Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.67)
 (24 голоса)
Поделиться статьей
Сергей Шевченко

К.и.н. доцент кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Томского государственного университета., руководитель научно-образовательного центра «Американские исследования» ТГУ, эксперт РСМД

В 2020 г. в Соединённых Штатах состоятся очередные выборы президента. Подошло время для составления первых прогнозов, определения перспектив и предварительных выводов.

Главным фактором, который серьёзно повлияет на предстоящие выборы, является демографическое изменение структуры американского населения. За прошедшие 20 лет количество белых граждан США сократилось на 10% и составляет сейчас 66,7%. Заметные перемены произошли и среди небелого населения. Так, к началу 2019 г. количество испаноязычных граждан впервые превысило количество афроамериканцев. Серьёзным политическим полюсом на президентских выборах станет поколение миллениалов — людей, родившихся на пороге XXI в., которые составляют четверть электората. Примерно такую же долю займёт старшее поколение бэби-бумеров, родившихся после Второй мировой войны. Поэтому предстоящие выборы, помимо всего прочего, могут стать столкновением взглядов «отцов и детей».

Даже поверхностно ознакомившись с биографиями кандидатов от Демократической партии, сложно не отметить ещё одну особенность предстоящих выборов. Никогда в истории США за пост президента не боролось столько женщин и афроамериканцев, как в этот раз. Впервые за президентское кресло ведет борьбу политик, исповедующий индуизм. Представлено и ЛГБТ-сообщество.

Со стороны республиканцев на данный момент лишь один воин в поле — Дональд Трамп. Возможность составить ему конкуренцию допускают бывшие сенаторы Боб Коркер (Теннеси) и Джеф Флейк (Аризона), экс-губернатор штата Огайо Джон Касич, а также губернатор штата Мэриленд Ларри Хоган. Кандидаты от других партий (либертарианцы и зелёные) на общем фоне пока смотрятся блекло.

По всей вероятности «великая старая партия» сделает выбор в пользу президента и устремится за ним по минному полю. На это указывает избрание лидером республиканского меньшинства в Палате представителей приближенного к Д. Трампу конгрессмена Кевина Маккарти, высокий уровень лояльности сенаторов, а также недавнее заявление Национального комитета партии о безоговорочной поддержке президентского курса. В таком случае в партийных праймериз либо не будет других кандидатов вовсе, либо появится формальная альтернатива, такая как Ларри Хоган. Поставив на Д. Трампа, республиканцы пойдут ва-банк, разыгрывая, в том числе, своё политическое будущее.

Стратегия обеих партий может направить президентские выборы не к центру (неопределившимся избирателям, составляющим большинство), а от него. Интересная траектория, которой не было на федеральных выборах долгое время. Раскачивание лодки двумя политическими полюсами усилит апелляцию обеих сторон к такому инструменту как политика идентичности. Республиканцы будут сплачивать электорат на основе национализма, демократы — мультикультурализма, что пагубно отразится на поляризации американского населения. Межпартийная борьба вновь проведёт между консервативной и либеральной Америкой красную линию, которую нужно будет пересечь избирателю. Поиск ответа на вопрос о том, кто является угнетаемой стороной (образованная афроамериканка нетрадиционной сексуальной ориентации, проживающая в городе; или гетеросексуальный белый христианин из сельской глубинки), обесценит решение более насущных проблем, стоящих перед США, таких как расширяющаяся экономическая пропасть между людьми, увеличение госдолга и усиление дисфункционального развития государственных институтов.

В 2016 г. усиление межпартийного соперничества привело к тому, что выборы стали самыми «грязными» за последние годы. Этот рекорд может побить текущая президентская кампания. Такие акции последнего времени как безосновательное инициирование шатдауна, угрозы импичмента, поощрение и искусственное раскручивание митингов и пикетов, взаимная демонизация политиков в СМИ повышают градус неуважительного отношения партий друг к другу. А там, где не будет уважения, лопнет и терпение.


В 2020 г. в Соединённых Штатах состоятся очередные выборы президента. Предвыборные кампании одних кандидатов только начались, других — уже успели закончиться. Подошло время для составления первых прогнозов, определения перспектив и предварительных выводов. Но сначала об избирательном календаре.

Первичные выборы стартуют 3 февраля 2020 г. по традиции в штате Айова. Важной датой будет «супер-вторник» 3 марта, когда праймериз пройдут сразу в нескольких штатах. Заключительный тур первичных выборов пройдёт 2 июня, после чего состоятся съезды (конвенции) партий, где будут утверждены единые кандидаты в президенты. Конвенция Демократической партии пройдёт 13–16 июля, Республиканская партия назначит своего кандидата 24–27 августа. Наконец, 3 ноября 2020 г. американцы выберут следующего президента Соединённых Штатов.

Особенности

Главным фактором, который серьёзно повлияет на предстоящие выборы, является демографическое изменение структуры американского населения. За прошедшие 20 лет количество белых граждан США сократилось на 10% и составляет сейчас 66,7%. Заметные перемены произошли и среди небелого населения. Так, к началу 2019 г. количество испаноязычных граждан впервые превысило количество афроамериканцев. Серьёзным политическим полюсом на президентских выборах станет поколение миллениалов — людей, родившихся на пороге XXI в., которые составляют четверть электората. Примерно такую же долю займёт старшее поколение бэби-бумеров, родившихся после Второй мировой войны. Поэтому предстоящие выборы, помимо всего прочего, могут стать столкновением взглядов «отцов и детей». Бурные изменения происходят и в сознании американцев — страна постепенно становится всё менее религиозной. Число граждан, считающих, что религия может решить все или большую часть их повседневных проблем, сократилось за 16 лет на 11% и составляет сейчас чуть более половины населения.

Важным вопросом грядущих выборов, безусловно, станет вопрос о том, останется ли Д. Трамп у власти. Строго говоря, это будут не столько президентские выборы, сколько общенациональный референдум, на котором будет решаться вопрос о доверии населения политике действующего президента. Вследствие этого электоральное поведение масс в большей степени будет определяться уровнем индивидуального доверия и симпатии к Дональду Трампу. Отчёты большинства опросных организаций показывают, что средневзвешенный рейтинг одобрения деятельности президента составляет сейчас 40%. С учётом этих данных, текущей политической ситуации и постоянного торпедирования администрации со стороны либеральных СМИ, можно сказать, что президент является лёгкой мишенью для нападок со стороны кандидатов Демократической партии. Данный фактор определяет достаточно низкий барьер для входа в президентскую гонку, попробовать свои силы в которой стремится большое количество демократов (более 25-ти человек).

Среди них наиболее яркими участниками борьбы за президентский пост являются сенаторы Элизабет Уоррен (Массачусетс), Кирстен Джиллибранд (Нью-Йорк), Камала Харрис (Калифорния) и Кори Букер (Нью-Джерси), представитель от штата Гавайи Тулси Габбард, а также бывший министр в кабинете Барака Обамы Хулиан Кастро. Ещё большее количество демократов рассматривают возможность участия в выборах. Среди них отмечу известных российской аудитории вице-президента США Джозефа Байдена и сенатора от штата Вермонт Берни Сандерса. Неплохими перспективами обладает и сенатор Эми Клобушар (Миннесота), экс-представитель от штата Техас Бето О'Рурк, а также предприниматель и экс-глава компании «Starbucks» Говард Шульц, который больше тяготеет к участию в качестве независимого кандидата.

Даже поверхностно ознакомившись с биографиями участников, сложно не отметить ещё одну особенность предстоящих выборов. Никогда в истории США за пост президента не боролось столько женщин и афроамериканцев, как в этот раз. Впервые за президентское кресло ведет борьбу политик, исповедующий индуизм. Представлено и ЛГБТ-сообщество.

Никогда в истории США за пост президента не боролось столько женщин и афроамериканцев, как в этот раз. Впервые за президентское кресло ведет борьбу политик, исповедующий индуизм. Представлено и ЛГБТ-сообщество.

Со стороны республиканцев на данный момент лишь один воин в поле — Дональд Трамп. Возможность составить ему конкуренцию допускают бывшие сенаторы Боб Коркер (Теннеси) и Джеф Флейк (Аризона), экс-губернатор штата Огайо Джон Касич, а также губернатор штата Мэриленд Ларри Хоган. К сожалению, кандидаты от других партий (либертарианцы и зелёные) на общем фоне пока смотрятся блекло.

Стратегии партий

В разворачивающейся сегодня политической борьбе демократы стоят перед серьёзными вызовами. В последние несколько лет партия столкнулась с кадровыми проблемами — опытные функционеры, возглавлявшие партийные списки в эпоху Билла Клинтона, постарели; а «молодые» активисты пока не обзавелись необходимой социальной базой. Электорат тоже устал от одних и тех же имён. Согласно опросу, проведённому USA Today, 59% избирателей хотели бы видеть во главе партии кого-нибудь нового, и только 11% предпочли бы уже знакомое лицо. На этих выборах «ослам» необходимо не только постараться провести своего кандидата в Белый дом, но и выпестовать современных партийных менеджеров, которые смогут повести партию за собой. Пока же демократы штурмуют редуты Белого дома лишь количеством, а о серьёзной качественной составляющей в программах кандидатов говорить ещё рано, так же как и о лидере.

Второй проблемой, с которой столкнулась партия, стали фракционные разногласия между левыми и умеренными либералами по выработке платформы и курса партии. Противоречия стимулирует электорат, давая запрос на прогрессивные перемены. Если ещё два года назад американцы не были готовы выбрать президента социалиста, то сегодня 57% избирателей демократической партии такую возможность допускают. Умеренные не могут игнорировать эти показатели и вынуждены агитировать за широкие либеральные социально-экономические перемены для консолидации довольно разношёрстного электората партии. Лозунги бегут впереди членов партии, многие из которых по своей природе и на протяжении всей своей политической карьеры не являлись сторонниками своих же инициатив. Политическая непостоянность центристов привела к размытости политической платформы всей партии, которая уже не умеренная, но ещё не левая.

Следует иметь в виду, что демократы ещё не до конца порвали со своим историческим прошлым как партия сторонников рабства, сегрегации и южных сецесионистов. Всего 10 лет назад в Сенате США работал единственный афроамериканец — Барак Обама (он был вторым чернокожим представителем в этой палате в истории партии). В 2010 г. Конгресс покинул сенатор Роберт Бёрд — один из наиболее серьёзных членов демократического кокуса и создатель ячейки Ку-Клукс-Клан в штате Западная Виргиния. В начале февраля 2019 г. в США разразился скандал вокруг расистских фотографий губернатора Виргинии Ральфа Нортэма. Напомню, на выборах главы штата в 2017 г. он внезапно изменил свою демонстративно умеренную позицию, став ярым сторонником левого курса, что помогло ему одержать победу.

Партия стремительно трансформируется, но далеко не все декларируемые перемены она готова претворять в жизнь. Сегодня демократы ведут агитацию не просто о легализации марихуаны или однополых браков, а о ключевых экономических трансформациях (бесплатное высшее образование и медицинское обслуживание для всех), более серьёзных моральных вопросах (легализация абортов в последнем триместре беременности), фундаментальных правовых переменах (пересмотр Конституции страны). Проблема размытого курса стала одной из ключевых причин поражения Хиллари Клинтон. Из поклонницы Барри Голдуотера, семейных ценностей и жёсткой внешней политики к президентским выборам она превратилась в поборницу прав сексуальных меньшинств, абортов и пацифизма. Да, у людей меняются взгляды, идеологическая позиция, партийная принадлежность. Но разделяют ли они те ценности, за которые так внезапно начинают агитировать? Если бы проблема была характерна только для Х. Клинтон и 2–3-х членов партии, можно было бы ответить на этот вопрос утвердительно. Однако этот «прогрессивный синдром» стал настоящей партийной болезнью, характерной и для текущих кандидатов — Камалы Харрис, Джозефа Байдена, Шеррода Брауна, Майкла Блумберга и некоторых других.

Таким образом, политическое будущее демократов во многом будет зависеть от того, сдвинут ли они предвыборную гонку влево или удержат стрелки идеологического компаса на центре. С одной стороны, на резком левом повороте этих умеренных кандидатов может занести, как в своё время занесло Хиллари Клинтон. С другой, центристский курс может обернуться серьёзным фракционным расколом для демократов, поскольку он уже не отвечает интересам электората партии. Приемлемая стратегия может заключаться в активной левой позиции кандидатов на этапе праймериз и откате к центру в период межпартийной борьбы.

Политическая непостоянность центристов привела к размытости политической платформы всей партии, которая уже не умеренная, но ещё не левая.

Если демократы встали на путь ожесточённой конкуренции между левыми прогрессивными и умеренно-либеральными взглядами, то Республиканская партия переживает распад коалиции консервативного электората, которая связана с кризисом фузионизма. Во второй половине XX в. фузионизм (англ. fusionism) долгое время консолидировал консервативных избирателей разного толка, являясь компромиссным ответом на внутренние экономические вызовы и внешнюю угрозу в лице СССР. Однако воспетый Рональдом Рейганом фузионизм пришёл в упадок после распада Советского Союза и смог пережить его только благодаря терактам 11 сентября. На выборах 2016 г. Дональду Трампу удалось сплотить вокруг себя традиционалистов, либертарианцев, умеренных, религиозных и других консерваторов. Однако в то же время президент поставил окончательный крест на развитии фузионизма, дав понять, что объединяющий элемент консервативного движения нужно искать в другом. Такой альтернативой для него сегодня является национализм. Не анализируя многочисленные обвинения Д. Трампа в расизме, отмечу, что коль скоро американский консерватизм дрейфует в сторону национализма, последний не может являться лишь белым. Поставив «Америку первой», президент пытается возвысить понятие нации над расовыми, социальным и этическими предрассудками, хотя и делает многочисленные реверансы в сторону белых ультрас. Д. Трамп пытается донести свои идеи до каждого, чем обусловлена активная Twitter-дипломатия. Доказать же правоту своего курса президент пытается личным примером. В противовес демократам, он примерил на себя образ принципиального парня, который твёрдо придёрживается своей платформы, верит в то, что говорит, и старается выполнять предвыборные обещания. Однако это также чревато серьёзными последствиями.

Прежде всего его действия становятся предсказуемыми, а вариантов решения возникающих проблем остается все меньше. Он вынужден нестись вперёд как паровоз и любая случайность (импичмент, например) может привести к сходу всей кампании с рельсов. Демократы это понимают и расставляют для президента всё больше политических ловушек — расследуют дело о налоговых декларациях Д.Трампа, интересуются его сексуальными связями, отказываются финансировать строительство стены на границе с Мексикой. Наконец, стоит добавить, что президент пробирается по этому минному полю под снайперским прицелом спецпрокурора Роберта Мюллера, расследующего дело о российском вмешательстве в президентские выборы 2016 г.

За президентской стратегией «ни шагу назад» пристально наблюдает республиканский заградотряд во главе с лидером большинства Сената Митчемом Макконеллом. Позиция партии заключается в сохранении приемлемой дистанции с президентом, чтобы в случае, если он станет серьёзным балластом, импичментировать его в верхней палате. В то же время следует помнить, что вместе с президентом страна в тот же день будет выбирать всех членов Палаты представителей, четверть Сената, 13 губернаторов, не считая десятков других кандидатов на выборах регионального уровня. Поэтому «слонам» нельзя просто наблюдать, что может или не может случиться с Д. Трампом. Партии нужно агитировать население и зарабатывать голоса, поэтому она должна сделать выбор — идти за президентом, или делать ставку на альтернативного кандидата.

Проблема кадрового дефицита не характерна для республиканцев, однако ставка на другого представляет больший риск, чем может показаться на первый взгляд. Во-первых, во внутрипартийной борьбе новому кандидату придётся проявить недюжинный талант при общении с избирателями и серьёзно поработать над новой политической платформой, способной конкурировать с трампизмом. Построить стратегию на критике Д. Трампа, как это делают демократы, не получится. Во-вторых, если «слоны» поставят на другого претендента, это станет чётким сигналом для «ослов», имеющих большинство в Палате представителей. В этом случае спикер палаты демократ Нэнси Пелоси может позволить Д. Трампу доиграть до конца, закрыв вопрос об импичменте как минимум до завершения съезда республиканцев в августе 2020 г. Наконец, следует помнить, что президент очень популярен среди электората партии, рейтинг его одобрения составляет 88%. Поэтому на первом этапе выборов Д. Трампа будет сложно одолеть. Конкурентные праймериз могут привести к разрыву электората и партийных делегатов на августовской конвенции, что предоставит запас политической прочности избираемому на месяц ранее кандидату от демократов.

По всей вероятности «великая старая партия» сделает выбор в пользу президента и устремится за ним по минному полю. На это указывает избрание лидером республиканского меньшинства в Палате представителей приближенного к Д. Трампу конгрессмена Кевина Маккарти, высокий уровень лояльности сенаторов, а также недавнее заявление Национального комитета партии о безоговорочной поддержке президентского курса. В таком случае в партийных праймериз либо не будет других кандидатов вовсе, либо появится формальная альтернатива, такая как Ларри Хоган. Поставив на Д. Трампа, республиканцы пойдут ва-банк, разыгрывая, в том числе, своё политическое будущее.

Вследствие ограниченной общенациональной поддержки в центре президенту играть нельзя, поэтому с большей долей вероятности он будет уводить свою кампанию вправо. Называя себя националистом, Дональд Трамп пытается раскачать американскую общественность и сплотить под новыми знамёнами распавшуюся фузионистскую коалицию, надеясь на то, что она окажется активнее либеральных избирателей на предстоящих выборах.

Значимость

Раскачивание лодки двумя политическими полюсами усилит апелляцию обеих сторон к такому инструменту как политика идентичности.

Таким образом, стратегия обеих партий может направить президентские выборы не к центру (неопределившимся избирателям, составляющим большинство), а от него. Интересная траектория, которой не было на федеральных выборах долгое время. Раскачивание лодки двумя политическими полюсами усилит апелляцию обеих сторон к такому инструменту как политика идентичности. Республиканцы будут сплачивать электорат на основе национализма, демократы — мультикультурализма, что пагубно отразится на поляризации американского населения. Межпартийная борьба вновь проведёт между консервативной и либеральной Америкой красную линию, которую нужно будет пересечь избирателю. Поиск ответа на вопрос о том, кто является угнетаемой стороной (образованная афроамериканка нетрадиционной сексуальной ориентации, проживающая в городе; или гетеросексуальный белый христианин из сельской глубинки), обесценит решение более насущных проблем, стоящих перед США, таких как расширяющаяся экономическая пропасть между людьми, увеличение госдолга и усиление дисфункционального развития государственных институтов.

Выборы внесут определённую ясность в будущее американской политической системы. В своём развитии она опирается, в первую очередь, на компромиссное взаимодействие Демократической и Республиканской партий. Основу баланса составляют взаимное уважение и терпение. Первое является пониманием того, что конкурирующие партии воспринимают друг друга как традиционных и законных соперников, альтернативы которым нет и конкуренция которых является залогом жизнеспособности всей системы. Под терпением имеется в виду, что обе стороны рассматривают полученную или утраченную власть как временное явление, а выборы — как единственную приемлемую форму борьбы за власть. Понимание этого баланса пришло не сразу. В послевоенные годы его проявлением в США стало т.н. разделённое правление — ситуация, при которой одна ветвь власти принадлежит одной партии, другая — второй. В 2016 г. усиление межпартийного соперничества привело к тому, что выборы стали самыми «грязными» за последние годы. Этот рекорд может побить текущая президентская кампания. Такие акции последнего времени как безосновательное инициирование шатдауна, угрозы импичмента, поощрение и искусственное раскручивание митингов и пикетов, взаимная демонизация политиков в СМИ повышают градус неуважительного отношения партий друг к другу. А там, где не будет уважения, лопнет и терпение.


Оценить статью
(Голосов: 24, Рейтинг: 4.67)
 (24 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся