Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Еремина

Д.полит.н., к.и.н., профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, Советник Президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, эксперт РСМД

Особенности переговоров на саммите в г. Осака (Япония) 28–29 июня 2019 г. определены нарастанием геополитического напряжения, трансформацией глобального мирового порядка, ростом торговых и налоговых войн, повышающимся значением политических механизмов в мировой экономике, расширяющимся применением санкций как инструмента недобросовестной конкуренции, проблемой безопасности и разоружения, развитием разнообразных локальных конфликтов (Украина, Сирия и т.п.). В этих условиях накануне саммита самый важный вопрос звучал следующим образом: смогут ли участники найти компромисс хотя бы по некоторым сюжетам, ведь встреча должна закончиться принятием совместной декларации.

Положения итоговой декларации звучат довольно оптимистично. Ее текст содержит указание на приверженность всех государств к диалогу и совместному развитию мировой экономики и цифровизации. Подписанты пришли к выводу, что глобальный рост стабилизируется, и мировую экономику уже не ожидают серьезные потрясения. Также было признано, что демографические изменения требуют скоординированной политики всех государств. Участники саммита подтвердили, что для развития мировой экономики необходима прозрачная система взаимодействия ее участников, опирающихся на принципы ВТО. Также они указали на приверженность дальнейшему укреплению глобальной сети финансовой безопасности. Довольно большой объем в Декларации посвящен цифровизации и обмену информацией, безопасности в цифровой экономике, а также взаимосвязи коррупции и гендерной дискриминации. Также в Декларации отмечается наличие огромного числа глобальных проблем, которые могут быть решены только совместно. Таким образом, формально мировые лидеры согласились с необходимостью сохранять либеральные принципы во взаимодействии и подчеркнули важность мировых финансовых институтов, которые должны выполнять роль опор этих принципов.

Одновременно с этим еще больше выявились глубокие и даже непреодолимые противоречия между участниками саммита. По вопросу климата позиции США и стран ЕС разошлись. Пекин и Вашингтон не смогли урегулировать все сложные вопросы своих торгово-экономических отношений, хотя буквально отвели мир от пропасти окончательного падения в хаос торговых войн. Стремление к конфронтации также отчетливо звучало из уст Т. Мэй по отношению к России в лице ее лидера.

Интересно, что в итоговой декларации нет критики идей протекционизма в торговле, продвигаемых Д. Трампом, притом, что одновременно текст содержит призыв к сохранению и укреплению либеральных принципов в функционировании глобального рынка и финансовой системы.

Показательно, что Индия и Китай не согласились с идеей свободного транснационального обмена данных, которая была зафиксирована в декларации о цифровой экономике. Очевидно, что новые растущие экономики просто не доверяют существующей системе безопасности данных в условиях цифрового разрыва между странами и опасаются, что трансграничное информационное пространство полностью контролируется США и их странами-союзниками. Таким образом, намеченный японской стороной прорыв в цифровой сфере не состоялся.

Не менее важно и то, что страны даже и не пытаются выработать некоторые общие принципы в решении локальных конфликтов, о которых в Декларации ничего не сказано. Это указывает на то, что вопросы вокруг Украины, Сирии или Ирана не стоят первыми в повестке дня.

Поэтому саммит действительно стал авторитетной площадкой для обмена мнениями, однако наибольшего успеха в его рамках достигли государства, выстраивающие региональные форматы взаимодействия. В частности, Россия провела необходимые для себя встречи в формате БРИКС и РИК, способствуя утверждению многополярности.


Встречи мировых лидеров, которые проходят в рамках саммитов «Группы двадцати», постепенно становятся все более значимыми для обмена мнениями, в то время как прочие площадки теряют свое прежнее значение, среди которых, например, стоит назвать мероприятия «Группы семи». И именно в рамках саммитов «Группы двадцати» обсуждаются наиболее актуальные глобальные и региональные темы.

Саммит «Двадцатки» интересен не только тем, что в его рамках проводятся двусторонние и многосторонние переговоры, но и тем, что он превратился в площадку для развития разных организационных форматов (БРИКС, РИК и т.д.). В этой связи G20 начинает напоминать матрешку, в которую вложены разные форматы межгосударственного взаимодействия, связанные тематически и стратегически друг с другом и нацеленные на решение конкретных задач.

«Двадцатка» демонстрирует дрейф государств по направлению друг к другу, что важно для прогнозирования развития международных организаций. Данный формат развивается в контексте постепенного утверждения многополярности, подтверждая ее. Новые развивающиеся экономики и рынки заинтересованы в повышении своего статуса как мировых игроков. По совокупности вышеназванных причин значимость этих саммитов с течением времени будет только нарастать, тем более, что вопросы глобальной экономики, безопасности, инноваций, климата остаются острыми и сохранят свою актуальность.

Особенности переговоров на саммите в г. Осака (Япония) 28–29 июня 2019 г. определены нарастанием геополитического напряжения, трансформацией глобального мирового порядка, ростом торговых и налоговых войн, повышающимся значением политических механизмов в мировой экономике, расширяющимся применением санкций как инструмента недобросовестной конкуренции, проблемой безопасности и разоружения, развитием разнообразных локальных конфликтов (Украина, Сирия и т.п.). В этих условиях накануне саммита самый важный вопрос звучал следующим образом: смогут ли участники найти компромисс хотя бы по некоторым сюжетам, ведь встреча должна закончиться принятием совместной декларации. Невзирая на то, что решения G20 не являются юридически обязательными к исполнению, они важны для понимания общемировых процессов.

Значение саммита G20 в Осаке для России

«Двадцатка» в Осаке стала для России показательной. Во-первых, российский президент провел встречи на площадке саммита не только в формате БРИКС, но и РИК, которые демонстрируют продолжающиеся процессы глобальной регионализации. На данных встречах обсуждалась идея расчета между государствами в национальных валютах, так как в функционировании международной торговли наметились изменения. Стабильная модель развития сейчас зависит от укрепления взаимодействия между конкретными государствами. Встреча в формате РИК подтвердила заданную Россией стратегию.

Во-вторых, судя по встречам В.В. Путина с его зарубежными коллегами, можно говорить о том, что последние скорее решали собственные проблемы, направляя послания в большей степени и прежде всего во внутриполитическую среду. Так, встречи российского президента с Д. Трампом, Т. Мэй, Э. Макроном показали, что стороны сохранили свой взгляд на текущую ситуацию. Это означает, что цель зарубежных лидеров на данных встречах — не столько сами переговоры, сколько подтверждение своих позиций и статус-кво, что они полагают важным для внутриполитической ситуации в своих государствах. Интересно, что даже ушедшая с поста лидера Консервативной партии и пока еще исполняющая обязанности премьер-министра Великобритании Т. Мэй встретилась с российским президентом исключительно для того, чтобы снова показать, что партия консерваторов по-прежнему готова противостоять России и защищать интересы не только своих граждан, но и всей Европы. Однако важен сам факт диалога и переговоров. Он говорит о включения России во все глобальные и региональные процессы, а не об изоляции нашей страны, о которой мы часто слышим от западных СМИ.

Важно подробнее рассмотреть встречу российского президента с премьер-министром Японии и президентом США. С. Абэ, будучи в этот раз главой «Двадцатки», приложил максимум усилий для подготовки всех мероприятий саммита, включая переговоры с российским президентом, заявив, что будет обсуждать не вопросы конфронтации, а искать точки соприкосновения. Он провёл беспрецедентное число встреч, среди которых были и встречи с лидерами ЕС, и с главами Египта, Аргентины, Сенегала, Индонезии и КНР. Вместе с тем встреча российской и японской делегаций не принесла прорыва по вопросу так называемых спорных территорий.

Переговоры российской и американской сторон стали возможны во многом благодаря завершившемуся расследованию Мюллера, который не доказал факт сговора представителей российской власти с избирательным штабом Д. Трампа. Россия по-прежнему последовательно говорит о необходимости диалога, особенно по наиболее острым сюжетам, начиная от локальных конфликтов, заканчивая вопросом вокруг ДРСМД. Однако в Москве, судя по заявлениям В.В. Путина, уже не надеются на восстановление полноценного диалога. Переговоры в Осаке подтвердили это. Вопрос о контроле над вооружениями пока невозможен в формате, предлагаемом Д. Трампом. Соответственно, складывается ощущение, что за американской миролюбивостью скрывается нацеленность на наращивание вооружений. Российская сторона уже сталкивалась с тем, что США не выполняли взятые на себя обязательства по другим соглашениям, например, в отношении уничтожения химического оружия. По итогам переговоров становится очевидным, что Россия и США не найдут возможностей для сотрудничества по локальным конфликтам.

В-третьих, Россия смогла подтвердить стратегию на укрепление взаимодействия со своими партнёрами, и прежде всего — с КНР. В.В. Путин встретился с Си Цзиньпином в рамках переговоров стран БРИКС и РИК, а также провел с ним встречу «на ногах» перед саммитом.

Большие ожидания

США и Китай договорились продолжать диалог, чтобы избегать обострений отношений в будущем, а также не вводить новые пошлины.

Самые большие ожидания в преддверии саммита были связаны с переговорами Д. Трампа и Си Цзиньпина, так как торговая война между США и Китаем приобрела невиданные прежде масштабы. Сложившаяся ситуация потенциально опасна для всей мировой торговли. Переговоры могли быть осложнены из-за вопросов беспорядков и демонстраций в Гонконге, однако китайская сторона твердо заявила, что данный вопрос относится к сфере внутренних дел Китая и не подлежит обсуждению, чем обезопасила свои позиции в переговорном процессе. Тем не менее западные СМИ не обошли вниманием протестные настроения в Уйгурском регионе и Тибете. От переговоров американской и китайской сторон зависит и инвестиционный климат. Однако и в этом случае сам факт переговоров уже может снять слишком большое напряжение, поскольку неизвестность для инвесторов всегда хуже, нежели отрицательные, но конкретные факторы. В результате США и Китай договорились продолжать диалог, чтобы избегать обострений отношений в будущем, а также не вводить новые пошлины.

Э. Макрон возлагал особые надежды на подтверждение значения Франции в глобальном диалоге по климату. Более того, французский президент сам связал свой успех на саммите с возможностью в очередной раз продвинуть задачу профилактики климатических изменений. Однако решение этого вопроса лежит в плоскости переговоров с президентом США, который не изменил своего мнения о глобальном климатическом соглашении. В итоговой декларации саммита отмечается, что США подтверждают выход из Парижского соглашения, поскольку оно ставит в невыгодное положение американских рабочих и налогоплательщиков. Однако в этом же тексте Соединенные Штаты удостоились похвалы, так как были названы передовым государством, использующим эффективные и безопасные энергетические технологии, способствующие сокращению выбросов и экономическому росту.

Итоги саммита

Положения итоговой декларации звучат довольно оптимистично. Ее текст содержит указание на приверженность всех государств к диалогу и совместному развитию мировой экономики и цифровизации. Подписанты пришли к выводу, что глобальный рост стабилизируется, и мировую экономику уже не ожидают серьезные потрясения. Также было признано, что демографические изменения требуют скоординированной политики всех государств. Участники саммита подтвердили, что для развития мировой экономики необходима прозрачная система взаимодействия ее участников, опирающихся на принципы ВТО. Участники указали на приверженность дальнейшему укреплению глобальной сети финансовой безопасности. Довольно большой объем в Декларации посвящен цифровизации и обмену информацией, безопасности в цифровой экономике, а также взаимосвязи коррупции и гендерной дискриминации. Также в Декларации отмечается наличие огромного числа глобальных проблем, которые могут быть решены только совместно. Таким образом, формально мировые лидеры согласились с необходимостью сохранять либеральные принципы во взаимодействии и подчеркнули важность мировых финансовых институтов, которые должны выполнять роль опор этих принципов.

Одновременно с этим еще больше выявились глубокие и даже непреодолимые противоречия между участниками саммита. По вопросу климата позиции США и стран ЕС разошлись. Пекин и Вашингтон не смогли урегулировать все сложные вопросы своих торгово-экономических отношений, хотя буквально отвели мир от пропасти окончательного падения в хаос торговых войн. Стремление к конфронтации также отчетливо звучало из уст Т. Мэй по отношению к России в лице ее лидера.

Интересно, что в итоговой декларации нет критики идей протекционизма в торговле, продвигаемых Д. Трампом, притом, что одновременно текст содержит призыв к сохранению и укреплению либеральных принципов в функционировании глобального рынка и финансовой системы.

Показательно, что Индия и Китай не согласились с идеей свободного транснационального обмена данных, которая была зафиксирована в декларации о цифровой экономике. Очевидно, что новые растущие экономики просто не доверяют существующей системе безопасности данных в условиях цифрового разрыва между странами и опасаются, что трансграничное информационное пространство полностью контролируется США и их странами-союзниками. Таким образом, намеченный японской стороной прорыв в цифровой сфере не состоялся.

Не менее важно и то, что страны даже и не пытаются выработать некоторые общие принципы в решении локальных конфликтов, о которых в Декларации ничего не сказано. Это указывает на то, что вопросы вокруг Украины, Сирии или Ирана не стоят первыми в повестке дня.

Поэтому саммит действительно стал авторитетной площадкой для обмена мнениями, однако наибольшего успеха в его рамках достигли государства, выстраивающие региональные форматы взаимодействия. В частности, Россия провела необходимые для себя встречи в формате БРИКС и РИК, способствуя утверждению многополярности.


Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся