Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Дарья Тёркина

Студентка МГИМО МИД России

В обзоре, подготовленном Департаментом экономических и отраслевых исследований французского конгломерата Societe Generale, дается оценка влияния замедления китайской экономики на мировую экономику, торговлю, финансовые рынки и цены на сырье. Исследование охватило период с 1995 по 2015 гг. В 2010 г. Китай начал переход от модели, ориентированной на массивные инвестиции и экспорт, к модели, в основе которой лежат интенсивные факторы роста и внутреннее потребление.

За последние пять лет роль КНР в мире стала еще более заметной. По предварительным оценкам, в 2019 г. доля КНР в мировом ВВП составила 19,2%. Исследование Societe Generale имеет особую актуальность в 2020 г., когда пандемия COVID-2019 привела к полной остановке производства в Китае на несколько месяцев. Китайская сторона заявляет, что влияние пандемии коронавируса на экономику КНР станет краткосрочным и не сможет изменить положительного вектора развития в долгосрочной перспективе. Тем не менее уже сейчас становится ясно, что целевой показатель роста на 2020 г. в 6–6,5% не сможет быть выполнен. Credit Suisse прогнозирует, что рост ВВП Китая в 2020 г. составит 3–3,5%. По оценкам Всемирного банка, экономический рост Китая замедлится до 2,3% при позитивном сценарии и до 0,1% при пессимистичном. Схожие показатели экономического роста ожидаются и в Восточной Азии и АТР — от 2,1% до 0,5%. В прошлом году рост ВВП региона составил 5,8%. Есть основания полагать, что последствия COVID-19 для всего мира могут быть серьезнее, чем последствия мирового финансового кризиса 2008 г.


Экономический подъем КНР привлекает внимание исследователей, государственных деятелей и бизнес-сообщества не одно десятилетие. Если в конце 1990-х гг. на долю КНР приходилось около 4% мирового ВВП, то сейчас Китай — крупнейшая экономика в мире по паритету покупательной способности, в 2018 г. на него приходилось 18,6% мирового ВВП. Доля китайского экспорта и импорта в мировой торговле за период с 1995 по 2018 гг. увеличилась с 3% до 12,4%. Учитывая современную роль Китая в мировой экономике, любые изменения темпов роста его экономики или ее структуры могут оказать серьезное негативное влияние на весь мир. Именно поэтому странам, которые поддерживают тесную торгово-экономическую связь с Поднебесной, необходимо «держать руку на пульсе» и внимательно следить за экономической ситуацией в Китае, особенно сейчас, когда пандемия COVID-19 привела к падению ВВП Китая в первом квартале на 6,8%.

В обзоре, подготовленном Департаментом экономических и отраслевых исследований французского конгломерата Societe Generale, дается оценка влияния замедления китайской экономики на мировую экономику, торговлю, финансовые рынки и цены на сырье. Исследование охватило период с 1995 по 2015 гг. В 2010 г. Китай начал переход от модели, ориентированной на массивные инвестиции и экспорт, к модели, в основе которой лежат интенсивные факторы роста и внутреннее потребление. Эта переориентация была обусловлена тем, что экстенсивные факторы роста были исчерпаны, а экономика начала замедляться. Учитывая растущее значение КНР для мировой и региональной экономик, последствия замедления и изменения экономической структуры скажутся на других странах. Исследователи выделили три канала распространения влияния на мировую экономику: торговый, сырьевой и финансовый. Неопределенность, связанная со способностью китайских властей обеспечить плавный переход к новой модели роста, может негативно сказаться на настроениях инвесторов, что приведет к глобальной финансовой нестабильности.

Новая нормальность

С 1980 г. по 2006 г. можно было наблюдать быстрый рост китайской экономики, благодаря модели, ориентированной на инвестиции и экспорт. За указанный период соотношение инвестиций и экспорта к ВВП выросло с 30% и 5% до 40% и 36% соответственно. Высокий уровень инвестиций и экспорта объяснялись такими факторами, как низкая процентная ставка, финансовые репрессии, заниженный курс национальной валюты и низкая стоимость труда. Занижение курса юаня помогало Китаю повысить конкурентоспособность своего экспорта и занять значительную долю мирового рынка. После мирового кризиса 2008 г. китайская модель экономического роста претерпела изменения. Слабый внешний спрос со стороны развитых экономик в сочетании с утратой ценовой конкуренции в виду повышения курса юаня и заработных плат негативно повлияли на китайский экспорт. В борьбе с кризисом китайское правительство использовало колоссальные финансовые вливания, которые увеличили соотношение инвестиций к ВВП до 45% в 2009 г. Вливания в экономику привели к образованию избыточных производственных мощностей в ряде секторов и перегреву. Нерациональное распределение ресурсов и инвестирование в провальные проекты привело к росту закредитованности: долг Китая в 2007 г. составлял 150% ВВП, в 2015 — 250%, а в 2019 — 300%. На сегодняшний день долг КНР составляет 15% мирового долга. Задолженность подобного размера представляет опасность не только для самого Китая, но и для мировой экономики, поскольку становится фактором финансовой нестабильности.

В 2013 г. третий пленум ЦК КПК признал ограниченность модели роста и объявил о начале реформ, направленных на переориентацию на внутреннее потребление и отказ от инвестирования. В 2015 г. темпы роста ВВП снизились до 6,9%, что стало самым низким показателем за 25 лет.

Влияние замедления экономики Китая на мировые рынки

Рынок сырьевых и минеральных ресурсов. В 2016 г. на долю Китая приходилось 54% мирового спроса на алюминий и 50% спроса на никель и медь. Аналитики Societe Generale пришли к выводу, что цены на сырье сильно зависят от темпов роста КНР. Ожидается, что в результате изменения китайской модели, снижения темпов роста ВВП и повышения внимания к экологии цены на металлы упадут. Это негативно скажется на таких странах — экспортерах сырья, как Бразилия, Чили, Ангола и ЮАР, поскольку они сильнее всего зависят от Китая. Влияние на цены на нефть будет слабее в связи более низкой долей Китая в мировом потреблении нефти (12%) и ожидаемым ростом количества транспортных средств на душу населения. В Китае — 32 автомобиля на 1 тыс. человек, в то время как в США — 814, что свидетельствует о значительном потенциале роста, который может быть реализован благодаря стимулированию внутреннего потребления.

Финансовый рынок. Прямое воздействие замедления экономики КНР на мировые финансовые рынки, включая ценные бумаги и валюту, вероятно, будет невелико, учитывая низкую интеграцию Китая в международную финансовую систему и сохраняющийся контроль над движением капитала. Тем не менее снижение активности Китая и неопределенность, порожденная сменой модели, окажет влияние на доверие инвесторов.

В 2015 г. для обеспечения большей гибкости обменного курса Народный банк Китая провел девальвацию юаня по отношению к доллару на 4%. В результате курс валют азиатских стран значительно снизился, поскольку на рынке были опасения о начале конкурентной девальвации юаня.

Модель глобальной векторной авторегрессии

Для количественной оценки авторами публикации была использована модель глобальной векторной авторегрессии (GVAR), с помощью которой были проанализированы данные по 36 странам за период с 1995 по 2015 гг. Данные по отдельным странам включают макроэкономические и финансовые показали, включая ВВП, инфляцию, эффективный обменный курс, индекс цен на акции, долгосрочные и краткосрочные процентные ставки. Аналитиками были также учтены индексы цен на энергоносители, металлы и сельхоз товары. Результаты показали, что замедление темпов роста экономики КНР в наибольшей степени повлияет на азиатские страны и государства — экспортеры сырья ввиду снижения торговли и цен на сырьевые ресурсы, а также кризиса доверия на мировых финансовых рынках. Страны с развитой экономикой окажутся наименее уязвимыми. Снижение темпов роста ВВП Китая на 1% приведет к снижению на 0,3% в развивающихся странах Азии, на 0,13% в Латинской Америке и на 0,2% в ЕС и других развитых странах. Наибольшие потери среди азиатских стран понесет Малайзия, которая потеряет 0,6% ВВП через год после снижения на 1% в Китае. Самой устойчивой страной в Азии оказалась Япония, что, вероятно, связано с большим объемом ее торговли с США и ЕС, которые не подвергнутся большому влиянию. Потери России от замедления китайской экономики оцениваются в менее чем 0,05% ВВП.

Авторы обзора было также провели аналогичное исследования за 2000 г.; оно показало, что воздействие на различные страны было существенно более низким. Это означает, что зависимость других стран от Китая за 15 лет сильно возросла. Таким образом, если роль Китая в мировой экономике продолжит повышение в среднесрочной перспективе, то замедление китайской экономики будет оказывать все большее влияние на экономики региона и мира.

За последние пять лет роль КНР в мире стала еще более заметной. По предварительным оценкам, в 2019 г. доля КНР в мировом ВВП составила 19,2%. Исследование Societe Generale имеет особую актуальность в 2020 г., когда пандемия COVID-2019 привела к полной остановке производства в Китае на несколько месяцев. Китайская сторона заявляет, что влияние пандемии коронавируса на экономику КНР станет краткосрочным и не сможет изменить положительного вектора развития в долгосрочной перспективе. Тем не менее уже сейчас становится ясно, что целевой показатель роста на 2020 г. в 6–6,5% не сможет быть выполнен. Credit Suisse прогнозирует, что рост ВВП Китая в 2020 г. составит 3–3,5%. По оценкам Всемирного банка, экономический рост Китая замедлится до 2,3% при позитивном сценарии и до 0,1% при пессимистичном. Схожие показатели экономического роста ожидаются и в Восточной Азии и АТР — от 2,1% до 0,5%. В прошлом году рост ВВП региона составил 5,8%. Есть основания полагать, что последствия COVID-19 для всего мира могут быть серьезнее, чем последствия мирового финансового кризиса 2008 г.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся