Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Михаил Сковоронских

Магистр, Школа дипломатической службы им. Эдмунда Уолша Джорджтаунского университета, эксперт РСМД

В мире осталось совсем немного государств, имеющих собственные, национальные системы летоисчисления. Без сомнения, Япония — самый заметный член этого «клуба». Страна повсеместно использует западный календарь, сохраняя при этом традиционную систему летоисчисления, основанную на так называемых девизах правления — коротких благопожелательных «слоганах», провозглашаемых при восшествии на престол нового императора. В Японии смена императора и, соответственно, его девиза правления воспринимается как эпохальное событие, своего рода водораздел: повод повнимательнее взглянуть на прошлое и задуматься о будущем. В преддверии интронизации наследного принца Нарухито, запланированной на 1 мая 2019 г., японское правительство выбрало и объявило девиз правления будущего монарха — «рэйва», что можно перевести как «благодатная гармония». Однако новый императорский «лозунг» оказался во-многом необычным и даже противоречивым.

Девиз «рэйва» значительно выделяется на фоне предыдущих. Дело в том, что впервые за всю историю Японии источником для него стало произведение классической японской литературы —древняя поэтическая антология «Манъёсю». Ранее в этой роли неизменно выступали произведения китайской классики, полные глубоких философских, политических и исторических смыслов. Теперь же правительство решило обратиться к японским «корням».

Через несколько часов после обнародования нового девиза премьер-министр Японии Синдзо Абэ выступил с полным «сливовых» аллюзий заявлением. Он говорил о «благоуханной» национальной культуре и о желании сделать Японию такой страной, где каждый гражданин сможет «расцвести», словно сливовое дерево после суровой зимы. В каком-то смысле девизы правления прежних императоров с их философскими и историческими коннотациями уступили место литературному тропу. Отход от китайской классики в процессе выбора девиза правления обернулся также отказом от конфуцианского рационализма в пользу японской чувственности.

В мире осталось совсем немного государств, имеющих собственные, национальные системы летоисчисления. Без сомнения, Япония — самый заметный член этого «клуба». Страна повсеместно использует западный календарь, сохраняя при этом традиционную систему летоисчисления, основанную на так называемых девизах правления — коротких благопожелательных «слоганах», провозглашаемых при восшествии на престол нового императора. В Японии смена императора и, соответственно, его девиза правления воспринимается как эпохальное событие, своего рода водораздел: повод повнимательнее взглянуть на прошлое и задуматься о будущем. В преддверии интронизации наследного принца Нарухито, запланированной на 1 мая 2019 г., японское правительство выбрало и объявило девиз правления будущего монарха — «рэйва», что можно перевести как «благодатная гармония». Однако новый императорский «лозунг» оказался во-многом необычным и даже противоречивым.

Система летоисчисления по девизам правления впервые появилась в древнем Китае и до Синьхайской революции 1911 г. оставалась неотъемлемой частью традиционного китайского календаря. Япония заимствовала эту систему в период становления в качестве централизованного государства и объявила свой первый девиз правления — «тайка» или «великое преображение» — в 645 г. Вассалы китайской империи (например, Корея) официально использовали китайские девизы, признавая власть «центра», но японские правители неизменно провозглашали собственные — явная претензия на равный статус с китайским «сыном Неба». Традиция сохранилась и после поражения Японии во Второй мировой войне: девизы правления используются в официальных документах и сегодня. Например, 2019 г. является 31 годом «хэйсэй» и скоро станет первым годом «рэйва».

1 апреля 2019 г. японское правительство опубликовало девиз правления будущего императора — ныне наследного принца — Нарухито. В выборе нового «слогана» учувствовала группа экспертов, которая рассмотрела несколько предложений, в итоге остановив свой выбор на «благодатной гармонии». В древности девизы правления часто меняли после благоприятных или неблагоприятных событий, и один император мог иметь несколько таких девизов. Начиная с эпохи Мэйдзи (1868–1912 гг.) было введено правило «один император — один девиз», которое остается в силе и сегодня. Однако девиз «рэйва» значительно выделяется на фоне предыдущих. Дело в том, что впервые за всю историю Японии источником для него стало произведение классической японской литературы — древняя поэтическая антология «Манъёсю». Ранее в этой роли неизменно выступали произведения китайской классики, полные глубоких философских, политических и исторических смыслов. Теперь же правительство решило обратиться к японским «корням».

Составные части нового девиза правления взяты из предисловия к серии традиционных японских стихотворений — вака — о цветах сливы (дат. 730 г.), начисто лишенного философского и политического подтекста. Само предисловие написано на литературном китайском языке, который играл в Японии примерно такую же роль, что и латынь в средневековой Европе. Текст предисловия гласит:

Ранней весной в благодатный (рэй) месяц воздух был свеж, а ветер — нежен (ва) …

Эксперты выбрали этот отрывок в качестве источника для нового девиза правления несмотря на то, что само предисловие — пусть и изящный, но глубоко вторичный текст, имитация (а кое-где — почти дословное копирование) произведений китайских литераторов Ван Сичжи и Чжан Хэна. Тем не менее авторитет антологии «Манъёсю» как древнейшего собрания японской (именно японской, а не китайской) поэзии сыграл здесь решающую роль.

Через несколько часов после обнародования нового девиза премьер-министр Японии Синдзо Абэ выступил с полным «сливовых» аллюзий заявлением. Он говорил о «благоуханной» национальной культуре и о желании сделать Японию такой страной, где каждый гражданин сможет «расцвести», словно сливовое дерево после суровой зимы. В каком-то смысле девизы правления прежних императоров с их философскими и историческими коннотациями уступили место литературному тропу. Мыслитель и филолог XVIII века Мотоори Норинага, считающийся предтечей японского национализма, говорил о противостоянии рационального китайского разума и чувственной, иррациональной японской души, призывая искоренить китайские заимствования. Отход от китайской классики в процессе выбора девиза правления обернулся также отказом от конфуцианского рационализма в пользу японской чувственности.

Обращение к «Манъёсю» в качестве источника можно рассматривать в более широком контексте политических взглядов Абэ. Не секрет, что премьер-министр и его окружение тесно связаны с представителями глубоко консервативных и националистических кругов, и их высказывания и поступки не раз становились объектом критики со стороны соседей Японии по региону. Однако для простых японцев смена девиза правления — это, прежде всего, символ грядущих перемен и повод для надежды на лучшее будущее. 1 мая 2019 г. станет для многих первым днем новой эпохи, эпохи новых начинаний и возможностей, эпохи «рэйва».

(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся