Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 30, Рейтинг: 4.7)
 (30 голосов)
Поделиться статьей
Александр Корольков

К.и.н, специалист по Латинской Америке, эксперт РСМД

Татьяна Русакова

К.полит.н., эксперт Центра изучения кризисного общества, эксперт РСМД

Сюрприза не произошло. В первом туре президентских выборов в Бразилии, как и ожидалось, победил ультраправый контрэлитный кандидат Жаир Болсонару. «Бразильский Трамп», как его часто называют (и что ему явно импонирует), набрал 46,03% голосов — на 15% больше, чем предвещали последние соцопросы, выпущенные перед выборами. Для победы в первом туре ему не хватило менее 4% голосов. Его основной конкурент, выдвинутый на пост президента от бразильской Рабочей партии (PT), Фернанду Аддад также показал результат, превышающий показатели социологических опросов, но всего на 4%, набрав 29,28% голосов.

Аддад сделал то, что от него ждали сразу после первого тура, — признал ошибки PT, участие партии в организованной системе коррупции и заявил, что всех, кто использовал служебное положение для личного обогащения, надо показательно наказать. Кроме того, Аддад отказался от одиозного предложения включить в обязанности Центробанка контроль безработицы. Но сделал он все это 23 октября, за 5 дней до второго тура, и это может оказаться слишком поздно.

Все рейтинги говорят о том, что отставной капитан будет избран президентом Бразилии. По данным DataFolha (на 19 октября), он опережает Аддада «со счетом» 59% — 41%. Согласно опубликованному 24 октября опросу IBOPE, Аддад несколько сократил отставание — до 57% — 43% в пользу Болсонару.

Болсонару, похоже, полностью уверен в своей победе (или старательно демонстрирует это) и уже больше думает о том, как править страной, а не о том, как обойти конкурента на выборах. Он заявил, что как только будут объявлены результаты выборов, он отправится в столицу, чтобы лично контролировать процесс перехода власти. Получит он свой «билет» в Бразилиа или нет, мы узнаем 28 октября.

Все разговоры о том, что Болсонару в случае избрания станет изолированным президентом, теперь, похоже, имеют под собой меньше оснований, чем казалось перед первым туром.

На парламентских выборах, которые также проходили 7 октября, Социально-либеральной партия PSL, выдвинувшая Болсонару, получила в количественном отношении больше всех голосов (11,92%, у ближайшего преследователя — PT — 10,37%) на выборах в нижнюю палату и впервые провела четверых своих представителей в Сенат. Таким образом, у партии Болсонару будет вторая по численности (после PT) собственная фракция в Палате депутатов (52 депутата — никогда в истории у партии не было более одного депутата. Впервые с середины 1990-х гг. состав нижней палаты парламента Бразилии после выборов изменился более чем на 50%.

Бразильская биржа растет после каждого нового социологического опроса, предрекающего победу Болсонару на выборах, укрепляется курс реала и все больше капитанов бизнеса открыто заявляют о поддержке правого кандидата.

Сюрприза не произошло. В первом туре президентских выборов в Бразилии, как и ожидалось, победил ультраправый контрэлитный кандидат Жаир Болсонару. «Бразильский Трамп», как его часто называют (и что ему явно импонирует), набрал 46,03% голосов — на 15% больше, чем предвещали последние соцопросы, выпущенные перед выборами. Для победы в первом туре ему не хватило менее 4% голосов. Его основной конкурент, выдвинутый на пост президента от бразильской Рабочей партии (PT), Фернанду Аддад также показал результат, превышающий показатели социологических опросов, но всего на 4%, набрав 29,28% голосов.

Победа Болсонару была полной. Он набрал больше всех голосов в 16 штатах из 26 и столице. Аддад смог одержать победу только в девяти штатах, добившись наибольшей поддержки на северо-востоке страны — жители этих регионов традиционно голосуют за левых. За пределами этого региона Аддад смог «взять» только один штат — Пара. Жители еще одного штата — Сержипе — проголосовали за Сиру Гомеса.

В абсолютных цифрах выборы выглядели следующим образом — из более 147 млн граждан Бразилии, имеющих право выбирать президента, на избирательные участки пришли 117 млн человек, при этом 107 млн голосов были признаны действительными. За Болсонару проголосовали более 49 млн человек, за Аддада — 31 млн. Еще 27 млн голосов распределились между остальными участниками президентской гонки. Больше всех во «второй лиге» набрал Сиру Гомес — 13,3 млн голосов (12,47%). Представитель Социал-демократической партии (PSDB), которая с начала XXI в. неизменно конкурирует с PT за назначение ее представителя на президентский пост, Жералду Алкмин не смог набрать даже 5% голосов.

Новая политическая реальность

Единый день голосования в Бразилии не только отправил в нокаут PSDB — его влияние оказалось намного глубже и не ограничилось уничтожением лидерства одной партии. Вся политическая система страны пережила сильную встряску. В ней фактически из ниоткуда появилась новая политическая сила, с которой придется считаться как минимум ближайшие четыре года. Речь о Социально-либеральной партии (PSL), которая выдвинула в президенты Болсонару. Его личная популярность позволила PSL занять крепкие позиции сразу на всех политических фронтах.

PSL, у которой за всю историю ни разу не было «своего» губернатора (был случай, когда Фламарион Портела выиграл выборы в штате Рорайма от PSL, но вскоре перешел в PT), вывела своих кандидатов во второй тур губернаторских выборов сразу в трех штатах (Санта Катарина, Рондония и Рорайма). При этом даже в тех штатах, где представители PSL проиграли, они получили значительные результаты, а кандидаты в губернаторы от других правых партий высказывают симпатии PSL и Болсонару, чтобы привлечь большее число избирателей.

На парламентских выборах, которые также проходили 7 октября, PSL получила в количественном отношении больше всех голосов (11,92%, у ближайшего преследователя — PT — 10,37%) на выборах в нижнюю палату и впервые провела четверых своих представителей в Сенат. Таким образом, у партии Болсонару будет вторая по численности (после PT) собственная фракция в Палате депутатов (52 депутата — никогда в истории у партии не было более одного депутата. Впервые с середины 1990-х гг. состав нижней палаты парламента Бразилии после выборов изменился более чем на 50%.

Мало того, у PSL теперь есть большинство в четырех парламентах штатов, при том что раньше не было ни одного.

Все это на фоне провала традиционных партий, образующих коалиции — PT и PSDB. PT получила трех губернаторов и продолжит борьбу на выборах в еще одном штате во втором туре. То есть партия Лулы да Силва уже гарантированно проиграла как минимум один штат — Акре. PSDB пока вообще не получила ни одного губернатора и будет бороться за губернаторство сразу в шести штатах во втором туре.

В Нижней палате Парламента PT потеряли 13 мандатов, PSDB — 25, но больше всех потеряла партия Бразильское демократическое движение (MDB), председателем которой является исполняющий обязанности президента Бразилии Мишел Темер, — сразу 32 места (на прошлых выборах провела почти столько же депутатов, сколько PT). В Сенате Бразилии работают по три представителя от каждого штата – на этих выборах избирались по два из них. Из 54 сенаторов сумели переизбраться всего восемь. PT потеряла половину своих представителей в Верхней палате, сохранив шесть мест из 12, MDB потеряла шесть сенаторов, а PSDB — два. В парламентах штатов PT сохранила большинство только в одном штате из пяти, MDB — в трех из семи.

Все разговоры о том, что Болсонару в случае избрания станет изолированным президентом, теперь, похоже, имеют под собой меньше оснований, чем казалось перед первым туром. Кто бы ни победил на выборах, проводить нужные законы ему будет непросто.

Коррупционный скандал Lavo Jato, серьезный экономический кризис и попытка уничтожить PT любыми способами не прошли даром в том числе и для инициаторов этих атак. Был запущен процесс изменений политической системы страны, последствия которых остаются неизвестными. Все разговоры о том, что Болсонару в случае избрания станет изолированным президентом, теперь, похоже, имеют под собой меньше оснований, чем казалось перед первым туром. Кто бы ни победил на выборах, проводить нужные законы ему будет непросто. Демократическая «подушка безопасности» сработала исправно, и в случае победы Болсонару придется договариваться с оппонентами. Если, конечно, он не предпочтет действовать вне конституционного поля, что сегодня маловероятно.

Ничего не говорите СМИ

Болсонару остался недоволен первым туром выборов. Вскоре после обнародования результатов он заявил, что были зафиксированы подтасовки данных электронных урн для голосования и только это не позволило ему победить в первом туре.

Одновременно политические аналитики в Бразилии и за ее пределами сравнивают результат Болсонару с результатом его американского прототипа — Дональда Трампа. Сходства действительно заметны — оба кандидата являются контрэлитными, их недооценивали социологи, оба находились под огнем критики традиционных медиа и интеллектуальных элит, кроме того, оба эффективно использовали Интернет для прямого общения с избирателем. Болсонару продолжил эту тактику обхода традиционных СМИ и в период между турами. Более того, он обратился к своим сторонникам, чтобы те «очень аккуратно» общались с журналистами: «Они всегда используют вашу неосторожную фразу для нападок на меня. Мы рекомендуем лучше вообще ничего им не говорить. Большая часть СМИ левые и они хотят найти способ для критики моей кандидатуры».

Следующий шаг Болсонару — отказ от участия в дебатах, в которых все прочили значительное преимущество Фернанду Аддаду. Представители Болсонару, объясняя отказ от дебатов, сослались на состояние здоровья кандидата в президенты после покушения.

Поддержка бизнеса

Одновременно Болсонару ищет поддержки у предпринимателей и уже достиг определенных успехов в этой сфере. Представителей бизнес сообщества привлекает программа основного экономического советника кандидата Палу Гедеса, который в случае победы экс-капитана станет министром финансов. Этот человек придерживается ультралиберальных (особенно по меркам Бразилии) экономических взглядов. Возможно, их корни стоит искать в юности Гедеса — когда знаменитые «чикагские мальчики» приступали к реформам в Чили, молодой бразилец Паулу Гедес из Рио как раз поступил в фридмановский Чикагский университет и наверняка внимательно и восторженно изучал их опыт.

Гедес выступает за полную приватизацию госсобственности, рабочую и пенсионную реформы, освобождение от подоходного налога физических лиц тех, кто имеет доход менее пяти минимальных зарплат, и единую ставку подоходного налога в размере 20%, иначе говоря — за уменьшение этого налога для групп с самым высоким доходом. Кроме того, он предлагает снизить налоги на прибыль организаций до 15%, сейчас они достигают 34% (в России, например,— 20%, в США — 15–35%).

Такая налоговая политика, которая по российским меркам выглядит едва ли не левой, в условиях Бразилии приведет к сворачиванию огромного количества социальных программ. Вряд ли все голосующие за Болсонару хорошо это понимают, но зато крупный бизнес, который станет бенефициаром такой политики, отлично оценивает свои выгоды.

Бразильская биржа растет после каждого нового социологического опроса, предрекающего победу Болсонару на выборах, укрепляется курс реала и все больше капитанов бизнеса открыто заявляют о поддержке правого кандидата.

bolsonoro2.jpg
REUTERS

Основная и едва ли не единственная претензия к Болсонару со стороны бизнеса — это снижение защитных мер от импорта. Налоговые тарифы на ввоз продукции остаются неизменными с 1995 г. Этот вопрос связан с переговорами о зоне свободной торговли с ЕС и обязательствами по снижению ввозных пошлин на высокотехнологичную продукцию, которые Бразилия взяла на себя как член Меркосур. Мы рассматривали позицию Болсонару по отношению к вопросам экономической интеграции (Серия 2). Из его публичных заявлений можно сделать вывод, что он пойдет на уступки в открытии экономики для США, ЕС и стран Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Во время встречи с представителями национальной промышленности 22 октября этот вопрос был поставлен перед Болсонару, основным требованием стало связывание снижения ввозных пошлин с аналогичными действиями внешнеторговых партнеров страны и прежде всего стран ЕС. Несмотря на это, в результате встречи представители компаний, которые вместе контролируют 32% всего промышленного производства страны, подписали манифест о поддержке Болсонару.

Бизнес, судя по обещаниям кандидата в президенты, будет участвовать в формировании правительства. Паулу Гедес уже даже составил список кандидатов на различные посты — в основном это представители транснациональных компаний финансового сектора. Центробанк, например, в случае победы Болсонару возглавит Алешандре Беттамиу — исполнительный директор Bank of America по Латинской Америке, который сейчас проживает в Нью-Йорке. Среди других претендентов на высокие посты — глава бразильского подразделения Telecom Italia Жоау Кокс, Мариа Бастус из Goldman Sachs и глава Santander в Бразилии Роберту Нету.

Военные возвращаются?

А где же военные, которые должны прийти к власти вместе с Болсонару и которыми так пугали левые? Военные действительно придут к власти вместе с ним. По сути то, что с высокой долей вероятности начнет происходить в Бразилии после 28 октября, чем-то может напоминать российскую систему, в которой сильно влияние групп силовиков и ряда приближенных лиц, а для управления экономикой привлекаются экономисты, приверженные либеральной модели, так называемые «системные либералы».

Настоящие лидеры Бразилии, которые будут править вместе с Болсонару, хорошо известны. Это генералы Аугусту Элену, Освалду Феррейра и Алессиу Рибейру Сото. Они после победы Болсонару должны взять в свои руки все стратегические направления.

В Бразилии, где военные больше 20 лет были центром власти, такие перемены могут произойти в очень сжатые сроки и, учитывая настроения существенной части населения, вполне демократическим путем. Военные смогли удвоить свое прямое представительство в нижней палате парламента по результатам выборов — теперь в Палате депутатов будут присутствовать 22 человека, имеющих связи с армией (в 2014 году их было всего десять).

Настоящие лидеры Бразилии, которые будут править вместе с Болсонару, хорошо известны. Это генералы Аугусту Элену, Освалду Феррейра и Алессиу Рибейру Сото. Они после победы Болсонару должны взять в свои руки все стратегические направления.

Элену, который в 1970-е гг. был лейтенантом в военной академии, где учился юный кадет Жаир Болсонару, пользуется наибольшим доверием вероятного будущего президента, и еще в апреле 2018 г. Болсонару заявил, что Элену «может занять любую должность в его правительстве на свое усмотрение». Вероятнее всего, он станет министром обороны и, возможно, будет участвовать в формировании внешней политики страны при Болсонару. Бывший глава инженерно-строительного департамента Миноброны генерал Освалду Феррейра будет контролировать транспорт и добычу полезных ресурсов, а бывший руководитель Центра технологий вооруженных сил Бразилии Аллесиу Рибейру займется развитием технологий, науки и образования.

Сам Болсонару в одном из интервью заявил, что военные займут не более трети кресел в его правительстве. При этом он отметил, что не видит в этом проблемы и не понимает, почему все озабочены этим вопросом: «В предыдущем правительстве были террористы, и никто ничего не говорил. Были люди из Компартии, которые возглавляли Министерство обороны». При этом экс-капитан отметил, что, несмотря на свое давнее высказывание, не собирается закрывать Парламент: «Я предлагал это двадцать лет назад». Он также отметил, что уже более 120 избранных депутатов выразили желание сотрудничать с ним.

Александр Корольков, Татьяна Русакова, Александр Шинкаренко:
Выборы в России наоборот. Серия 3: дебаты, популизм и поножовщина

Кроме того, Болсонару необходимо будет сформировать коалицию для выполнения всех своих предвыборных обещаний и здесь, вероятно, ряд постов в правительстве займут выходцы их других партий.

Впрочем, вариант действий вне Конституции все равно активно обсуждается в бразильском обществе, тем более что на него неоднократно намекали сторонники экс-капитана. Населению страны такая возможность тоже не кажется невероятной. По данным недавнего опроса, более 50% жителей Бразилии не исключают возможность возвращения военной диктатуры. Этот показатель вырос с 2014 года на 11%.

«Закроем Верховный суд»

Авторитарные тенденции, обвинение в которых левые используют против Болсонару, имеют под собой почву. И это не только давние высказывания Болсонару о закрытии Парламента, оправдание им пыток людей и отрицание существования в стране военной диктатуры — масло в огонь постоянно подливает его ближайшее окружение. Всего за неделю до второго тура выборов в Бразилии разгорелся скандал с заявлением депутата Эдуарду Болсонару, сына политика, которое он сделал еще в июле, выступая перед поступающими на службу в полицию кадетами. На видео, которое получило распространение в Интернете, младший Болсонару отвечает на вопрос о том, что будут делать военные, если Высший суд Бразилии препятствует вступлению его отца в должность президента в случае победы на выборах.

«Если надо будет закрыть Высший суд, вы знаете, что надо сделать? Даже не надо отправлять туда джип с солдатами, достаточно одного солдата. <…> Что такое Верховный суд? Заберите ручку у главы суда и все. Достаточно арестовать его. Вы думаете, будет какой-то народный митинг в его защиту, тысячи людей на улице?» — заявил депутат.

Стоить отметить, что вторая часть заявления Эдуарду близка к истине — желающих защищать судей может оказаться не так много. Исходя из данных опроса DataFolha, проведенного в середине лета 2018 г., более 90% бразильцев считают, что судебные власти страны действуют в интересах богатых.

Появление этого видео перед решающим туром выборов, конечно, не случайность. И реагировать на него пришлось всем вовлеченным сторонам. Глава Верховного суда Жозе Антониу Тоффоли заявил, что «нападки на суд — это нападки на демократию». Сам Жаир Болсонару был вынужден оправдываться, предложив тому, кто призывает закрыть Верховный суд, «проконсультироваться у психиатра» и добавив, что, скорее всего, слова были выдернуты из контекста.

Антирейтинг Аддада, который был заметно меньше, чем у Болсонару, перед первым туром устремился вверх. По данным последнего опроса, антирейтинг Аддада составляет 54% против 41% у Болсонару.

Скандал с WhatsApp и Faacebook

В начале последней недели перед вторым туром избирательную кампанию Болсонару сотряс крупный скандал, который приобрел международный масштаб. После предполагаемого в США использования Россией и Китаем социальных сетей для манипуляции общественным мнением в ходе последних президентских выборов в США, тема использования таких инструментов стала крайне болезненной особенно для американских компаний, которые эти социальные сети контролируют. На этот раз скандал затронул Facebook и принадлежащий ему мессенджер WhatApp.

Скандал разросся благодаря бразильскому изданию Folha, которое имеет серьезный конфликт с Болсонару. Журналисты этой газеты смогли найти документы, подтверждающие недекларируемое участие частных компаний в рассылке сообщений в мессенджере в поддержку экс-капитана. Проблема в том, что такие массовые рассылки стоят дорого, но никак не проходят в официальной бухгалтерии кампании кандидата. Кроме того, по избирательному законодательству Бразилии, частные компании вообще не могут напрямую спонсировать кандидатов. Кроме того, запрещено покупать базы контактов граждан для использования их с целью политической агитации.

Цена каждого контракта на рассылку сообщений доходила до 12 млн реалов (3,2 млн долл.). Среди тех, кто выделял на это средства, упоминается сеть гипермаркетов Havan. Folha смогла найти не только заказчиков, но и агентства, которые выполняли заказ. Всем им теперь предстоит участие в довольно длительном судебном разбирательстве, которое уже открыто Верховным избирательным судом и пройдет после второго тура голосования. Кроме Болсонару такими услугами пользовался еще и кандидат от PSDB Жералду Алкмин, но в его случае речь идет только о привлечении сторонних баз данных без нарушений при финансировании. Аддад и партия Сиру Гомеса PDT уже обратились в суд в связи с этим делом и требуют наказания для Болсонару.

В WhatsApp на это отреагировали блокировкой «сотен тысяч» аккаунтов. Facebook после начала этого скандала, похоже, действует на опережение — его представители в инициативном порядке заявили о блокировке 68 страниц и 43 аккаунтов, которые распространяли сообщения в поддержку Болсонару, «совершая миллионы операций». Согласно заявлению Facebook, те, кто руководил этими страницами, использовали фальшивые и клонированные аккаунты и нарушали политику компании против распространения спама. Этим занималась группа под названием Raposo Fernandes Associados (RFA), которая создавала промопосты на разные, не связанные с политикой, кликабельные темы, ссылка с которых уводила пользователей на сторонние сайты — фермы объявлений (ad farms). При этом к содержанию постов у Facebook претензий не было — только к поведению их создателей.

А что Аддад?

Сразу после поражения в первом туре Аддад говорил о том, что «выходит на поле боя с Болсонару», и его «единственным оружием станут аргументы». Он упоминал дебаты и явно надеялся на то, что легко одолеет на них слабого в этом жанре и хуже образованного соперника. Тем не менее отказ Болсонару от дебатов лишил Аддада его «оружия». Да и неслыханную для Бразилии последних лет ситуацию, когда оппонент во втором туре отказывается от дебатов, левые тоже не смогли использовать вполне эффективно.

Кроме того, в своей речи после объявления результатов первого тура Аддад дал понять, что собирается привлечь на свою сторону всех левых кандидатов на пост президента — Сиру Гомеса, Марину Силва и Боулуса.

«Мы собираемся объединить всех демократов Бразилии, всех, кто обращает внимание на проблемы бедных. Мы хотим широкий проект для Бразилии, но который вел бы к социальной справедливости», — заявил он.

Таким образом, единственная верная стратегия для Аддада перед вторым туром — концепция народного фронта против «фашизма» Болсонару была запущена, но позже все пошло не так. От Аддада ждали трех вещей. Во-первых, он должен был отказаться от Лулы (ну или хотя бы меньше его упоминать), осудить действия PT и принести народу Бразилии извинения за коррупционные скандалы с участием правительств, сформированных его партией; и объявить планы на новое правительство, обратиться к бизнесу и успокоить всех, кто опасается, что он повторит все недостатки Лулы и Дилмы. Иными словами, он должен был показать, что он не «аватар» Лулы, а самостоятельный политик, способный со стороны объективно смотреть на ошибки PT. Но этого пока не случилось.

Антирейтинг Аддада, который был заметно меньше, чем у Болсонару, перед первым туром устремился вверх. Недовольство Рабочей партией в частности и усталость от традиционных политических элит в целом оказались больше и сильней, чем страх перед слишком правым курсом Болсонару. В результате, по данным последнего опроса, антирейтинг Аддада составляет 54% против 41% у Болсонару.

При том, что даже если сложить все голоса, отданные в первом туре за Марину и Гомеса (а это совершенно нереальный сценарий), их может не хватить, чтобы превысить «ядерный» электорат Болсонару. Аддаду стоит привлекать на свою сторону неопределившихся, однако он упустил время, не занявшись этим две недели назад. Кроме того, ему не удалось провести инициативные переговоры с потенциальными союзниками по второму туру. Экс-президент Бразилии Фернанду Энрике Кардозу, традиционный противник PT, говорил о том, что «полностью исключает для себя поддержку Болсонару» и ждет, какое будущее для Бразилии предложит Аддад. Ждать экс-президенту пришлось до 22 октября, когда Аддад, наконец, позвонил ему. В результате разговора Кардозу заявил, что будет «вместе с Аддадом защищать демократию», но все равно не поддержит его кандидатуру. Впрочем, экс-президент резко ужесточил критику Болсонару.

Не меньше проблем возникло у Аддада с привлечением на свою сторону Сиру Гомеса. Тот ожидаемо припомнил, как жестко с ним вела себя PT перед началом кампании (см. первую серию) и не стал спешить с поддержкой Аддада во втором туре. Кандидат от демократической рабочей партии (PDT) заявил, что не будет поддерживать Болсонару, но и не сказал, что отдаст свой голос за Аддада. А вскоре он вообще покинул Бразилию и уехал на отдых в Европу.

Представители PDT при этом заявили, что члены партии могут поддержать Аддада или сохранить нейтралитет, такая позиция получила название «критической поддержки» Аддада. А лидер партии в Палате депутатов Андре Фигейредо высказался за участие партии в оппозиции вне зависимости от того, кто станет президентом. Аддад по-прежнему ждет от Гомеса более выраженной поддержки.

Все рейтинги говорят о том, что отставной капитан будет избран президентом Бразилии.

Аналогичную позицию «критической поддержки» относительно Аддада заняла Марина Силва и ее партия REDE. Она выразила поддержку Аддаду, отметив, что Болсонару является «угрозой всему, что я защищаю — демократии, окружающей среде, разнообразию и правам человека».

Еще две крупные политические силы PSDB и MDB заявили о нейтралитете во втором туре, призвав своих сторонников голосовать так, как им кажется правильным. Народного фронта не получилось.

Аддад все же сделал то, что от него ждали сразу после первого тура, — признал ошибки PT, участие партии в организованной системе коррупции и заявил, что всех, кто использовал служебное положение для личного обогащения, надо показательно наказать. Кроме того, Аддад отказался от одиозного предложения включить в обязанности Центробанка контроль безработицы. Но сделал он все это 23 октября, за 5 дней до второго тура, и это может оказаться слишком поздно.

Все рейтинги говорят о том, что отставной капитан будет избран президентом Бразилии. По данным DataFolha (на 19 октября), он опережает Аддада «со счетом» 59% — 41%. Согласно опубликованному 24 октября опросу IBOPE, Аддад несколько сократил отставание — до 57% — 43% в пользу Болсонару.

Болсонару, похоже, полностью уверен в своей победе (или старательно демонстрирует это) и уже больше думает о том, как править страной, а не о том, как обойти конкурента на выборах. Он заявил, что как только будут объявлены результаты выборов, он отправится в столицу, чтобы лично контролировать процесс перехода власти. Получит он свой «билет» в Бразилиа или нет, мы узнаем 28 октября.

Оценить статью
(Голосов: 30, Рейтинг: 4.7)
 (30 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся