Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Юрий Зайцев

К.э.н., с.н.с. Института прикладных экономических исследований, РАНХиГС при Президенте РФ

Председательство России в БРИКС в 2015 г. заставляет задуматься не только о политическом значении объединения, но и о его экономическом содержании и потенциале. В связи с этим уместно рассмотреть возможности и перспективы интеграции стран-членов БРИКС с точки зрения формирования более привлекательных условий для бизнеса. Чем привлекательны рынки Индии для отечественного бизнеса? Какие преимущества может получить российский частный сектор в результате конвергенции экономик двух стран?

Председательство России в БРИКС в 2015 г. заставляет задуматься не только о политическом значении объединения, но и о его экономическом содержании и потенциале. В связи с этим уместно рассмотреть возможности и перспективы интеграции стран-членов БРИКС с точки зрения формирования более привлекательных условий для бизнеса.

Одно из таких условий — конвергенция экономических систем стран-членов. Сближение экономик возможно, например, в рамках создания зоны свободной торговли (ЗСТ) с Индией. Соответствующее предложение поступило от индийского МИДа в марте 2013 г. Чем привлекательны рынки Индии для отечественного бизнеса? Какие преимущества может получить российский частный сектор в результате конвергенции экономик двух стран?

Макробарометры сотрудничества

Можно выделить несколько экономических стимулов для участия стран в интеграционных процессах. Первый стимул связан с возможностью преодоления тарифных и нетарифных барьеров в международной торговле, препятствующих эффективному использованию ресурсов, второй – с возможностями перераспределения, которые появляются в результате разделения труда и производственной кооперации. Насколько далеко продвинулись индийская и российская экономики в двусторонней интеграции, можно судить по таким макроэкономическим показателям, как ВВП, объемы торговли и инвестиций.

Обобщающий показатель, используемый для оценки межгосударственных различий, – ВВП на душу населения (см. рис. 1). С 1991 г. Индия входит в 10% государств мира с высокими показателями экономического роста. Несмотря на снижение ВВП в 2014 г. до 4,4%, индийская экономика демонстрирует ускоренное развитие сферы услуг и оживление сельского хозяйства [1]. В 2015 г. ожидается экономический рост до 6,2% за счет увеличения промышленного производства и реализации новых инвестиционных проектов. По прогнозам ОЭСР, в период с 2031 по 2050 гг. у Индии будут самые высокие в мире среднегодовые показатели роста производительности труда – на уровне 3,8% [2].

Безусловно, универсальный индикатор нуждается в уточнении, что можно сделать, используя показатели инновационного и социального развития, которые характеризуют ВВП с качественной точки зрения. В первом случае таким показателем могут быть расходы на конечное потребление, во втором – расходы на НИОКР.

Рисунок 1. ВВП России и Индии на душу населения в текущих ценах, долл.

Источник: данные Всемирного Банка http://data.worldbank.org/

Расходы на конечное потребление в Индии существенно выросли после мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. и в 2013 г. превысили аналогичный показатель для России (819,31 млрд долл.) (см. рис. 2).

Рисунок 2. Расходы на конечное потребление России и Индии, млрд долл.

Источник: данные Всемирного Банка http://data.worldbank.org/

Несмотря на то, что доли расходов на НИОКР от ВВП у России и Индии отличаются незначительно (в 2014 г. у России – 1,5%, у Индии – 0,9%), для двух стран характерны разнонаправленные тренды финансирования данной сферы. Так, до 2008 г. расходы на НИОКР в странах БРИКС были выше, чем в других государствах со средним уровнем дохода. С 2008 г. Индия стала резко наращивать инвестиции в науку, в то время как Россия существенно снизила расходы, приблизившись по этому показателю к уровню 1981 г. При этом инновационные системы обеих стран сегодня более чем на 60% зависят от государственного финансирования.

Расходы на конечное потребление в Индии существенно выросли после мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. и в 2013 г. превысили аналогичный показатель для России.

Что касается инвестиционного сотрудничества, то до либерализации инвестиционной политики Индии в 1991 г. многие секторы национальной экономики (телекоммуникации, банковская деятельность, страхование и др.) были закрыты для зарубежных инвесторов. В настоящее время участие государства в ряде отраслей сокращается, а такие секторы, как сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых, нефтепереработка, консультирование по вопросам управления, фармацевтика, стали полностью открытыми для иностранцев.

Модернизация инвестиционного регулирования положительно отразилась на российско-индийском сотрудничестве в сфере инвестиций. В 2012 г. объем совместных инвестиционных проектов в энергетике, металлургии, авиастроении, фармацевтике, нефтехимии и телекоммуникациях составил около 537 млн долл. (см. табл. 1). Пакет контрактов, заключенных в декабре 2014 г., открывает новые возможности для отечественных корпораций в атомной энергетике, авиапромышленности, в сфере добычи природных ископаемых (углеводородов и алмазов).

Таблица 1. Чистые потоки прямых иностранных инвестиций, млрд долл.

Год
Россия
Индия
Чистый приток Чистый отток Чистый приток Чистый отток
2003 7,96 4,32
2005 15,51 17,88 7,27 2,64
2008 74,78 55,66 43,41 19,26
2009 36,58 43,28 35,58 16,10
2010 43,17 52,62 27,40 15,97
2011 55,08 66,85 36,50 12,61
2012 50,59 48,82 24,00 8,55
2013 70,65 28,15

Источник: данные Всемирного Банка http://data.worldbank.org/

Несмотря на масштабы национальной экономики, доля Индия в торговле с Россией невелика. В свою очередь, доля России как в экспорте, так и в импорте Индии не превышает 1%. Структура торговли между двумя странами в целом не изменилась за последние десять лет. Россия продолжает экспортировать алмазы, двигатели, никель, а импортирует продукцию фармацевтической промышленности, передающую аппаратуру, прокат плоский.

Слабость торговой позиции Индии объясняется отрицательным сальдо счета текущих операций и бюджетным дефицитом ее экономики. Тем не менее можно отметить, что рост двусторонней торговли носит поступательный характер. В 2013 г. российский экспорт в Индию составил 6,9 млрд долл., а индийский импорт в Россию – более 3 млрд долл. (см. табл. 2).

Таблица 2. Торговля товарами между Россией и Индией, млрд долл.

Год
Россия
Индия
Экспорт Импорт Торговый оборот Экспорт Импорт Торговый оборот
2010 397,07 228,91 625,98 220,41 350,03 570,44
2011 516,99 306,09 823,08 301,48 462,40 763,89
2012 524,77 316,19 840,96 289,56 488,98 778,54
2013 527,27 314,95 842,21 336,61 466,05 802,66

Источник: UN Comtrade Database (www.comtrade.un.org)

Рассмотренные макроэкономические показатели не могут служить доказательством значимости торгово-экономического сотрудничества и близости экономических систем России и Индии. Очевидно, что возможности для интеграции и облегчения доступа российского бизнеса на индийские рынки лежат в плоскости институциональной конвергенции, которая может способствовать, в том числе, появлению новых форм производства.

Институциональная конвергенция

Институциональная конвергенция отражает качество и скорость сближения экономических систем и определяется следующими факторами:

  • защита прав интеллектуальной собственности;
  • процедуры государственных закупок;
  • регулирование конкуренции;
  • реализация таможенных процедур;
  • применение технических требований.

Именно эти факторы связаны с возможностями входа на рынки Индии и России. Рассмотрим их подробнее.

Защита прав интеллектуальной собственности

REUTERS/Anindito Mukherjee/Pixstream
Василий Шикин:
Бюджет несбывшихся надежд

За последние пять лет правительство Индии выдвинуло ряд инициатив, направленных на модернизацию системы регулирования защиты прав интеллектуальной собственности. К числу основных достижений за этот период можно отнести повышение уровня компьютеризации за счет онлайн-средств подачи и обработки патентных и торговых марок, компьютеризации записей об интеллектуальной собственности для создания баз данных.

Благодаря высокой степени гармонизации индийского законодательства с нормами международного права о защите интеллектуальной собственности препятствия в работе по сближению российской и индийской регулятивных систем в этой сфере можно считать минимальными. Российское законодательство также не создает непреодолимых барьеров для индийского бизнеса: иностранные физические и юридические лица пользуются правами наравне с российскими в силу международных договоров России [3].

Тем не менее препятствиями для сближения могут стать, во-первых, требование индийского законодательства к иностранным производителям осуществлять регистрацию интеллектуальных прав самостоятельно либо через официального представителя (дистанционной процедуры регистрации не предусмотрено) [4], во-вторых, различия в регулировании и обеспечении защиты интеллектуальных прав на продукцию фармацевтической промышленности [5]. Например, в Индии новая субстанция должна значительно отличаться от существующих субстанций и уже известных химических веществ.

Государственные закупки

Модернизация инвестиционного регулирования положительно отразилась на российско-индийском сотрудничестве в сфере инвестиций.

С точки зрения возможности вхождения российских компаний на индийский рынок госзакупок, наиболее открыты такие секторы, как оборонно-промышленный комплекс, телекоммуникации, гражданское авиастроение, относящиеся к числу традиционных сфер участия зарубежных партнеров. Однако имеющиеся возможности ограничиваются статусом наблюдателя в рамках Соглашения ВТО о госзакупках, которым обладают Россия и Индия. При присоединении той или иной страны к Соглашению о госзакупках правительством должно быть декларировано предоставление равных условий как иностранным, так и отечественным производителям [6].

Еще один барьер для участия российских компаний в госзакупках Индии – требование национального законодательства о передаче малым и средним предприятиям 20% объема работ по контракту, если тендерная цена представителей этих предприятий до 15% превышает цену победителя. При этом ключевой риск заключается в непредсказуемости определения партнера и договоренностей с ним относительно форм сотрудничества в рамках реализации проекта.

Один из последних примеров расширения доступа иностранных компаний к индийским госзакупкам – создание индустриальной зоны «Medipark», специализирующейся на производстве высокотехнологичного медицинского оборудования. Иностранные компании получат доступ к рынку госзакупок, связанных с функционированием этой зоны. По подсчетам аналитиков, объем госзакупок в индустриальной зоне составит до 0,5% ВВП Индии [7].

Конкурентная политика

Благодаря высокой степени гармонизации индийского законодательства с нормами международного права о защите интеллектуальной собственности препятствия в работе по сближению российской и индийской регулятивных систем в этой сфере можно считать минимальными.

Несмотря на транспарентность конкурентного законодательства Индии, дальнейшая интеграция сторон будет определяться рядом условий. Расширение присутствия российских компаний на рынках Индии представляется осуществимой задачей, поскольку нормы индийского законодательства в сфере конкурентной политики устанавливают почти одинаковые условия как для индийских, так и для иностранных компаний, предоставляя им равный режим доступа. С точки зрения возможностей проникновения наиболее защищены сектор услуг по страхованию, обороне и электронная торговля, где доля акций, находящихся в собственности иностранцев, не может превышать 25% [8]. В то же время сектор авиаперевозок относится к числу наиболее открытых: здесь иностранные компании занимают порядка 70% рынка.

Что касается общего уровня сложности переговоров о регулировании конкуренции, то основные трудности могут возникнуть при обсуждении как общих вопросов сотрудничества в сфере регулирования конкуренции и юридической процедуры закрепления договоренностей, так и более конкретных вопросов на уровне отдельных секторов.

Технические требования для сотрудничества

Немаловажную роль в определении условий и интенсивности экономического сотрудничества России и Индии играют технические аспекты, которые касаются решения таможенных вопросов, санитарных и фитосанитарных (СФС) норм. Технические требования и таможенные процедуры не создают высоких барьеров для российских производителей, поскольку порядка 84% индийских стандартов эквивалентны региональным и международным.

СФС требования в целом не представляют непреодолимых препятствий. На сегодня принятые правительством Индии продовольственные стандарты во многом соответствуют международным требованиям и зарубежным стандартам. Наиболее высокие требования предъявляются к импортерам свинины: им необходимо получить сертификат, подтверждающий соответствие техническим требованиям.

Выводы и рекомендации

Немаловажное значение имеет работа по выстраиванию отношений на уровне частного бизнеса и частных лиц. В настоящее время именно этот аспект определяет эффективность сотрудничества Индии и США.

Потенциал экономического сотрудничества России и Индии полностью не раскрыт и предоставляет широкие возможности для развития бизнеса. Интегрированность индийского законодательства в международную правовую систему обеспечивает высокую корреляцию между российской и индийской системами регулирования вопросов, касающихся бизнеса. В целях дальнейшего расширения сотрудничества компаний двух стран системно важной представляется работа по следующим направлениям.

Во-первых, на индийском рынке не полностью удовлетворен спрос на российские природные ископаемые (сжиженный природный газ, минеральные удобрения, уголь), энергетическое оборудование и авиатехнику. В свою очередь, российские рынки нуждаются, особенно в период внутриэкономического кризиса, в индийских сельскохозяйственных товарах (прежде всего, в мясной продукции) и продукции фармацевтической промышленности.

Во-вторых, экономическая интеграция должна сопровождаться не только взаимной отменой торговых пошлин и нетарифных ограничений, но и качественной работой, направленной на формирование цепочек добавленной стоимости. Например, правительства могут содействовать бизнесу в развитии совместных производств, проведении НИОКР, в подготовке кадров через создание специализированных двусторонних рабочих групп с привлечением заинтересованных сторон.

В-третьих, немаловажное значение имеет работа по выстраиванию отношений на уровне частного бизнеса и частных лиц. В настоящее время именно этот аспект определяет эффективность сотрудничества Индии и США, которое в количественном выражении характеризуется весомыми объемами двусторонней торговли (в 2014 г. – 66,9 млрд долл.). Торговым представительствам следует активизировать работу в этом направлении, выступая в качестве консультантов и посредников между частными компаниями.

Выполнение указанных условий представляется возможным в среднесрочной перспективе. В ближайшее время основными мотивационными компонентами для российского бизнеса останутся широкие группы индийских потребителей с растущими доходами, а также политическая поддержка экономического сотрудничества, в том числе на уровне БРИКС. В то же время значимым барьером для сотрудничества бизнес-структур могут стать особенности государственного регулирования, а катализатором – развитие систем экспортного страхования и государственно-частных партнерств, сопровождающееся либерализацией режимов доступа на национальные рынки в рамках ЗСТ.

1. World Bank India Development Update, 2013.

2. World Economic Outlook. OECD, Vol. 2014, Issue 1.

3. Лосев С. Правила охраны интеллектуальной собственности в Едином экономическом пространстве // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2011. № 1. С. 65.

4. Процедуры регистрации интеллектуальных прав определяются соответствующими нормативно-правовыми актами, регламентирующими регистрацию торговых знаков, промышленных образцов, селекционных достижений, авторских прав (см. раздел 5).

5. The Patent Act. 1970. Ch. 22.

6. WTO Document No. S/WPGR/W/11/ADD.14 dated January 17, 1997.

7. Government Procurement in India. Domestic Regulations and Trade Prospects. CUTS International, 2012. P. 212.

8. Registrar of Firms under the Partnership Act, 1932.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся