Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.45)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Организаторы Мюнхенской конференции по безопасности выпустили традиционный ежегодный доклад. Именно здесь нужно искать направления интеллектуального движения и стратегические ориентиры западной внешней политики. Но при всём высоком уровне содержательного выполнения, доклад 2019 года оставляет двойственное ощущение. Высокая концентрация качественного анализа граничит с ощущением растерянности авторов, которое заметно выросло в сравнении с предыдущими текстами.

Организаторы Мюнхенской конференции по безопасности выпустили традиционный ежегодный доклад. Как обычно, он представляет собой добротный и фундированный текст. Анализ ключевых международных тенденций сочетается в нём с контурами доктринальных установок европейской политики в области безопасности. По своему весу и содержанию доклад остается одним из наиболее значимых и ожидаемых обзоров мировой политики. Именно здесь нужно искать направления интеллектуального движения и стратегические ориентиры западной внешней политики.

При всём высоком уровне содержательного выполнения, доклад 2019 года всё-таки оставляет двойственное ощущение. Высокая концентрация качественного анализа граничит с ощущением растерянности авторов, которое заметно выросло в сравнении с предыдущими текстами.

Один из ключевых тезисов — утрата ориентиров, разрушение старого мирового порядка, угрозы «основанному на правилах» либеральному миру, неясность контуров новой системы мироустройства. Все это правильно и понятно. С тезисом о затянувшемся транзите спорить сложно.

Проблема в том, что за последние годы и даже десятилетия идея о кризисе старого мира и неопределённости нового стала столь распространенной, что утратила какую-либо интеллектуальную фертильность. Кочуя по монографиям учёных, выступлениям политиков и докладам конференций, она постепенно стала набором слов, частью хорошего тона, способом заполнить место. Её можно уподобить светскому разговору о погоде — вроде бы нужному и полезному, но вряд ли несущему что-то большее, чем заполнение содержательной паузы. Причём западный хор голосов дополняется, пусть и с некоторыми особенностями, сходными нарративами в России, Китае, Индии и других странах. У нас в России, например, популярна бесконечно повторяемая мантра о неизбежной кончине однополярного мира и долгом переходе к миру многополярному и полицентричному.

Вроде бы, это хороший признак: если о проблеме говорят все в сходном ключе, значит, она действительно актуальна. На деле же мы сталкиваемся с интеллектуальной стагнацией: мир стремительно уходит вперёд, а его интеллектуальная элита по-прежнему остаётся в привычных категориях. По всей видимости, она понимает, что утрачивает связь с реальностью. Но при этом вряд ли может достоверно нащупать её. Тревожное чувство потери ориентиров и понимания происходящего — типичный симптом сегодняшнего дня.

Другой тезис доклада — о растущей конкуренции держав — тоже не нов. Авторы правильно фиксируют тенденцию к росту противоречий КНР и США, США и России и так далее. Действительно, за прошедший год усилилось ощущение, что пройдена точка невозврата в отношениях Пекина и Вашингтона (применительно к Москве это произошло ещё раньше). Однако контуры противоречий великих держав обрисовались уже довольно давно. Сегодня они лишь выстраиваются в конкретный политический курс, совокупность действий и противодействий, раскручивающих маховик конкуренции.

Вряд ли можно назвать новой и обеспокоенность происходящими событиями на самом Западе — выросшей непредсказуемостью США и турбулентными процессами в Европе. Авторы доклада опять же добросовестно и верно фиксируют тенденцию. Но за ней тоже не видно внятных контуров будущего. Она вновь привязывает нас к избитому тезису о кризисе старого мира и долгом зарождении нового.

Объективно сложную задачу взгляда за горизонт, на мой взгляд, усложняет несколько шаблонное восприятие конкуренции великих держав. Один из соблазнов — свести её к борьбе просвещённого либерального и демократического мира с нарушителями порядка — авторитарными Россией и Китаем, несущими миру свои принципы и стремящиеся поживиться за его счёт. Надо отдать должное авторам — этой схемой они не злоупотребляют, а скорее ссылаются на неё как на общепринятую систему западного мышления.

Однако проблема в том, что движущие силы нарастающих проблем, по всей видимости, имеют совершенно иную природу и к свойствам политического режима и вообще внутреннего устройства имеют косвенное отношение. Также ошибочно приписывать их только лишь «злой воле» Москвы и Пекина.

Китай, например, комфортно чувствовал себя на протяжении всех последних лет после окончания холодной войны. Американоцентричная глобализация позволяла ему богатеть и накапливать силы, и при этом оставаться самостоятельным и суверенным игроком. Пекин — последний в очереди тех, кто был заинтересован в ревизии существующего порядка.

Мотивация внешней политики России, точнее тех шагов, которые привели к расколу в отношениях с Западом, вообще имела свою специфику и крайне слабо была связана с амбициями по пересмотру «основ». В Москве давно и громко выражали недовольство однополярным миром, двойными стандартами Запада и пороками либерального порядка, но преследовали довольно узкие задачи в области безопасности по вполне конкретным направлениям — не менее, но и не более того.

Ни Россия, ни Китай сегодня не предлагают миру каких-либо внятных альтернатив. Они указывают на проблемы и дисбалансы, а также пытаются продвигать собственные интересы. Но пока не предлагают какую-либо целостную модель, сопоставимую, например, с социализмом ХХ века. Выпадение Москвы и Пекина из привычной схемы либерального порядка — симптом его общего кризиса, а не намеренных действий отдельных стран по его разрушению. По большому счёту непредсказуемость США как лидера либерального порядка может навредить ему гораздо больше. Эта угроза в докладе фиксируется вполне однозначно.

Доклад Мюнхенской конференции даёт ясный ответ на вопрос — «кто виноват?». С версиями авторов можно спорить. Но они есть. В числе виноватых, конечно, есть и Россия: в докладе так или иначе воспроизведена официальная линия ЕС и США по ключевым вопросам, хотя сделано это достаточно корректно и без лишней русофобии. Проблема с другим вопросом — «что делать?». Из содержания текста напрашивается вывод — сохранять всеми силами либеральный мировой порядок, вразумить США, изолировать или вернуть в привычное русло Россию и Китай. Но вернуть старый порядок постбиполярных времён вряд ли получится. Стоило бы задуматься о параметрах нового мира, а также о том, какую роль в его строительстве могли бы играть все ключевые игроки. Возможно, это дало бы ключ и к решению вопроса о конкуренции великих держав.

Автор: Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба, программный директор РСМД.

Впервые опубликовано на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай» .


(Голосов: 11, Рейтинг: 4.45)
 (11 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся