Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.4)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Куприянов

К.и.н., старший научный сотрудник ИМЭМО им. Примакова РАН, эксперт РСМД

Индийские выборы — «праздник демократии», как любят назвать их индийские СМИ, — наконец завершились. БДП в одиночку набрала достаточно голосов, чтобы сформировать правительство большинства; учитывая, что вокруг нее собралась устойчивая коалиция — Национально-демократический альянс — своих позиций она не потеряет до конца срока даже в случае довыборов. Почти весь север и центр Индии окрашен в шафрановый цвет: ИНК и местные партии удержали позиции на юге и вдоль восточного побережья. В Западной Бенгалии, где до недавнего времени безраздельно властвовал «Всеиндийский Тринамул конгресс» Маматы Банерджи, БДП сумела завоевать 18 мест из 42. Единственный бастион, который сохранила оппозиция на западе — Пенджаб, традиционная цитадель ИНК.

Сразу после выборов Рахул Ганди и Мамата Банерджи подали в отставку. Ее не приняли: руководящие органы ИНК и «Всеиндийского Тринамул конгресса» заявили, что уверены в своих лидерах. У оппозиции есть пять лет, чтобы учесть ошибки и сделать выводы, а у БДП — чтобы оправдать ожидания избирателей и обеспечить себе пребывание у власти еще на одну пятилетку.


Индийские выборы — «праздник демократии», как любят назвать их индийские СМИ, — наконец завершились. Они стартовали 11 апреля и закончились 19 мая 2019 г. — обычное дело для Индии с ее огромным населением и логистическими сложностями. Около 900 миллионов человек было в списках для голосования, явка составила 67% — всю эту огромную груду бюллетеней требовалось собрать и обработать.

23 мая результаты наконец объявили, и они оказались шокирующими. Правящая «Бхаратия Джаната парти», которой пророчили трудную, буквально на грани, победу, набрала больше голосов, чем пять лет назад, когда она триумфально прорвалась к власти. Для Индии последних десятилетий это необычно: как правило, партия, одержавшая победу на первых выборах, через пять лет приходит к началу избирательной кампании с длинным шлейфом непопулярных решений и коррупционных скандалов, с трудом побеждает, формирует коалиционное правительство, а затем ломается и проигрывает выборы. Как правило, борьба за власть в последние годы ведется между двумя самыми влиятельными партиями — Индийским национальным конгрессом (ИНК), который традиционно считается левоцентристским, и правой «Бхаратия Джаната парти» (БДП). Впрочем, в Индии, как и во всем мире, наблюдается эрозия политической идентичности: многие положения программы БДП могут вписать в свой манифест даже коммунисты, а ИНК все чаще обвиняют в том, что он забыл о своих корнях, а заодно и о народных чаяниях.

Как бы то ни было, на этих выборах БДП преподнесла сюрприз: «шафрановая волна», как называют рост популярности правых в Индии в течение последнего десятилетия, и не думает откатываться. Более того, в этот раз правые набрали голоса даже там, где их позиции традиционно считались слабыми. Эксперты, которые в массе своей ошиблись в прогнозах, немедленно начали искать этому разумное объяснение. Причин на самом деле много, и все они выглядят очень знакомо.

Нарендра Моди, вне всякого сомнения, один из самых харизматичных лидеров, каких знала история Индии. Выходец из торговой джати, он ведет себя как настоящий брахман: аскетичен в личных привычках, но предпочитает роскошные одежды, говорит с простыми людьми на их языке и настаивает на активном использовании хинди, не скрывает своей приверженности индуизму, который считает одной из основ индийской идентичности. Короче говоря, для своего электората, основную базу которого составляют фермеры из сельских районов, Моди прост и понятен в отличие от многих велеречивых политиков, забывших обычаи и озабоченных тем, как бы потуже набить свой карман и обеспечить многочисленную родню. У Моди нет жены — его супругой является Индия; у него нет детей — все индийцы его дети; он собрал свое правительство в основном из брахманов, как и должно быть в золотом веке, где каждый знает свое место в иерархии. Этот имидж, заботливо пестуемый самим Моди и его советниками, воспринимается избирателями с восторгом.

У Моди нет жены — его супругой является Индия; у него нет детей — все индийцы его дети; он собрал свое правительство в основном из брахманов, как и должно быть в золотом веке, где каждый знает свое место в иерархии.

При этом Моди — опытный и изобретательный игрок в престолы, отличный оратор и расчетливый политический боец. Еще десятилетие назад многие в БДП были недовольны его стремительным возвышением; теперь оппозиция внутри партии разгромлена, и вся она как единый организм работает на своего лидера.

Совсем другая ситуация у оппозиции. Главная ее сила — Индийский национальный конгресс (ИНК) — дезорганизована и деморализована. После гибели Раджива Ганди в партии идет непрерывная борьба за власть между фракциями, которую до последнего времени выигрывала династия Неру-Ганди. Некоронованная королева ИНК — Соня Ганди, вдова Раджива и этническая итальянка, которая аккумулировала в своих руках основные партийные капиталы, но не может стать премьер-министром из-за своего происхождения. Она выдвинула на первый план своего сына Рахула — обаятельного и энергичного парня, совершенно, как казалось всем до последнего времени, лишенного задатков политика. В результате Рахул проигрывал одни выборы за другими; выдвигать сильных политиков вместо него означало для Сони рисковать властью внутри партии. И в итоге руководство ИНК превратилось в собрание лояльных, но слабых фигур, которым нечего противопоставить той волне харизмы, которая исходит от Моди. Оппоненты небезосновательно утверждали, что семья Неру-Ганди превратила ИНК в свою фамильную партию.

В прошлом году оппозиционные партии, осознав необходимость объединения, вроде бы договорились о сотрудничестве. Однако к весне 2019 г. объединительный порыв выдохся: вместо того, чтобы разработать четкую стратегию взаимодействия, оппозиционные партии начали грызться друг с другом на региональном уровне. В условиях формирования парламента по мажоритарной системе отсутствие единства сказалось отрицательно: в избирательных округах, где единый кандидат имел бы неплохие шансы, вместо этого боролись друг с другом три-пять оппозиционных кандидатов. К примеру, ИНК и Партия националистического конгресса (NCI), формально оставаясь союзниками на федеральном уровне, вываливали друг на друга тонны компромата в ходе избирательной кампании в штате Гуджарат.

Такая ситуация привела к тому, что оппозиционные партии так и не смогли сформировать единой программы, понятного индийцам образа будущего, предпочитая вместо этого критиковать действующее правительство. Власти, в свою очередь, парировали эти обвинения демонстрацией реальных достижений — построенных домов, туалетов и дорог, электрифицированных хозяйств, многочисленных работающих общественных программ. Разумеется, в этом соревновании оппозиция терпела поражение.

Однако в последние месяцы Конгресс буквально преобразился. Вечный неудачник Рахул неожиданно продемонстрировал, что может вести успешную кампанию: его выступления били точно в цель, он почти безошибочно нащупывал слабые места оппонентов и успешно перенимал популистские приемы пропагандистов БДП — пообещав, к примеру, ежемесячно выделить 20% самых бедных домовладельцев пособие размером в 6 тыc. рупий. Но чудесное преображение произошло слишком поздно: за февраль и март Конгресс не успел отыграть у БДП заметную часть электората, хотя и смог улучшить свои результаты по сравнению с 2014 годом. Особенно обидным оказалось то, что Рахул проиграл в одномандатном округе, по которому он избирался.

Немалую роль в успехе Моди сыграл и конфликт с Пакистаном в феврале–марте 2019 г. Хотя, по мнению внешних наблюдателей, Исламабад в нем смог перехватить инициативу и в целом вышел из противостояния, укрепив свои позиции, для избирателей внутри Индии все выглядело иначе. Моди показал себя сильным лидером, не побоявшимся отдать приказ о нанесении бомбового удара по территории Пакистана, а затем, когда героически сражавшийся военный летчик Абхинандан Вартхаман был сбит коварной пакистанской ракетой, потребовал от пакистанцев вернуть пилота на родину, и они не посмели отказать. Маленькая победоносная война, которая традиционно помогает правителям выигрывать выборы, пришлась как нельзя кстати, а неудачи списали на политических оппонентов, не озаботившихся закупкой новых вооружений в годы пребывания у власти.

Перечислять причины победы Моди можно еще долго. Тут и открытое декларирование им своего индуизма, которая так нравится сельскому электорату; и умелая кастовая политика, которая помогла привлечь на свою сторону представителей почти всех джати и в то же время посеять рознь в стане оппозиции; и самоотверженные действия агитаторов БДП, сумевших добраться буквально до каждого дома и донести до каждого индийца программу сардара Моди; и великолепные тактические ходы — индивидуальные для каждого избирательного округа, продуманные и реализованные избирательным штабом Нарендры Моди, позволившие отыграть в одних штатах голоса, потерянные в других. Но особо хотелось бы отметить один фактор, сыгравший важную роль — активное участие в голосовании женщин. Эти выборы побили рекорд по явке в том числе благодаря тому, что женщины Индии, традиционно слабо интересующиеся политикой, пришли на избирательные участки. И проголосовали на этих участках они в основном за Нарендру Моди и его партию, которая хотя бы начала делать то, чего так и не смог ИНК: строить общественные туалеты, обеспечивать доставку в отдаленные районы газовых баллонов, избавлять наконец мусульманских женщин от унизительной практики тройного талака (развода по желанию мужа). Эти простые бытовые вещи оказались сильнее, чем высокие политические соображения.

Эти выборы побили рекорд по явке в том числе благодаря тому, что женщины Индии, традиционно слабо интересующиеся политикой, пришли на избирательные участки.

Итак, выборы завершены. БДП в одиночку набрала достаточно голосов, чтобы сформировать правительство большинства; учитывая, что вокруг нее собралась устойчивая коалиция — Национально-демократический альянс — своих позиций она не потеряет до конца срока даже в случае довыборов. Почти весь север и центр Индии окрашен в шафрановый цвет: ИНК и местные партии удержали позиции на юге и вдоль восточного побережья. В Западной Бенгалии, где до недавнего времени безраздельно властвовал «Всеиндийский Тринамул конгресс» Маматы Банерджи, БДП сумела завоевать 18 мест из 42. Единственный бастион, который сохранила оппозиция на западе — Пенджаб, традиционная цитадель ИНК.

Сразу после выборов Рахул Ганди и Мамата Банерджи подали в отставку. Ее не приняли: руководящие органы ИНК и «Всеиндийского Тринамул конгресса» заявили, что уверены в своих лидерах. У оппозиции есть пять лет, чтобы учесть ошибки и сделать выводы, а у БДП — чтобы оправдать ожидания избирателей и обеспечить себе пребывание у власти еще на одну пятилетку.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.4)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся