Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Юрий Бармин

Аналитик по России и ее стратегии на Ближнем Востоке, магистр философии международных отношений, Кембриджский университет, эксперт РСМД

Мирные переговоры по Сирии начались 25 января 2015 г. в Женеве, однако уже в четверг, после недели взаимного непонимания и безуспешных попыток усадить противоборствующие стороны за стол переговоров, процесс был приостановлен до конца февраля. Скорее всего, объявленная передышка была продиктована жизненной необходимостью: без нее более масштабный переговорный процесс, по всей видимости, попросту потерпел бы крах. Иными словами, проиграно сражение, но судьба войны еще не решена.

Мирные переговоры по Сирии начались 25 января 2015 г. в Женеве, однако уже в четверг, после недели взаимного непонимания и безуспешных попыток усадить противоборствующие стороны за стол переговоров, процесс был приостановлен до конца февраля. Скорее всего, объявленная передышка была продиктована жизненной необходимостью: без нее более масштабный переговорный процесс, по всей видимости, попросту потерпел бы крах. Иными словами, проиграно сражение, но судьба войны еще не решена.

Если члены сирийского правительства прибыли в Женеву к объявленному началу переговоров и успели провести несколько встреч со Стаффаном де Мистурой, то делегаты от Высшего комитета по переговорам (ВКП) со стороны оппозиционного блока, поддерживаемого Саудовской Аравией, явились на первые неофициальные беседы с представителями ООН только 1 февраля. При этом оппозиция согласилась вести дальнейшие переговоры только при условии прекращения авиаударов и освобождения политических заключенных. Такие требования шли вразрез с обещаниями, данными Россией и Соединенными Штатами 15 января, когда государственный секретарь США Керри и министр иностранных дел РФ Лавров объявили, что переговоры в Женеве начнутся без каких бы то ни было предварительных условий.

Создается впечатление, что Высший комитет по переговорам изначально не собирался никого делегировать в Женеву и изменил намерения лишь под давлением своих главных зарубежных покровителей, убедивших оппозиционеров сохранить лицо. ВКП заявил, что откажется от участия в переговорах, если на них будет присутствовать третья сторона, подтвердив тем самым отсутствие единства в рядах сирийской оппозиции. Оппозиционный блок выразил протест, когда Россия попыталась пригласить в Женеву так называемую лояльную к Асаду оппозицию, участие которой значительно ослабило бы позиции ВКП. В конечном итоге 29 оппозиционеров, не являющихся членами Высшего комитета по переговорам, все же были приглашены в Женеву, но не в качестве делегатов, а как советники.

Проиграно сражение, но судьба войны еще не решена.

Единственной военно-политической силой, совершенно не представленной на женевских переговорах, оказались сирийские курды. Под давлением Турции Стаффан де Мистура решил не направлять приглашение сирийской партии «Демократический союз» (ПДС), до настоящего времени выступавшей в качестве ключевого союзника Вашингтона в борьбе против Исламского государства. Изначально и Россия, и США выступали за присутствие ПДС на переговорах, однако в конечном итоге Белый дом передумал, опасаясь недовольства Турции и ВКП.

REUTERS/Abdalrhman Ismail
Андрей Кортунов:
Сирия. Гуманитарный расчет

Начало переговоров оптимизма не внушало, и тот факт, что их пришлось столь резко прервать, не стал неожиданностью для наблюдателей. Комментируя приостановку переговорного процесса, Стаффан де Мистура отметил, что «после недели предварительных переговоров нам многое еще предстоит сделать, и это касается не только нас [ООН], но и заинтересованных лиц». Многие пришли к заключению, что этот раунд переговоров по Сирии уже потерпел неудачу подобно конференции «Женева-2» 2012 г. Временную паузу можно, конечно, интерпретировать как провал, но не исключено, что она в высшей степени уместна и будет способствовать дальнейшему переговорному процессу в целом.

С самого начала было ясно, что не только стороны сирийского конфликта, но и их международные «группы поддержки» расходятся в понимании целей мирных переговоров. За ту неделю, которая окончилась 3 февраля, произошло несколько событий, изменивших ситуацию в Сирии и вокруг Сирии и способных повлиять на баланс сил. Объявленная пауза позволит всем участникам процесса обсудить новый расклад со своими партнерами и оценить новый статус-кво.

Начало переговоров оптимизма не внушало, и тот факт, что их пришлось столь резко прервать, не стал неожиданностью для наблюдателей.

Одним из обстоятельств, ставших неожиданностью для многих наблюдателей, оказалось заявление российского министра иностранных дел Сергея Лаврова: во время своего недавнего визита в Оман он сказал, что Россия не возражает против присутствия в Женеве «в личном качестве» двух членов группировок «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аль-Ислам». Оба вышеназванных лица входят в состав делегации ВКП. В своем выступлении Лавров уточнил, что Москва при этом не считает возможным участие в переговорах самих группировок «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аль-Ислам», которые тесно связаны с фронтом «Джабахат аль-Нусра», признанным в России террористической организацией.

Заявление министра иностранных дел Лаврова демонстрирует значительное отступление России от своих прежних позиций. Этот ход был, несомненно, согласован с Дамаском и представляет собой тактическую уступку Москвы сторонникам сирийской оппозиции, сделанную в расчете на взаимную уступку с их стороны. В качестве ответного жеста доброй воли можно ожидать допуска представителей ПДС к участию в следующем раунде переговоров, намеченном на 25 февраля.

. Сирия и Россия фактически выиграли время, которое можно использовать для дальнейшего давления на повстанцев: к моменту возобновления переговоров последние, вполне возможно, станут значительно сговорчивее.

Другим фактом, значительно повлиявшим на расклад сил, стало то обстоятельство, что сирийской армии — с помощью Хезболлы и Корпуса стражей Исламской революции (КСИР), а также при поддержке со стороны России, наносившей авиаудары, — 3 февраля удалось положить конец длившейся три года осаде Нубула и Зары — двух шиитских городов к северу от Алеппо. Это означает, что сирийские вооруженные силы перерезали «дорогу жизни», соединявшую повстанцев с Турцией, — маршрут, по которому оппозиция снабжалась с севера. Забрезжившая на горизонте победа в битве за Алеппо в значительной степени объясняет случившееся в конце января обострение российско-турецкого кризиса. Изоляция Алеппо от Турции с большой вероятностью может привести к тому, что повстанческое движение, будучи отрезанным от поддержки с севера, попросту захлебнется.

REUTERS/Faisal Al Nasser
Игорь Иванов:
Три корзины для Ближнего Востока

Перерыв в женевских переговорах дает сирийской армии и ее группе поддержки трехнедельный таймаут, в течение которого значительно легче будет добиться дальнейшего ослабления позиций повстанцев в Алеппо. Сирия и Россия фактически выиграли время, которое можно использовать для дальнейшего давления на повстанцев: к моменту возобновления переговоров последние, вполне возможно, станут значительно сговорчивее. Во всяком случае, на настоящий момент блокада Алеппо представляется тем рычагом, с помощью которого можно воздействовать на ВКП в Женеве.

Стороны конфликта укоряют друг друга в затягивании переговоров: Вашингтон обвиняет Россию в срыве политического процесса посредством бомбардировок сирийской территории, Россия утверждает, что делегация ВКП была намеренно отозвана Эр-Риядом. Однако если прекратить обмен обвинениями и взглянуть на вещи объективно, мы придем к выводу, что перерыв в переговорах на руку всем участникам процесса. Эта была та самая вынужденная передышка, которая дает сторонам шанс спасти Женевские мирные переговоры — последнюю надежду на мир для Сирии — от полного провала.

Противоречия, выявленные в процессе переговоров в Женеве, в том числе вопрос об участии в них ПДС и перспектива гуманитарного прекращения огня, подлежат урегулированию на встрече в «венском формате», которая должна состояться 11 февраля в Мюнхене. Переговоры между крупнейшими державами, поддерживающими разные стороны сирийского конфликта, покажут, имеет ли смысл правительству Асада и ВКП возвращаться в Женеву для второго тура переговоров.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся