета «Блиц» (некоторые ее называют таблоидом) опубликовала загадочную видеосъемку встречи двоих людей в спокойной части города, обвинив одного из собеседников в шпионаже, а другого — в предательстве.

Возможно, в данном случае говорить о двояком толковании происшествия сложно — ведь событие или случилось, или не случилось? Шпионский скандал не может одновременно быть и конструкцией, и реальностью. Мы должны исходить из того, что в современном политическом дискурсе существует понятие истины как некоего абсолюта, который можно объективно познать и доказать — как то, что 2+2 равняется 4. Цель этой статьи состоит в том, чтобы показать, что в современной пропаганде, а тем более на Балканах, операция 2+2 может произвести бесконечное число результатов, из которых один может быть и 4, но это будет лишь случайным совпадением.

Сравним нарратив, в центре которого находится данный шпионский скандал, с другими пропагандистскими конструкциями того же типа. Примером для сравнения послужит соседняя Болгария — в целях найти один общий метанарратив, чтобы понять смысл таких «скандалов» и то, насколько они влияют на отношения балканских государств с Россией.

В современной политике истины нет, а есть многообразные метанарративы, которые касаются разных тем. Сами метанарративы состоят из единичных событий — нарративов, а их связь с объективной истиной совершенно не важна. Во многих политологических статьях этот феномен называется постправда или постистина, что лучше отражает смысл, так как правд много, а истина одна. Соответственно, и лжи нет — это важная методологическая постановка. В современном политическом дискурсе элиты не только отошли от истины, как моральной рамки их деятельности, но они вовсе концептуально не признают существование истины и лжи — оба эти антипода не важны, важен только нарратив. В той же системе мышления нарратив служит как прикрытие для разных целей, которые находятся в корпусе интересов определенной элиты. Поэтому один и тот же нарратив в Сербии и Болгарии используется по-разному.

В случае Болгарии, которая решила предпринять конкретные действия в целях приближения к позиции США, сам президент США Дональд Трамп не исключил визит в эту страну. Кроме того Болгария и США подписали решение о расширении стратегического партнерства, которое содержит и военные импликации в виде повышенного присутствия военных НАТО на побережье Черного моря, а также и констатацию того, что одним из экономических приоритетов Болгарии остается постройка интерконнектора для газопровода ТАНАП из Азербайджана, прямого конкурента «Турецкого потока». Сербия, со своей стороны, продолжает находиться в сфере интересов Запада, но при этом не вводит санкций против России и даже покупает российское вооружение, тем самым демонстрируя, что ведет двойственную политику сотрудничества с двумя сторонами в конфликте. Такая политика Сербии продолжится пока для этого существуют условия, то есть пока Запад отвлечен своими многочисленными проблемами и не в состоянии полностью навязать свою волю и изолировать Сербию от России. До тех пор не стоит обращать слишком много внимания на нарративы, а лучше сосредоточиться на конкретных действиях. В этом контексте шпионский скандал не влияет на отношения Сербии и России, но важен для российско-болгарских отношений. В данный момент, вопреки навязанному метанарративу США, в соответствии с которым Россия – дестабилизирующая сила на Балканах и в Европе в целом, официальная Москва успешно продвигает свои экономические интересы на Балканах.


Балканы — любопытный регион, в котором иногда действительно происходят государственные перевороты, а иногда политические лидеры просто заявляют о них для обоснования преследования оппозиции. Здесь действительно совершаются покушения на правителей, но иногда политические деятели просто заявляют о том, что их жизнь была под величайшей угрозой, и непременно обвиняют в этом своих оппонентов. Совсем недавно в центре общественного внимания в Сербии оказалось событие, которое также может быть истолковано двояко. 17 ноября 2019 г. сербская газета «Блиц» (некоторые ее называют таблоидом) опубликовала загадочную видеосъемку встречи двоих людей в спокойной части города, обвинив одного из собеседников в шпионаже, а другого — в предательстве.

Возможно, в данном случае говорить о двояком толковании происшествия сложно — ведь событие или случилось, или не случилось? Шпионский скандал не может одновременно быть и конструкцией, и реальностью. Мы должны исходить из того, что в современном политическом дискурсе существует понятие истины как некоего абсолюта, который можно объективно познать и доказать — как то, что 2+2 равняется 4. Цель этой статьи состоит в том, чтобы показать, что в современной пропаганде, а тем более на Балканах, операция 2+2 может произвести бесконечное число результатов, из которых один может быть и 4, но это будет лишь случайным совпадением.

Данный шпионский скандал (если он вообще был шпионским) начался с публикации болгарского журналиста Христо Грозева, связанного с уже получившим мировую известность исследовательским журналистским центром Bellingcat. Изначально в СМИ серб на видео был представлен как «офицер высшего ранга», затем как генерал, а в итоге был разжалован до чина подполковника на пенсии. Русский мужчина сначала, как и в случае дела Скрипалей, провозглашен агентом зловещей службы внешней разведки ГРУ (расформированной в 1992 г.), хотя потом оказалось, что он все-таки лишь бывший сотрудник посольства РФ. Сербские и западные СМИ окрестили его Георгием Клебаном, и, судя по построенному нарративу, он должен быть если не близким другом, то хотя бы коллегой Чепыги и Петрова, грозы Солсбери.

Сравним нарратив, в центре которого находится данный шпионский скандал, с другими пропагандистскими конструкциями того же типа. Примером для сравнения послужит соседняя Болгария — в целях найти один общий метанарратив, чтобы понять смысл таких «скандалов» и то, насколько они влияют на отношения балканских государств с Россией.

Очевидно, что разные страны мира постепенно начинают ощущать свою независимость и больше не признают существование униполярного мира, то есть гегемонии США. Данный процесс способствует свободной конкуренции государств на международной политической сцене и в рамках глобальной экономики. Вопросы строительства нации, определения границ, столкновения цивилизаций и религий в современной политической борьбе самого высокого уровня уходят в прошлое (за исключением Ирана). Однако на Балканах все эти политические категории XX и даже XIX в. актуальны. Для среднестатистического обывателя с Балкан не существует экономического противостояния внутри глобального мирового порядка между экономическими центрами на Западе и в Евразии. Житель Балкан думает, что до сих пор продолжается борьба между Западной и Восточной цивилизациями, в которой он выбирает сторону. Это хорошо проиллюстрировано в сербском фильме Три карте за Холивуд («Три билета в Голливуд»), в котором одно сербское местечко разделяется на прорусский и проамериканский таборы, которые в конце вступают в борьбу не на жизнь, а на смерть, помогая тем самым балканскому диктатору, который правит железной рукой. Балканские политические элиты могут понимать экономическую сущность современной борьбы Запада и Евразии, но в пропагандистских нарративах они вынуждены следовать за матрицей, в которую верят их граждане.

Шпионский скандал в Сербии в контексте этого нарратива понимается как соперничество России и США за полный политический и военный контроль над Сербией. Сторонники России — русофилы — надеются, что Россия в этом конфликте победит и расширит границы Сербии. Для них шпионский скандал — желаемое событие, которое доказывает заинтересованность России в Сербии. Сторонники США — западники — хотят, чтобы Сербия интегрировалась в ЕС и НАТО, что впоследствии должно привести к небывалому экономическому росту, который трансформирует Сербию в своеобразного «балканского тигра». Для этого меньшинства шпионский скандал свидетельствует о том, что российская элита стремится превратить Сербию в «отсталую русскую губернию» и вывести ее из благополучной сферы интересов Запада. К великому сожалению одних и других ничего подобного не случится. Россия в Сербии, и на Балканах, в целом, не занимается расширением своего военно-политического влияния и не думает об изменении существующих границ государств. Россия на Балканах имеет исключительно экономический интерес в двух главных сферах — в энергетике и торговле военной техникой и вооружением. Поэтому первой реакцией российского руководства на шпионский скандал было выражение надежды, что сотрудничество Сербии и России не будет ни в коей мере уменьшено данным событием. России, на самом деле, ничуть не мешает интеграция Балкан в ЕС, во-первых, потому что это не останавливает торговлю энергетическими ресурсами с Германией и, во-вторых, потому что России нечего предложить балканским государствами взамен евроинтеграции. Интересам России, конечно, мешало расширение НАТО на Балканах, но на данной стадии экспансии НАТО, когда Болгария и Румыния уже вступили в Альянс, интеграция Черногории и Северной Македонии серьезно не беспокоит Россию, хотя в пропагандистском смысле это выглядит как русское поражение. США на Балканах имеют намного более радикальные позиции. Вашингтон стремится перерезать все экономические связи Балкан с Россией в рамках общей стратегии изоляции России в целях ослабления ее экономики. Эта стратегия США является частью общей стратегии противостояния Китаю, как главному конкуренту западного центра глобального миропорядка. Следуя этой логике, Госдепартамент США сразу обвинил Россию во вмешательстве во внутренние дела Сербии и дестабилизации Европы «военным давлением и злонамеренными кибератаками». Мы видим, что требования США от балканских стран по объему во много раз опережают требования России. В данный момент, когда США сами находятся в периоде нестабильности, для Сербии оказывается возможным спокойно сотрудничать с Россией, но и при этом оставаться полностью в сфере интересов США (и, в меньшей степени, в сфере Германии, которая придерживается менее конфликтной позиции в отношении России).

На первый взгляд, президент Сербии Александар Вучич выступил с противоречивым заявлением, в котором имплицитно обвинил Россию в шпионском скандале, но и подтвердил свой предстоящий официальный визит в Россию и сказал, что Россия все-таки лучший друг Сербии, а президент РФ В.В. Путин — его личный друг, который «не мог ничего знать о данном событии». Как толковать заявление, в котором президент Вучич, с одной стороны, считает Россию виновной в шпионаже, что не может не считаться недружественным актом России в отношении Сербии, а с другой стороны, сразу же заявляет, что Россия — союзник Сербии? Если при анализе воспользоваться гипотезой, что существует один общий пропагандистский метанарратив против России, который США последовательно строят, и что любой политический лидер страны, которая входит в сферу влияния США, должен признавать этот метанарратив абсолютной истиной, тогда заявление президента Вучича понятно. Он, не теряя времени, поспешил согласиться с нарративом о русском шпионаже, таким образом подтверждая, что он придерживается линии США в столкновении с Россией, но в то же самое время дал понять российскому руководству, что отношения Сербии и России от этого не пострадают.

России, на самом деле, ничуть не мешает интеграция Балкан в ЕС, во-первых, потому что это не останавливает торговлю энергетическими ресурсами с Германией и, во-вторых, потому что России нечего предложить балканским государствами взамен евроинтеграции.

Можем сравнить действия сербского президента с поступками болгарского премьер-министра Бойко Борисова, который недавно столкнулся с похожим нарративом о шпионском скандале, в котором снова была обвинена Российская Федерация. Официальные представители Софии 28 октября 2019 г. обвинили сотрудника российского дипведомства в шпионаже, когда он, как и «русский шпион» в сербском нарративе, уже не находился на территории Болгарии. В отличие от сербского случая, когда видео просто было выложено в Интернет прозападными журналистами, в Болгарии была задействована прокуратура, что свидетельствует о том, что болгарское руководство не только столкнулось с навязанным нарративом, но и приняло активное участие в его конструкции. Действующий премьер Болгарии использовал этот нарратив, чтобы вступить в политический конфликт с оппозиционным движением «Русофилы», которое возглавляет Николай Малинов. С этим также был связан и отказ во въезде в Болгарию Константину Малофееву, основателю русского патриотического СМИ «Царьград». Это пример того, как руководство может использовать метанарратив против России, чтобы укрепить свои собственные политические позиции внутри страны.

Руководство Сербии поступило совсем по-иному: оно стало замалчивать данный нарратив. Спустя неделю уже никто не пишет и не говорит о шпионском скандале как о важном событии. Сербская оппозиция также предпочла не вступать в конфликт с властью, используя эту аферу. Оппозиция, хоть и прозападная по сути, все-таки понимает, что большинство сербских избирателей придерживаются пророссийской позиции и было бы весьма невыгодно критиковать власть и требовать каких-то мер против Российской Федерации. На сербской политической сцене сейчас актуальны два скандала — один связан с плагиатом кандидатской диссертации министра финансов Сербии Синиши Мали, а второй касается якобы незаконной торговли оружием государственными предприятиями. Скандал с торговлей оружием опосредованно связан с отношениями Сербии и России, так как сербские предприятия обвиняются в незаконных поставках оружия участникам войны в Йемене и украинской армии в гражданской войне на востоке Украины. Стоит отметить, что сербская оппозиция не критикует действующую сербскую власть за поддержку Украины против России, а обвиняет власть в коррупции и незаконном зарабатывании денег на торговле вооружением. Самое интересное, что шпионский скандал и скандал с торговлей оружием связал в своем заявлении украинский посол в Сербии Олександр Александрович, который подчеркнул, что Россия виновата и в шпионском скандале, и в афере с торговлей вооружением, добавив, что не было бы ничего плохого, если бы Сербия действительно продавала Украине военную технику. Также посол заявил, что шпионский скандал ему напомнил «агрессию России против Украины и что украинцы, как и президент Вучич, также спрашивали российскую сторону “почему”».

Екатерина Энтина, Александр Пивоваренко:
Россия на Балканах

В современной политике истины нет, а есть многообразные метанарративы, которые касаются разных тем. Сами метанарративы состоят из единичных событий — нарративов, а их связь с объективной истиной совершенно не важна. Во многих политологических статьях этот феномен называется постправда или постистина, что лучше отражает смысл, так как правд много, а истина одна. Соответственно, и лжи нет — это важная методологическая постановка. В современном политическом дискурсе элиты не только отошли от истины, как моральной рамки их деятельности, но они вовсе концептуально не признают существование истины и лжи — оба эти антипода не важны, важен только нарратив. В той же системе мышления нарратив служит как прикрытие для разных целей, которые находятся в корпусе интересов определенной элиты. Поэтому один и тот же нарратив в Сербии и Болгарии используется по-разному.

В случае Болгарии, которая решила предпринять конкретные действия в целях приближения к позиции США, сам президент США Дональд Трамп не исключил визит в эту страну. Кроме того Болгария и США подписали решение о расширении стратегического партнерства, которое содержит и военные импликации в виде повышенного присутствия военных НАТО на побережье Черного моря, а также и констатацию того, что одним из экономических приоритетов Болгарии остается постройка интерконнектора для газопровода ТАНАП из Азербайджана, прямого конкурента «Турецкого потока». Сербия, со своей стороны, продолжает находиться в сфере интересов Запада, но при этом не вводит санкций против России и даже покупает российское вооружение, тем самым демонстрируя, что ведет двойственную политику сотрудничества с двумя сторонами в конфликте. Такая политика Сербии продолжится пока для этого существуют условия, то есть пока Запад отвлечен своими многочисленными проблемами и не в состоянии полностью навязать свою волю и изолировать Сербию от России. До тех пор не стоит обращать слишком много внимания на нарративы, а лучше сосредоточиться на конкретных действиях. В этом контексте шпионский скандал не влияет на отношения Сербии и России, но важен для российско-болгарских отношений. В данный момент, вопреки навязанному метанарративу США, в соответствии с которым Россия – дестабилизирующая сила на Балканах и в Европе в целом, официальная Москва успешно продвигает свои экономические интересы на Балканах.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся