Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Мария Орешина

К.и.н., член Союза Журналистов России, эксперт РСМД

На «историческом треке» Литва формулирует и реализует стратегию информационной политики в отношении России посредством институциональных механизмов. Внесены предложения о создании Совета исторической памяти народа, о реанимации деятельности Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве. На официальном уровне ведется неустанная работа над календарем памятных дат, систематическим проведением соответствующих исторических юбилеев.

На «историческом треке» Литва формулирует и реализует стратегию информационной политики в отношении России посредством институциональных механизмов. Внесены предложения о создании Совета исторической памяти народа, о реанимации деятельности Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве [1]. На официальном уровне ведется неустанная работа над календарем памятных дат, систематическим проведением соответствующих исторических юбилеев.

Действия властей призваны, по замыслу политтехнологов, создать и упрочить идеологическую базу существования государства. Усилия на заданном направлении координируются на европейских площадках Литвой, Латвией и Эстонией — в формате «антироссийского трио», выступающего единым фронтом. Используя войну исторических интерпретаций, Вильнюс пытается сформировать дополнительный рычаг давления на Москву и подвести не только историческую, но и правовую базу под претензии к России.

Затягиваясь в примиренческую воронку

В последнее десятилетие в странах Прибалтики наблюдается рост антироссийской риторики, которому способствует активная деятельность как государственных, так и неправительственных структур в сфере информационной политики и пропаганды. Председательствование в 2011 г. Литвы в ОБСЕ, переход к ней во втором полугодии 2013 г. председательства в Совете Евросоюза, ее претензии на пост Председателя одной из ближайших сессий Генассамблеи ООН свидетельствуют о попытке наращивания своего присутствия в европейских переговорных форматах. Литва вынашивает идею уничтожения наследия «двух тоталитарных режимов», их осуждения и привлечения России как продолжателя СССР к моральной, юридической и материальной ответственности.

В последнее десятилетие в странах Прибалтики наблюдается рост антироссийской риторики, которому способствует активная деятельность как государственных, так и неправительственных структур в сфере информационной политики и пропаганды.

Применительно к Литве речь идет о Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов, Комиссии по правам и делам участников сопротивления оккупационным режимам и лиц, пострадавших от оккупаций при Сейме Литвы, Центре исследования геноцида и сопротивления населения Литвы (c 1992), Институте международных отношений и политических наук Вильнюсского государственного университета (с 1992), Университете имени Витаутаса Великого, Фонде по оказанию юридической помощи гражданам Литвы в предъявлении исков по возмещению ущерба, нанесенного им в годы «советской оккупации», а также ряде центров политического анализа: Институт демократической политики (с 1999), Центр стратегических исследований при МИД ЛР (с 2004), Центр геополитических исследований (с 2005), Институт либеральной мысли, Институт гражданского общества, Центр изучения стран Центральной и Восточной Европы при Университете им. М.Ромера [2].

Исторические войны в международном формате

В контексте роста в Литве антироссийской риторики в формате ведущихся дискуссий о возмещении «ущерба от советской оккупации», о «советском геноциде», о деятельности КГБ на территории Литовской ССР, о преследовании бывших сотрудников органов госбезопасности, о реабилитации местных пособников нацистов законодательные усилия политического истеблишмента направлены на празднование «правильных» исторических дат и юбилеев. Результаты подобной деятельности налицо: открытие в 2008 г. памятника одному из идеологов консолидации местных коллаборационистов и формирования антисоветского националистического подполья, командиру Литовского территориального корпуса П.Плехавичюсу. Это и празднования в 2010 г. 70-летия июньского восстания против «советской оккупации», в 2011 — 20-летия со дня обретения независимости Литвы [3]. Это и объявление 2011 года «Годом памяти защиты свободы и великих утрат, а также жертв Холокоста в Литве». Это и торжественное перезахоронение в 2012 году прибывших в Каунас из США останков Ю.Амбразавичюса (Бразайтиса), участника подпольной организации антисемитской направленности — Фронта литовских активистов, планировавшей при участии немцев восстановить независимость Литвы [4]. Наконец, это и проведение в 2013 году 70-летнего юбилея со дня создания Верховного комитета освобождения Литвы и празднование 150-летия январского восстания 1863 года.

«Историческая политика» Литвы: в оккупационно-аннексионном плену

В 2012 году Литва представила новую стратегию «исторической политики». Согласно данной стратегии Вильнюс будет вести систематический мониторинг внешней исторической пропаганды и принимать меры по ее предупреждению.

В 2012 году Литва представила новую стратегию «исторической политики» [5]. Согласно данной стратегии Вильнюс будет вести систематический мониторинг внешней исторической пропаганды и принимать меры по ее предупреждению. В обсуждении с Россией острых вопросов политической элите Литвы, по мнению экс-министра иностранных дел Литвы А.Ажубалиса, необходимо использовать историческую память. Политическая эксплуатация прошлого сейчас стало основой российско-литовского диалога, выливаясь в исторические войны.

Власти Литвы призывают «младоевропейцев» скоординировать свои усилия и выступить единым фронтом с Латвией и Эстонией, где политика исторической памяти уже институционально оформилась. «Антироссийское трио» поддерживается в Евросоюзе, который утвердил «Европейскую платформу памяти и совести»* и таким образом оформил «единый взгляд на историческую правду».

Политика и история: новые политтехнологии и модели сращивания

Фото: www.15min.lt
Авторы представляют книгу
«История Литвы»

Игры с исторической памятью теперь пытаются узаконить на информационном, образовательном и правовом уровне. Характерным примером сращивания политики с историей стала состоявшаяся 30 августа 2012 года презентация книги «История Литвы» [6]. Само событие осталось бы вовсе рядовым и незамеченным в широких кругах, если бы оно проходило в стенах Вильнюсского университета или в любом другом вузе страны. Однако выходу книги придали самостоятельное звучание, предоставив интеллектуальную площадку во внешнеполитическом ведомстве страны. Книгу, изданную пока минимальным тиражом (500 экз.) на литовском языке, стремятся сделать историческим бестселлером для молодого думающего поколения не только Литвы, но и основных европейских стран (предполагается ее перевод на 5 иностранных языков, в том числе и на русский).

Авторы «исторического бестселлера» со свойственным им «традиционализмом» в своих трактовках еще совсем недавнего совместного прошлого не обошли вниманием в книге ни пакт Молотова-Риббентропа, ни «ультимативную политику» Москвы 1940 года, ни «советскую оккупацию», ни антисемитизм, продемонстрированный восставшими против Красной Армии литовцами в июне 1941 года в отношении еврейского населения.

Характерным примером сращивания политики с историей стала состоявшаяся 30 августа 2012 года презентация книги «История Литвы».

Тщательно расставленные в книге акценты оказались тривиальными. «Советский Союз, воспользовавшись международной ситуацией и тем, что внимание мировой общественности было приковано к вторжению немцев в Париж, летом 1940 г. не только оккупировал Литву, Латвию и Эстонию, силой введя так называемое демократическое правление (официально “народную демократию”), но и за несколько недель включил эти государства в свой состав. Наступили тяжелые времена двух следовавших один за другим тоталитарных оккупационных режимов, которые истребляли всех инакомыслящих» [7].

Вся вина в истории уничтожения евреев во время войны возлагается литовскими политиками и «историками» в большей степени на нацистов, а не на местную администрацию и пособничество литовцев, без активного участия которых немцы столкнулись бы с очевидными препятствиями, в первую очередь, в темпах и масштабах проведения кровавой бойни, а также подчеркивается «вынужденный» характер службы литовского населения в полицейских подразделениях фашистов [8].

Тема еврейского геноцида в Литве сейчас весьма актуальна, тем более, что согласно принятому в 2011 году Закону № XI-1470 от 21 июня 2011 г. «О добровольной компенсации за недвижимое имущество еврейских религиозных общин», в период с 2013 по 2023 год еврейским организациям должно быть выплачено 128 млн литов [9] (приблизительно 54 млн. долл. США или 52 млн. евро).

Что ожидать на полях «альтернативной истории»?

Фото: DELFI (Š.Mažeikos nuotr.)
Линас Линкявичус, Министр иностранных дел
Литвы

Институциональное оформление «исторической политики» в Литве состоялось, чему способствовал пиар-ход по «сделке с историей». Это произошло в целях «раздражения электората» в ходе парламентских выборов 14 октября 2012 г., обновления антироссийской риторики и арсенала информационных поводов, предстоящих предвыборных трюков (президентские выборы грядут в июне 2014 г.), в числе которых возвращение к теме о возмещении Россией ущерба от «советской оккупации».

К властному рулю после парламентских выборов пришло новое правительство, в котором пост министра иностранных дел c 13 декабря 2012 года достался Л.Линкявичюсу, еще недавно представлявшему интересы Литвы при Североатлантическом альянсе. В сущности, в российско-литовском диалоге за последнее двадцатилетие в оценках тоталитарного прошлого Европы в XX веке ничего не изменилось. И преемник А.Ажубалиса вряд ли начнет сглаживать острые углы истории, столь необходимые для формирования «правильной» коллективной памяти в европейских странах при учете импортирования смыслов.

Роль исследователя, наблюдателя, эксперта, или стороннего наблюдателя России категорически не подходит. Просто отслеживать передислокацию отдельных игроков и оперативные учения в «войнах интерпретаций», развитие ситуации на полях исторической пропаганды Литвы явно недостаточно. Уже, казалось бы, отлаженный совместный инструмент, имеющийся в области исторических исследований с 2006 года в виде российско-литовской комиссии историков, является малоэффективным средством в нашей контрпропаганде. Таким же слабым инструментом оказалась президентская комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, на которую возлагались большие надежды [10]. Впрочем, не стоит переоценивать и ее преемника – Российское историческое общество, созданное после ликвидации комиссии в 2012 году [11].

Роль исследователя, наблюдателя, эксперта, или стороннего наблюдателя России категорически не подходит. Просто отслеживать передислокацию отдельных игроков и оперативные учения в «войнах интерпретаций», развитие ситуации на полях исторической пропаганды Литвы явно недостаточно.

Ведение диалога на дискуссионных площадках в научных и околонаучных форматах как регионального, так и международного уровня (конференции, семинары, форумы и т.д.), являющегося, по сути, проявлением мягкой силы, лишь добротное подспорье в информационно-разъяснительной работе. Вместе с тем подобная ситуация не позволяет России кардинально переломить устоявшийся вектор в «гонке контрзнаний» на «историческом поле» и изменить дух российско-литовского исторического диалога. Стоит задуматься над поиском юридических решений в «распаковке» совместного «исторического багажа».

В противном случае, в ситуации, когда Москва предпочитает вежливое молчание, либо протокольное игнорирование партнера, Вильнюс с завидным упорством пытается сколотить «единый фронт» с «младоевропейцами» и добиться от «старожилов» ЕС солидарности в борьбе с внешней исторической пропагандой. К тому же в Литве будут верны избранной тактике изматывания противника и возложения надежд на перманентные «крестовые походы» в сфере исторической политики.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Dekretas del tarptautines komisijos nacių ir sovietinio okupacinių režimų nusikaltimams Lietuvoje įvertinti 2012 m. spalio 16 d. Nr. 1K-1245. Имеется в виду декрет о возобновлении работы Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве, подписанный президентом Литвы Д.Грибаускайте 16 октября 2012 года. Подробнее см.: (официальный сайт президента Литвы).

2. С обретением независимости над институциональным оформлением и наполнением информационной политики Литвы и ее идеологии в разное время работали представители администрации президента, депутаты Сейма, главы внешнеполитического ведомства, историки и политологи университетов и научно-исследовательских институтов и центров политического анализа и НПО: М.Адоменас, А.Ажубалис, А.Анушаускас, Э.Багдонас, Б.Бураускайте, А.Бумблаускас, П.Вайтекунас, Л.Донскис, Д.Жалимас, Э.Зингерис, А.Кубилюс, Д.Куолис, Р.Купчинскас, Э.Курис, В.Ландсбергис, Ч.Лауринавичюс, Р.Лопата, П.Малакаускас, А.Матонис, Э.Мотека, Р.Норкус, Э.Смилга, Г.-М.Тушкуте, А.Янушка.

3. В 2011 году в Стокгольме на государственном приеме по случаю 20-летия независимости стран Прибалтики премьер-министр Швеции Ф.Рейнфельдт в качестве руководителя современной европейской страны впервые выразил неприкрытую поддержку прибалтийских эсесовцев в связи с выдачей в 1946 году Советскому Союзу 170 пленных прибалтийского происхождения, являвшихся приспешниками нацизма.

4. С ноября 1943 г. — глава политической комиссии Верховного комитета освобождения Литвы. В 1944 году бежал в Германию, где с 1946 по 1951 г. являлся представителем сил антисоветского подполья в Литве. В 1951 г. эмигрировал в США.

5. Подробнее см.: Užsienio reikalų ministro Audroniaus Ažubalio metinis pranešimas Lietuvos Respublikos diplomatinių atstovybių vadovų metiniame suvažiavime. Vilnius, 2012 m.liepos 18 d. // www.urm.lt/index.php?2021555892. Ежегодный доклад министра иностранных дел А.Ажубалиса на ежегодной встрече глав дипломатических представительств Литвы. 18 июля 2012 г. (перевод с литовского – М.О.)

*. «Европейская платформа памяти и совести» была принята 14 октября 2011 г. в Чехии во время встречи премьер-министров стран Вишеградской группы (V4 – Венгрия, Польша, Словакия, Чехия). Подробнее см.: Agreement establishing The Platform of European Memory and Conscience // http://www.memoryandconscience.eu/official-documents-of-the-european-parliament/statute-and-agreement/

6. Lietuvos istorija / A.Eidintas, A.Bumblauskas, A.Kulakauskas, M.Tamošaitis. Vilnius, 2012. – 280 p. (17,5 sp.l). Redakcine kolegija: A.Jokubaitis, R.Lopata, V.Radžvilas, I.Vinogradnaite.

7. Ibid. P. 189.

8. Ibid. P. 201.

9. Lietuvos Respublikos geros valios kompensacijos už žydų religinių bendruomenių nekilnojamąjį turtą įstatymas 2011 m. birželio 21 d. Nr. XI-1470 Vilnius http://www3.lrs.lt/pls/inter3/dokpaieska.showdoc_e?p_id=402515&p_query=&p_tr2=2; http://www3.lrs.lt/pls/inter3/dokpaieska.showdoc_e?p_id=404749

10. Указ Президента Российской Федерации № 549 от 15 мая 2009 г. «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России»; Указ Президента Российской Федерации от 14 февраля 2012 г. № 183 «Об утверждении состава Комиссии при Президенте Российской Федерации по формированию и подготовке резерва управленческих кадров, изменении и признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации» (пункт 11).

11. Об Уставе «Ассоциации Российское историческое общество» подробнее см.: http://rushistory.org/?page_id=99


Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся