Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

В защиту принципа «в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана» и в поддержку пролонгации Договора СНВ-III

В течение нескольких десятилетий стратегическая стабильность была основной отношений США, НАТО и России. При этом учитывались жизненно важные интересы сторон, «красные линии», способы снижения рисков инцидентов и просчетов, которые потенциально могли привести к конфликту. В особенности речь шла о конфликте с применением ядерного оружия. Сегодня прежнее равновесие нарушено из-за столкновения национальных интересов, недостаточно активного диалога, разрушения системы контроля над вооружениями, появления новых ракетных систем и милитаризации цифровой среды. В ядерной сфере это ведет к увеличению рисков. Пандемия COVID-19 выявила хрупкость существующих международных механизмов, их слабость в реагировании на транснациональные угрозы. Пандемия показала, что для эффективного предотвращения и решения подобных проблем нужно вырабатывать новые подходы, основанные на сотрудничестве.

Страны Евроатлантического региона должны поддерживать диалог для успешного регулирования кризисных ситуаций и укреплять доверие, необходимое для реагирования на важнейшие вызовы в сфере безопасности. Иначе говоря, стратегическая стабильность невозможна без диалога.

Устойчивая коммуникация имеет определяющее значение для достижения взаимопонимания в вопросах обеспечения и поддержания стратегической стабильности. Речь о процессах, механизмах и договоренностях, позволяющих регулировать стратегические отношения в мирное время и избегать конфликтов с применением ядерного оружия и развертывания вооруженных сил. Целью является минимизация любых поводов для упреждающего применения ядерных вооружений.

Снижение и устранение ядерных рисков отвечает взаимным интересам всех государств и является залогом стратегической стабильности. Мы вступили в новую ядерную эпоху, в которой любая роковая ошибка, спровоцированная случайностью, просчетом или непродуманным решением, с большой вероятностью может привести к ядерной катастрофе. Сегодня в Евроатлантическом регионе этот риск усугубляется возросшей напряженностью в отношениях России и НАТО при минимальной коммуникации между военными и политическими лидерами. Если оставить все как есть, мы продолжим скатываться по наклонной — к ситуации, в которой применение ядерного оружия становится все более вероятным.


В защиту принципа «в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана» и в поддержку пролонгации Договора СНВ-III

В течение нескольких десятилетий стратегическая стабильность была основной отношений США, НАТО и России. При этом учитывались жизненно важные интересы сторон, «красные линии», способы снижения рисков инцидентов и просчетов, которые потенциально могли привести к конфликту. В особенности речь шла о конфликте с применением ядерного оружия. Сегодня прежнее равновесие нарушено из-за столкновения национальных интересов, недостаточно активного диалога, разрушения системы контроля над вооружениями, появления новых ракетных систем и милитаризации цифровой среды. В ядерной сфере это ведет к увеличению рисков. Пандемия COVID-19 выявила хрупкость существующих международных механизмов, их слабость в реагировании на транснациональные угрозы. Пандемия показала, что для эффективного предотвращения и решения подобных проблем нужно вырабатывать новые подходы, основанные на сотрудничестве.

Страны Евроатлантического региона должны поддерживать диалог для успешного регулирования кризисных ситуаций и укреплять доверие, необходимое для реагирования на важнейшие вызовы в сфере безопасности. Иначе говоря, стратегическая стабильность невозможна без диалога.

Устойчивая коммуникация имеет определяющее значение для достижения взаимопонимания в вопросах обеспечения и поддержания стратегической стабильности. Речь о процессах, механизмах и договоренностях, позволяющих регулировать стратегические отношения в мирное время и избегать конфликтов с применением ядерного оружия и развертывания вооруженных сил. Целью является минимизация любых поводов для упреждающего применения ядерных вооружений.

Снижение и устранение ядерных рисков отвечает взаимным интересам всех государств и является залогом стратегической стабильности. Мы вступили в новую ядерную эпоху, в которой любая роковая ошибка, спровоцированная случайностью, просчетом или непродуманным решением, с большой вероятностью может привести к ядерной катастрофе. Сегодня в Евроатлантическом регионе этот риск усугубляется возросшей напряженностью в отношениях России и НАТО при минимальной коммуникации между военными и политическими лидерами. Если оставить все как есть, мы продолжим скатываться по наклонной — к ситуации, в которой применение ядерного оружия становится все более вероятным.

Правительства наших стран несут общую ответственность за то, чтобы совместными усилиями уменьшить такой риск. В этом году можно договориться о двух мерах, способствующих сокращению ядерной опасности и укреплению стратегической стабильности.

  • Во-первых, лидеры государств, имеющих в своем арсенале ядерное оружие, должны твердо придерживаться того принципа, что в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана.

Этот принцип, сформулированный в разгар холодной войны лидерами США и СССР и принятый всеми европейскими странами, стал важным шагом на пути к окончанию холодной войны. Сегодня провозглашение этого принципа могло бы в явной форме свидетельствовать о том, что, несмотря на разногласия, лидеры признают свою общую ответственность за предотвращение ядерной катастрофы. Достижение согласия по поводу соблюдения этого ключевого принципа, могло бы заложить основу для других практических мер, способствующих сокращению риска применения ядерного оружия и недопущению гонки вооружений. Оно могло бы продемонстрировать решимость ядерных держав не останавливаться на достигнутом в области разоружения. Подобное лидерство сейчас особенно актуально, учитывая, что в 2020 году международное сообщество отмечает 50-летие заключения Договора о нераспространении ядерного оружия.

  • Во-вторых, США и Россия должны сохранить и пролонгировать действующий Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-III). Это необходимо для поддержания прозрачности, предсказуемости и потолков ограничения ядерных сил.

Вопрос касается не только Вашингтона и Москвы. Распад системы контроля вооружений приведет к резкому возрастанию ядерных рисков для всей Европы и для всего мира. Стремительное развитие технологий и вооружений диктует необходимость поддержания принципов стратегической стабильности и другими странами, а не только Россией и США. Все страны Евроатлантического региона заинтересованы в полном соблюдении заключенного в 2010 году Россией и США Договора СНВ-III с его системой ограничений и проверок. Они также заинтересованы в обоюдном продлении договора до 2026 года с возможностью заключения новых соглашений и планом работы на будущее. Подобный интерес делает вопрос о продлении еще более востребованным. Очень важно, чтобы Россия и США продлили СНВ-III в текущем году до истечения срока его действия в начале 2021 года. Продление договора стало бы показателем столь необходимого прогресса в преддверии саммита пяти постоянных членов Совета безопасности ООН (состоится осенью 2020 г.), и конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия, запланированной на начало следующего года.

В 2020 году Группа лидеров по вопросам евроатлантической безопасности продолжит свою работу по созданию условий для анализа и внедрения мер, направленных на укрепление международной безопасности. Она по-прежнему будет служить площадкой, объединяющей государственных и негосударственных, гражданских и военных экспертов в целях достижения стратегической стабильности в Евроатлантическом регионе.

Подписано учредителями и членами Группы лидеров по вопросам евроатлантической безопасности.

Учредители Группы

Десмонд Браун

Вице-председатель Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI), председатель Попечительского совета и совета директоров Сети европейских лидеров (ELN), министр обороны Великобритании (2006–2008), Великобритания

Вольфганг Ишингер

Профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии, председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности, Германия

Игорь Иванов

Президент Российского совета по международным делам (РСМД), министр иностранных дел России (1998–2004), Россия

Эрнест Дж. Мониз

Сопредседатель и генеральный директор Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI), министр энергетики США (2013–2017), Соединенные Штаты Америки

Члены Группы

Брук Андерсон

Чрезвычайный и Полномочный Посол (2010—2011 гг.), руководитель аппарата Совета национальной безопасности США (2011—2012 гг.), Соединенные Штаты Америки

Стив Андреасен

Консультант по национальной безопасности Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI); директор по оборонной политике и контролю над вооружениями в Совете национальной безопасности США (1993—2001 гг.), Соединенные Штаты Америки

Оксана Антоненко

Научный сотрудник института Кеннана в Международном научном центре им. Вудро Вильсона, член контактной группы Сообщества европейских лидеров (ELN) по отношениям России и Запада, Великобритания

Джоэл Белл

Председатель Фонда Чумира по этике лидерства, Канада

Роберт Берлс

Старший советник по России и Евразии Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI); специальный помощник Министра энергетики США по программам Россия/СНГ (1993—1997 гг.), Соединенные Штаты Америки

Филипп Марк Бридлав

Генерал ВВС США в отставке, командующий Европейским командованием вооруженных сил США (2012—2013 гг.) и 17-й Верховный главнокомандующий Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе (2013—2016 гг.), Соединенные Штаты Америки

Кэтрин Бомбергер

Генеральный директор Международной комиссии по пропавшим без вести лицам, Соединенные Штаты Америки

Уильям Дж. Бернс

Президент Фонда Карнеги за международный мир, Соединенные Штаты Америки

Ричард Берт

Чрезвычайный и Полномочный Посол США (1985—1989 гг.), председатель Международного движения за глобальный ноль в США, Соединенные Штаты Америки

Евгений Бужинский

Председатель Совета ПИР-Центра, вице-президент Российского совета по международным делам; генерал-лейтенант в отставке, Россия

Хикмет Четин

Министр иностранных дел Турции (1991—1994 гг.), Турция

Джампаоло Ди Паола

Адмирал, министр обороны Италии (2011—2013 гг.), председатель военного комитета НАТО (2008—2011 гг.), министр обороны Италии (2001—2004 гг.), Италия

Рольф Экеус

Чрезвычайный и Полномочный Посол (1997—2000 гг.), почетный председатель Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), Швеция

Василь Филипчук

Дипломат, директор Департамента европейской интеграции Секретариата Кабинета министров Украины (2012—2013 гг.), главный советник Международного центра перспективных исследований в Киеве, Украина

Сабина Фишер

Доктор наук, старший научный сотрудник Германского института международных отношений и проблем безопасности (SWP) в Берлине, Германия

Сэр Кристофер Харпер

Маршал авиации британских ВВС, Рыцарь-Командор Ордена Британской империи, Великобритания

Александр Хуг

Первый заместитель главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине (2014—2018 гг.), Швейцария

Родерих Кизеветтер

Депутат Бундестага, Германия

Винченцо Кампорини

Генерал в отставке, вице-президент Института международных отношений, Италия

Андрей Кортунов

Генеральный директор Российского совета по международным делам, Россия

Берт Кундерс

Министр иностранных дел Нидерландов (2014—2017 гг.), Нидерланды

Имантс Легис

Министр обороны Латвии (2009—2010 гг.), Латвия

О. Фарук Логоглу

Чрезвычайный и Полномочный Посол (2001—2005 гг.), заместитель Министра иностранных дел Турции (2000—2001 гг.), Турция

Марк Меламед

Старший директор Программы глобальной ядерной политики Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI), Соединенные Штаты Америки

Майк Маллен

Адмирал ВМС США в отставке, 17-й председатель Объединенного комитета начальников штабов, Соединенные Штаты Америки

Поль Киле

Министр обороны Франции (1985—1986 гг.), председатель Инициативы по ядерному разоружению, Франция

Джеймс Ф. Коллинс

Чрезвычайный и Полномочный Посол США, ведущий научный сотрудник программы по России и Евразии Фонда Карнеги за международный мир, Соединенные Штаты Америки

Урмас Паэт

Министр иностранных дел Эстонии (2005-2014)

Бруно Расин

Председатель Фонда стратегических исследований, Франция

Марис Риекстиньш

Чрезвычайный и Полномочный Посол, Министр иностранных дел Латвии (2007—2010 гг.), Латвия

Джоан Ролфинг

Президент и исполнительный директор Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI), Соединенные Штаты Америки

Мэтью Рожански

Директор института Кеннана в Международном научном центре им. Вудро Вильсона, Соединенные Штаты Америки

Линн Рустен

Вице-президент Программы глобальной ядерной политики Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI), Соединенные Штаты Америки

Сэр Джон Скарлетт

Глава Секретной разведывательной службы (СИС) МИД Великобритании (2004—2009 гг.) и вице-председатель Королевского объединенного института оборонных исследований, Великобритания

Джеймс Ставридис

Адмирал ВМС США в отставке, Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (2009—2013 гг.), декан факультета права и дипломатии им. Флетчера в Университете Тафтса (2013—2018 гг.), Соединенные Штаты Америки

Стефано Стефанини

Постоянный представитель Италии в НАТО (2007—2010 гг.), член исполнительного совета Сети европейских лидеров (ELN), ведущий научный сотрудник Атлантического совета, директор брюссельского отделения консалтинговой компании Project Associates, Италия

Сэр Адам Томсон

Директор Сообщества европейских лидеров (ELN), Великобритания

Иван Тимофеев

Программный директор Российского совета по международным делам, Россия

Натали Точчи

Директор Института международных отношений, специальный советник верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, Италия

Изабелла Уильямс

Старший советник Глобальной программы по ядерной политике Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI), Великобритания

Марчин Заборовски

Исполнительный директор Польского института международных отношений (2010—2015 гг.), Польша

Эспен Барт Эйде

Член Парламента, министр иностранных дел Норвегии (2012-2013), министр обороны Норвегии (2011-2012), Норвегия

За прошедшие пять лет Дес Браун, Вольфганг Ишингер, Игорь Иванов, Эрнест Дж. Мониз, Сэм Нанн, а также возглавляемые ими организации — Европейское сообщество лидеров за многостороннее ядерное разоружение и нераспространение (ELN), Мюнхенская конференция по безопасности (MSC), Российский совет по международным делам (РСМД) и «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI) — провели большую работу с участием отставных и действующих государственных деятелей и экспертов из стран Евроатлантического региона и ЕС. Ее целью была апробация идей и разработка предложений по укреплению безопасности в областях совпадающих интересов. EASLG действует как независимая и неформальная инициатива, участники которой отражают многообразие взглядов и подходов разных стран Евроатлантического региона, включающего США, Канаду, Россию и 15 европейских государств.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся