Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Куприянов

К.и.н., научный сотрудник ИМЭМО им. Примакова РАН, эксперт РСМД

8–9 января 2019 г. в Индии прошла двухдневная всеобщая забастовка, в которой в общей сложности приняли участие около 150 млн человек. Акцию протеста организовали 10 общенациональных профсоюзов, к которым примкнули несколько независимых профсоюзных ассоциаций. Как объяснили организаторы забастовки, при помощи массового протеста они хотели «послать мощный сигнал» находящемуся у власти Национально-Демократическому Альянсу (НДА), продемонстрировав перед намеченными на апрель–май 2019 г. выборами неодобрение рабочим классом Индии его политики в отношении соблюдения прав трудящихся.

Будущее забастовочного движения в Индии напрямую зависит от результатов выборов в апреле–мае 2019 г. В том случае, если правительство Нарендры Моди получит абсолютное большинство голосов, оно, вероятно, завершит трудовую реформу, невзирая на протесты. Если большинство не будет абсолютным, «Бхаратия Джаната парти» вынуждена будет войти в коалицию, что существенно сократит ее возможности по проведению политики, направленной на сокращение социальных гарантий. Если же она потерпит поражение, то одержавшему победу ИНК придется предпринять ряд шагов по восстановлению социальных гарантий для рабочих и служащих. В двух последних случаях можно прогнозировать определенный спад рабочего протеста до тех пор, пока правительство ИНК вновь не возьмет курс на экономическую либерализацию.

8–9 января 2019 г. в Индии прошла двухдневная всеобщая забастовка, в которой приняли участие в общей сложности около 150 млн человек. Акцию протеста организовали 10 общенациональных профсоюзов, к которым примкнули несколько независимых профсоюзных ассоциаций. Как объяснили организаторы забастовки, при помощи массового протеста они хотели «послать мощный сигнал» находящемуся у власти Национально-Демократическому Альянсу (НДА), продемонстрировав перед намеченными на апрель-май 2019 г. выборами неодобрение рабочим классом Индии его политики в отношении соблюдения прав трудящихся.

Индийцы обладают богатым опытом организации массовых протестных акций. Однако по большей части исторически эти акции носили политический, а не экономический характер; в том же случае, если требования были экономическими, они, как правило, были сформулированы весьма расплывчато. Это было связано как с фрагментированностью Британского Раджа как политической структуры, делающей бессмысленной одновременную стачку как на британских территориях, так и на землях самоуправляемых княжеств; так и с низким уровнем самоорганизации индийских рабочих. При этом местные акции были далеко нередки. Среди наиболее крупных можно назвать Мадрасскую стачку 1921 г., железнодорожную забастовку 1928 г., попытку организовать железнодорожную стачку в 1929 г.

thehansindia.com
1974 г. Крупнейшая забастовка железнодорожников, 1,7 млн

Изначально рабочее движение Индии было тесно связано с политическим, и главной целью протестов было удовлетворение не экономических (повышение закупочных цен, заработной платы), а политических (расширение самоуправления и предоставление Индии независимости) требований. Главным образом это происходило из-за того, что британские власти негативно относились к самому факту существования индийских профсоюзов и жестко подавляли любые акции протеста.

После получения Индией независимости правительство позиционировало новую государственную модель как социальную, официально заявляя о построении социализма как итоговой цели и уделяя особое внимание нуждам рабочих и защите их прав. Права рабочих были закреплены в Конституции, принятой в 1950 г.: им гарантировалось право на труд, свободу собраний и создания профессиональных союзов, минимальная заработная плата, достаточная для жизни; запрещался детский труд. Заявлялось, что власти будут работать над уменьшением неравенства в оплате труда. В результате в созданной системе, получившей название Licence Raj (в буквальном переводе «власть разрешения») рабочим были гарантированы многочисленные права и привилегии, их сложно было уволить; в случае же проблем с работодателем суд часто становился на сторону рабочих. Это привело к формированию восприятия государства как патерналистского института, опекающего рабочих и гарантирующего их права.

При этом нельзя сказать, что Индия не знала забастовочного движения. Так, в 1974 г. была проведена крупнейшая на тот момент в мире забастовка, в которой приняли участие 1,7 млн железнодорожников, протестовавших против нарушения права на восьмичасовой рабочий день. В 1982 г. произошла забастовка работников текстильной промышленности в Бомбее — рабочие требовали повышения заработной платы. В обоих случаях правительство Индиры Ганди среагировало крайне жестко — обе акции были восприняты им как политический вызов. Забастовка железнодорожников привела к арестам 30 тыс. человек, в стране было введено чрезвычайное положение, приостановлено действие ряда статей Конституции, запрещены оппозиционные организации, арестованы многие профсоюзные деятели, в том числе лидер забастовки Джордж Фернандес. Жесткое подавление стачки — в частности применение пыток к задержанным — вкупе с другими непопулярными акциями привело к поражению правительства Ганди на выборах, освобождению Дж. Фернандеса из тюрьмы и формированию коалиции правых националистических партий с частью левых.

Забастовка текстильщиков 1982 г. также была воспринята правительством вернувшейся к власти Индиры Ганди как политическая акция и вызов. Это произошло в том числе и потому, что ее руководитель Датт Самант был близок к определенным кругам в Индийском национальном конгрессе, и в случае успеха акции мог превратиться в одну из самых влиятельных фигур в бомбейском профсоюзном движении. Однако наученная опытом борьбы с забастовкой 1974 г. И. Ганди подавила акцию исключительно экономическими методами. Занятая правительством жесткая позиция вкупе с нежеланием руководства бастующих идти на уступки и штрейкбрехерскими действиями профсоюзов, близких к правым партиям, привела к годичному простою крупнейших текстильных предприятий города. Кроме того, наблюдался упадок текстильного производства в Бомбее и перебазирование части производств в Гуджарат, что положительно сказалось на развитии этого штата. Датт Самант в итоге утратил большую часть влияния, которым до того пользовался в профсоюзных кругах, и в 1997 г. был застрелен наемным убийцей.

Описанные выше забастовки, несмотря на масштабы, не были всеохватывающими — в них участвовали либо рабочие одной отрасли (как в 1974 г.), либо одного города (как в 1982 г.).

Переломным стал 1991 г., когда правительство Индийского национального конгресса (ИНК) под руководством премьер-министра Нарасимхи Рао начало глобальные реформы в экономике, направленные на ее либерализацию в условиях окончания холодной войны. Государство, публично не объявляя об этом, взяло курс на постепенное свертывание социальных обязательств и перевод экономики на рыночные рельсы.

Хотя эти реформы не оказали на индийскую экономику разрушительного влияния и способствовали превращению страны в одну из наиболее быстроразвивающихся, они очевидным образом ударили по интересам рабочих. В растущем быстрыми темпами частном секторе, в первую очередь в сфере услуг, практиковался черный наем, отсутствие гарантий для рабочих. Быстро росла безработица. В то же время рабочие и служащие госсектора теряли ощущение защищенности, существовавшее до 1991 г. Сегодня заключение временных контрактов, отсутствие социальных гарантий практикуется в 93% случаев, социально защищены лишь 7% работающих. В общей сложности в Индии с 1991 г. прошло 16 отраслевых национальных забастовок.

Однако с 2014 г., с момента прихода к власти правительства Нарендры Моди, провозгласившего начало нового витка реформ с неизбежными приватизацией и дальнейшей либерализацией экономики, возник новый формат — общенациональная забастовка. Ему свойственны некоторые особенности.

Во-первых, речь идет о краткости проведения акции. Общенациональные забастовки длятся от одного до нескольких дней, не нанося серьезного урона экономике страны. Это связано с тем, что их лидеры пытаются избежать обвинений в подрыве экономической мощи государства (например, организаторов акции 2 сентября 2016 г. обвинили в том, что их забастовка обошлась Индии в 250 млн рупий, или 4 млн долл.). Более того, часть профсоюзных лидеров воспринимает всеобщую забастовку как самоцель, концентрируясь на подготовке к ней и сворачивая дальнейшую деятельность после ее проведения.

Во-вторых, эти забастовки политизированы. Традиционно профсоюзы, организующие акции протеста, связаны с партией одной из трех крупных политических групп: левоцентристским Индийским национальным конгрессом (ИНК) и его союзниками (Индийский национальный конгресс профсоюзов (ИНКП)), правой «Бхаратия Джаната парти» (БДП) и ее союзниками (Bharatiya Mazdoor Sangh (БМС)) или левой КПИ(м) (Коммунистической партией Индии(марксистской)) и ее союзниками (Центр индийских профсоюзов (ВИКП), Всеиндийский центральный совет профсоюзов (ВЦСП) и т.д.). В результате профсоюзы, лояльные партии, находящейся у власти, как правило, минимизируют участие своих членов в протестах. В нынешней ситуации в забастовках не участвуют профсоюзы, лояльные БДП (например, Bharatiya Mazdoor Sangh (BMS), связанный с индуистской организацией Rashtriya Swayamsevak Sangh (RSS), вел активную кампанию против последней акции).

В-третьих, протесты в большинстве случаев не имеют четкой цели, набора требований, которые должно выполнить правительство. Акции призваны продемонстрировать общее недовольство рабочих политикой властей. Это связано с уже упомянутым восприятием государства как патерналистского института, до сих пор господствующим в рабочей среде.

AP Photo/Mahesh Kumar A.
Забастовка 2016 г., 150 млн

Крупнейшей общенациональной забастовкой стала акция 2 сентября 2016 г., в которой приняли участие, по разным подсчетам, от 150 до 180 млн человек, то есть более 10% населения страны. В различных штатах наблюдалась разная поддержка бастующих: активнее всего выступали жители территорий, на которых традиционно сильно левое влияние (например, Калькутты в Западной Бенгалии и Керала). Наибольшую активность проявляли профсоюзы государственного сектора (служащих государственных банков, транспортных служб, ВПК, угледобывающих компаний). При этом в забастовке практически не участвовали работники частного сектора, опасаясь увольнения. Требования рабочих сводились к повышению минимальной заработной платы, введению всеобщих гарантий соцобеспечения, пенсий для всех работающих, упрощению регистрации профсоюзов, отказу от практики рабочих контрактов, обеспечению соблюдения действующего трудового законодательства и отказу от внесения изменений в трудовое законодательство, которые способствуют дальнейшему уменьшению госрегулирования и, по мнению профсоюзного руководства, ведут к массовой безработице.

В ходе подготовки забастовки лидеры профсоюзов провели ряд встреч с министром экономики Аруном Джатли и другими чиновниками, после чего близкий к правящей БДП BMS отказался от дальнейшего участия в мероприятии и перешел на проправительственные позиции. В результате забастовка не возымела эффекта, на который рассчитывали ее организаторы — правительство не отказалось от проведения реформ.

Забастовка 8–9 января проходила по тому же шаблону, за исключением того, что BMS изначально занял проправительственную позицию. В акции приняли участие 150 млн человек, выдвинувших столь же широкие требования. В отличие от забастовки 2016 г., однако, она проходила в преддверии общенациональных выборов, намеченных на апрель–май 2019 г.; и может повлечь за собой определенные, пусть даже символические, шаги правительства по выполнению части требований рабочих.

Протесты в большинстве случаев не имеют четкой цели, набора требований, которые должно выполнить правительство. Акции призваны продемонстрировать общее недовольство рабочих политикой властей.

Сегодня индийское рабочее движение не демонстрирует каких-либо тенденций к изменению структуры. Можно прогнозировать, что общенациональная забастовка по-прежнему останется в арсенале профсоюзов, однако вряд ли такой метод борьбы приведет к серьезным результатам. При этом общенациональные забастовки являются важным индикатором состояния рабочего движения в стране, позволяя выделить основные проблемные территории и отрасли. Так, в 2016 г. неожиданно активно выступили рабочие автомобилесборочных предприятий центра страны, среди которых профсоюзный актив практически не вел агитации перед забастовкой; в 2019 г. отмечалось широкое участие в забастовке фермеров, мобилизованных All India Kisan Sabha (AIKS) — крестьянским крылом Компартии Индии (марксистской).

Будущее забастовочного движения в Индии напрямую зависит от результатов выборов в апреле–мае 2019 г. В том случае, если правительство Нарендры Моди получит абсолютное большинство голосов, оно, вероятно, завершит трудовую реформу, невзирая на протесты. Если большинство не будет абсолютным, БДП вынуждена будет войти в коалицию, что существенно сократит ее возможности по проведению политики, направленной на сокращение социальных гарантий. Если же она потерпит поражение, то одержавшему победу ИНК придется предпринять ряд шагов по восстановлению социальных гарантий для рабочих и служащих. В двух последних случаях можно прогнозировать определенный спад рабочего протеста до тех пор, пока правительство ИНК вновь не возьмет курс на экономическую либерализацию.

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся