Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 3)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Марина Панюжева

К.и.н., журналист-редактор ИД «Аргументы недели», эксперт РСМД

Экспертные дискуссии о трансформации международной системы и ключевых макротенденциях не прекращались ни в разгар пандемии коронавируса, ни во время временного затишья, сопряженного с нападками Запада на Россию, после президентских выборов в США.

Поскольку становление нового мирового порядка (НМП) — крупномасштабный и долгосрочный процесс, многополярная система находится в фазе переходного периода. Ее основные характеристики (несбалансированность, децентрализация, многовариативность) обозначились, но в концептуальном плане сложно спрогнозировать, каким будет миропорядок при разноплановых тенденциях.

В рамках разных теоретических парадигм наблюдается плюрализм мнений: многоуровневый мир, бесполюсный мир, полицентричный мир, гиперсвязанный мир, «новая биполярность», гибридные системы («плюралистическая однополярность», «асимметричная многополярность», смешение многополярности, биполярности и однополярности), горизонтальная глобализация.

На фоне перераспределения влияния в пользу Незапада эксперты часто говорят о многомерном кризисе либерального миропорядка, вызванном неэффективностью международных институтов, распадом механизмов контроля над вооружениями, эрозией международного права, социально-экономическими и межэтническими противоречиями.

В сущности, комплексных зарубежных и отечественных работ на высоком теоретическом уровне не так много. Многие модели построения миропорядка не выдержали проверку временем. Как правило, прогнозы носят краткосрочный характер и рассчитаны не более чем на год. Этот идейный вакуум объясняется глобальной нестабильностью, неясными перспективами мирового развития. Между тем в теории международных отношений (ТМО) остаются пробелы относительно проблематики макрорегионализации, полицентризма, кросс- и трансрегиональных связей, незападных моделей, цифровой трансформации, сетевых киберпространств, урбанизации.

Американские эксперты из Центра стратегических и международных исследований (CSIS) не остались в стороне от обсуждений НМП. Группа по рискам и прогнозированию под руководством Сэмюэля Брэннена, директора Программы по международной безопасности, представила свое видение в докладе «Четыре сценария геополитического миропорядка в 2025–2030 гг.: какой будет конкуренция великих держав?» (Four Scenarios for Geopolitical Order in 2025-2030: What Will Great Power Competition Look Like?).

В докладе CSIS отражен американский взгляд на будущее мироустройство. Наиболее желательный вариант — это американское лидерство в многополярном мире (сценарий №4). Отрицательным развитием событий также называется китайское лидерство (сценарий №1) и уменьшение влияние США и Китая (сценарий №3).

Хотя США не воспринимают Китай как равноправную державу и стремятся не допустить этого, эксперты считают, что американо-китайское лидерство (сценарий №2) будет способствовать стабильности международной системы.

Представляется, что эксперты CSIS не в полной мере учли международный контекст, роль международных организаций, потенциальные возможности России, а также роль незападных стран помимо Китая.

Ввиду разной национальной, политической, культурно-цивилизационной идентичности американо-китайский глобальный кондоминиум все же вряд ли возможен. На сегодняшний момент, скорее всего, наблюдается полицентричная система во главе с западными лидерами (США, ЕС) и незападными лидерами (Россия, Китай).

Полагаем, что широкие дискуссии с участием всех стран по поводу перспектив нового миропорядка могли бы стать примером конструктивного взаимодействия в крайне нестабильное время. Перед лицом глобальных вызовов требуется коллективное управление на справедливых и равных началах, вовлеченность широкого круга стран в мировые политические процессы.

России следует вовлекать новых игроков (Китай, Индия, Иран, Турция) в глобальное управление, создавать новые партнерства в области мирового развития, разработать кодекс поведения, некий механизм реагирования на риск случайной эскалации и сформировать коллективный интерес за счет «свежих» инициатив общемирового уровня.

Для российских исследователей рекомендуется чаще использовать долгосрочное сценарное прогнозирование для изучения проблем нового миропорядка, потенциала стран, неправительственных акторов, крупных макрорегионов и мировых цивилизаций.

Экспертные дискуссии о трансформации международной системы и ключевых макротенденциях не прекращались ни в разгар пандемии коронавируса, ни во время временного затишья, сопряженного с нападками Запада на Россию, после президентских выборов в США.

Поскольку становление нового мирового порядка (НМП) — крупномасштабный и долгосрочный процесс, многополярная система находится в фазе переходного периода. Ее основные характеристики (несбалансированность, децентрализация, многовариативность), обозначились, но в концептуальном плане сложно спрогнозировать, каким будет миропорядок при разноплановых тенденциях.

В рамках разных теоретических парадигм наблюдается плюрализм мнений: многоуровневый мир, бесполюсный мир, полицентричный мир, гиперсвязанный мир, «новая биполярность», гибридные системы («плюралистическая однополярность», «асимметричная многополярность», смешение многополярности, биполярности и однополярности), горизонтальная глобализация.

На фоне перераспределения влияния в пользу Незапада эксперты часто говорят о многомерном кризисе либерального миропорядка, вызванном неэффективностью международных институтов, распадом механизмов контроля над вооружениями, эрозией международного права, социально-экономическими и межэтническими противоречиями.

В сущности, комплексных зарубежных и отечественных работ на высоком теоретическом уровне не так много. Многие модели построения миропорядка не выдержали проверку временем. Как правило, прогнозы носят краткосрочный характер и рассчитаны не более чем на год. Этот идейный вакуум объясняется глобальной нестабильностью, неясными перспективами мирового развития. Между тем в теории международных отношений (ТМО) остаются пробелы относительно проблематики макрорегионализации, полицентризма, кросс- и трансрегиональных связей, незападных моделей, цифровой трансформации, сетевых киберпространств, урбанизации.

Отдельно следует сказать о современных российских исследованиях, которые зачастую грешат недостаточной фундаментальностью и не слишком разнообразной методологией. Мало используются системное моделирование, междисциплинарные методики, информационно-аналитические и информационно-прогнозные технологии, возможности искусственного интеллекта.

Сбор данных до сих пор осуществляется «вручную», без применения специальных программ, которые помогли бы находить информацию в большом массиве разнообразных данных.

Практически в любом исследовании важную роль играют национальные особенности ТМО. В фокусе внимания — вопрос идейного построения будущего страны. Например, в американском экспертном сообществе новых идей объединения мира не выдвигается, кроме американского силового лидерства.

Что представляет из себя доклад CSIS?

Американские эксперты из Центра стратегических и международных исследований (CSIS) не остались в стороне от обсуждений НМП.

Группа по рискам и прогнозированию под руководством Сэмюэля Брэннена, директора Программы по международной безопасности, представила свое видение в докладе «Четыре сценария геополитического миропорядка в 2025–2030 гг.: какой будет конкуренция великих держав?» (Four Scenarios for Geopolitical Order in 2025–2030: What Will Great Power Competition Look Like?), который спонсировался Агентством по уменьшению угрозы обороны при Министерстве обороны. Безусловно, это говорит о заинтересованности военных кругов в подобном научном анализе.

В основе методологии исследования лежат ситуационный анализ, метод дедукции, метод интервью, метод коллективной экспертной оценки, метод построения прогнозных сценариев, компьютерная симуляция.

Полагаем, что методология исследования носит ограниченный характер. К примеру, не проводились изучение официальных документов и сравнительный анализ мнений экспертов из других стран, не применялись междисциплинарные методики, математические средства, синоптический метод и не указаны использованные источники.

На основе комплексного анализа ключевых геополитических, военных, технологических макротрендов, а также интервью с ведущими военными экспертами была построена матрица четырех сценариев, состоящая из двух осей.

Для оценки и сопоставления мощи и влияния США и Китая были отобраны четыре фактора для каждого актора.

Ось X: глобальное лидерство / влияние США

  • желание руководить на основе общих глобальных интересов, которые отвечают ключевым национальным интересам;
  • поддержание высококвалифицированных вооруженных сил;
  • поддержание политической и экономической системы, с которой другие пытаются соревноваться, включая сферу технологий и инноваций;
  • дальнейшее расширение альянса.

Ось Y: глобальное лидерство / влияние Китая

  • жесткая военная сила для проецирования в Южно- и Восточно-Китайском морях, а также за их пределами;
  • продолжающийся экономический рост, превышающий 5% в год, и развитие за счет технологий четвертой промышленной революции;
  • другие формы принудительного воздействия (долговые рычаги, инициатива «Один пояс, один путь», дезинформация, кибератаки и хищение интеллектуальной собственности, захват режима);
  • способность влиять на глобальные институты, стандарты и нормы поведения в соответствии со своими предпочтениями.

С целью выдвижения гипотез о дальнейшем развитии событий были определены важные детерминанты, такие как относительное влияние и лидерство США и Китая в военной, технологической и экономической сферах, а также их двусторонние отношения. Согласно основной гипотезе, их взаимодействие после пандемии сыграет решающую роль.

Почему Китай, а не Россия — главный соперник США?

Повышенное внимание американских экспертов к Китаю как первому сопернику США объясняется его внешнеполитическим и экономическим ростом. В условиях уменьшения объема мировой экономики на 3,5% из-за пандемии лишь Китай добился роста в 2,3%. По прогнозам, он обеспечит треть мирового роста в 2021 г.

В ноябре 2020 г. Пекин вошел в крупнейшую зону свободной торговли в АТР (ВРЭП), а в декабре удалось договориться с ЕС об условиях Всеобъемлющего инвестиционного соглашения.

По сути, США давно опасаются укрепления партнерства между ЕС и КНР в рамках философии «ненулевая победа» и интеграции евразийского суперконтинента. Неслучайно во время визита госсекретаря Энтони Блинкена в Европу в марте обсуждались глобальные вызовы со стороны России, Китая, Ирана. За нарушение прав уйгурского меньшинства были введены санкции против Китая, который немедленно ответил репрессалиями.

В целом фокус на бинарное противостояние США и КНР является очевидным. Тем не менее, попытки сплотить союзников по НАТО и QUAD вокруг идей сдерживания Китая и противостояния инициативе «Один пояс, один путь» чреваты экономическим ущербом для США и стран Евросоюза.

В докладе влияние других акторов определялось как недостаточное для оказания влияния на трансформацию миропорядка. Евросоюз не считается самостоятельным военно-политическим актором. Соответственно, администрация Джо Байдена пытается привлечь европейских партнеров к продвижению американских интересов и определить тактику групп по интересам для подготовки к длительной санкционной, информационной и гибридной войне с Россией, Китаем, Ираном. Участие американского президента в онлайн-саммите ЕС 25 марта означает увеличение роли США в процессе принятия решений.

Помимо Китая к числу соперников США эксперты CSIS отнесли Россию, Иран, КНДР, экстремистские организации. Ввиду экономических трудностей Россия не была названа первым соперником, но она названа «самым проблемным глобальным игроком», расширяющим свое влияние. Сотрудничество между США и Россией в сфере стратегической стабильности оценивается как ограниченное.

Иран был представлен как наиболее агрессивный соперник, готовый воспользоваться ослаблением позиций США на Ближнем Востоке, а КНДР —«постоянный вызов» в связи с расширением программ вооружений. Однако признавалось ее готовность участвовать в переговорах. Между тем 21 и 25 марта Пхеньян провел испытания баллистических ракет малой дальности.

В целом эксперты CSIS преднамеренно уменьшили мощь и влияние России и других соперников США, якобы готовых воспользоваться их относительной слабостью, вакуумом силы в регионах и ослаблением сотрудничества с партнерами.

Итак, в докладе предложены четыре сценария развития событий, имеющие яркие лаконичные названия, отражающие соотношение степени влияния и потенциала США и Китая на международную систему.

Объект прогнозирования — фрагментированный трансформирующийся миропорядок, не имеющий четкой структуры. Кроме того, в фокусе внимания находится развитие мировой экономики и глобальной торговли, проблемы международной безопасности, вопросы ядерного распространения, контроль над вооружениями, а также уровень мирового развития (поддержание прав человека, миграции, изменение климата, продовольственный кризис).

Сценарий №1 «Серп и молот» (слабые США, сильный Китай)

Китай движется к статусу глобальной державы и переформатирует многополярный миропорядок, который будет отличаться отступлением демократии, неравномерным развитием и принудительными практиками.

Пекин избирательно делится вакциной в обмен на проведение 5G сетей и становится мировым технологическим и экономическим лидером. Его присутствие усилится в Азии. Тем временем Япония и Южная Корея проведут ядерные испытания.

Влияние США резко уменьшится — они откажутся от мирового лидерства и замкнутся в себе ввиду политической поляризации, снижения военных расходов и общественной поддержки. Трансатлантические отношения будут ослаблены, а разногласия усилятся. Союзником КНР станет Иран, а России — Турция и Саудовская Аравия. В 2023 г. салафистские группировки предпримут биологические атаки на американские базы.

С целью снижения влияния КНР Москва попытается разделить союзников и увеличить свое присутствие в Центральной Азии, Африке, на Балканах, Ближнем Востоке.

Сценарий №2 «Инь и Ян» (сильные США, сильный Китай)

Поддержание многополярного миропорядка осуществляется при американо-китайском лидерстве. Будет заключено трехстороннее соглашение между США, Россией и КНР в области контроля над вооружениями, включая гиперзвуковое оружие. Ожидается восстановление мировой экономики, усиление технологического разрыва между развитыми и развивающимися странами, беспрецедентный продовольственный, климатический и миграционный кризис.

Между США и Китаем будет периодически происходить сотрудничество и соперничество. Обе страны начнут распространять вакцину и заключат соглашение по сокращению выбросов газов. При этом они увеличат оборонные расходы и модернизируют военные силы. Как следствие, это приведет к гонке вооружения.

США усилят военное присутствие в Азии и сотрудничество с Индией, Израилем, Турцией и странами Персидского Залива. Китай укрепит партнерство с Ираном, Пакистаном, КНДР, а Иран — с Россией и Китаем.

США и Европа попытаются сдержать ревизионизм и агрессию Китая, усилить контроль над экспортом, использовать глобальные правила и нормы.

Несмотря на снижение мощи, Россия согласно доктрине стратегической эскалации будет сдерживать США и Китай через развитие дополнительных возможностей в стратегической сфере, усиление военного присутствия в космосе и посредством деятельности в «серой зоне» на Ближнем Востоке (Сирия, Ливии, Афганистан, Ирак), в Африке (Сомали, Мозамбик, Судан), а также по периметру своих границ в Украине, Закавказье и Центральной Азии.

Сценарий №3 «Череп и кости» (слабые США, слабый Китай)

В результате провала международных усилий по разработке вакцины миропорядок разваливается, а мировая экономика испытывает серьезный кризис. Пандемия бесконтрольно распространяется до выработки коллективного иммунитета в 2024 г. Ввиду резкого падения международной торговли многие страны национализируют ключевые отрасли. Международная ситуация будет напоминать период Второй мировой войны, миропорядка в сегодняшнем виде уже не будет.

Военно-политическая обстановка характеризируется нестабильностью, конфликтогенностью, широким распространением ядерных и обычных вооружений. Израиль проводит ядерные испытания, а Иран, Турция и Саудовская Аравия приобретают ядерное оружие. В результате начинается ядерная гонка между региональными игроками. Между Индией и Пакистаном происходит обмен ядерными ударами.

Кроме того, мир охватывают локальные и региональные конфликты. Экстремистские организации расширяют свой ареал действий и вовлекаются в региональные конфликты. Гибридные войны при участии 12 европейских и ближневосточных стран происходят в Северной Африке.

Уровень доверия закономерно снизится к США и Китаю, чье экономическое, технологическое и военное влияние ослабеет. Несмотря на недоверие, союзники США останутся привержены взаимной обороне.

Главным союзником Китая выступит Россия для обеспечения национальной безопасности. Вовлечение Пекина в международные дела уменьшится, и он перейдет от глобального к региональному ревизионизму.

В связи с низкими ценами на энергоносители мировое влияние и военные расходы РФ уменьшатся. Москва будет полагаться на технологическую базу Китая, но продолжит размещать свои военные силы в разных регионах.

Сценарий №4 «Звезды и полосы» (сильные США, слабый Китай)

В многополярным миропорядке США смогут обновить свое лидерство в международной системе и первыми разработают и распространят вакцину. Это позволит быстро вернуть странам экономический рост, восстановить международную торговлю, за исключением Китая, чья вакцина окажется опасной для здоровья. Его рост уменьшится до 3% в год, а объем экономики сократится. В обществе будут преобладать протестные настроения и случатся столкновения военных с гражданским населением. Ожидается смена власти в Пекине, которая приведет к менее конфронтационному курсу и отходу от «ревизионистской» повестки из-за международной изоляции.

В результате ускоренного развития США становятся мировым лидером в экономической, технологической и военной сферах, в том числе в сфере 5G. Появятся автоматизированные транспортные средства, «умные города», новые бизнес-модели на базе искусственного интеллекта.

Новое соглашение между США и РФ в стратегической области будет способствовать стабилизации военно-политической обстановки. Однако Россия испытает на себе последствия пандемии и низких цен на энергоносители и снизит свою активность в «серой зоне».

При сильных союзнических отношениях финансовое бремя будет равномерно распределено в НАТО. США вместе с их союзниками будут осуществлять контртеррористические операции. Как следствие, экстремистские организации понесут поражение.

Прогнозируется установление нового баланса сил в ключевых регионах. США также усилят позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Переговоры в области ядерного разоружения Корейского полуострова приведут к противоречиям между США и Южной Кореей. Приход к власти реформаторов в Иране способствует заключению нового соглашения с Западом в ядерной, военной и экономической сферах.

По сути, пандемия коронавируса изменит миропорядок, в котором США восстановят свое лидерство и выступят гарантом стабильности.

Основные выводы доклада

1. Эксперты CSIS считают, что наиболее вероятным сценарием на предстоящее десятилетие будет не однополярный порядок или биполярное соперничество, а свободная многополярность (a loose multipolarity) при лидерстве США (сценарий «Звезды и полосы»).

При этом допускается, что относительная мощь США и Китая будет уравновешена влиянием Индии, Японии, Германии, Франции, Великобритании и других стран. Лидером в будущем миропорядке будет тот, кто первым разработает вакцину. Не менее важным станет то, как будет развиваться сотрудничество с целью ее распространения.

2. Во всех сценариях отношения между США и Китаем представлены как взаимосвязанные, не имеющие однозначно положительного характера, но отличающиеся высоким уровнем конкурентности. Избирательное сотрудничество возможно при наличии общих глобальных интересов в условиях силового паритета или превосходства США над параметрами Китая.

3. США и их союзники смогут влиять на поведение Китая при условии их ставки на американское лидерство и многосторонность. Наиболее стабильные и предсказуемые союзники обнаруживаются в Европе, а не в Азии или на Ближнем Востоке.

4. В случае уменьшения влияния Китая и США риск обычного или ядерного конфликта особенно высок. Прогнозируется применение технологий в военных целях, неконтролируемая эскалация в стратегической сфере, конкуренция в космосе.

5. Россия представлена соперником, оспаривающим американское лидерство нечестным поведением. Ее внешняя политика формируется на основе оценок мощи КНР и США и изменения баланса с целью получения преимуществ.

6. Отношения между Китаем и Россией будут отличаться неустойчивостью, поскольку они достигли наивысшего уровня развития, которое будет трудно поддерживать. Иными словами, Пекин и Москва будут участвовать в различных форматах сотрудничества, но образовать стратегический альянс так и не смогут.

***

В докладе CSIS отражен американский взгляд на будущее мироустройство. Наиболее желательный вариант — это американское лидерство в многополярном мире (сценарий №4). Отрицательным развитием событий также называется китайское лидерство (сценарий №1) и уменьшение влияние США и Китая (сценарий №3).

Хотя США не воспринимают Китай как равноправную державу и стремятся не допустить этого, эксперты считают, что американо-китайское лидерство (сценарий №2) будет способствовать стабильности международной системы.

Представляется, что эксперты CSIS не в полной мере учли международный контекст, роль международных организаций, потенциальные возможности России, а также роль незападных стран помимо Китая.

Ввиду разной национальной, политической, культурно-цивилизационной идентичности американо-китайский глобальный кондоминиум все же вряд ли возможен. На сегодняшний момент, скорее всего, наблюдается полицентричная система во главе с западными лидерами (США, ЕС) и незападными лидерами (Россия, Китай).

Полагаем, что широкие дискуссии с участием всех стран по поводу перспектив нового миропорядка могли бы стать примером конструктивного взаимодействия в крайне нестабильное время. Перед лицом глобальных вызовов требуется коллективное управление на справедливых и равных началах, вовлеченность широкого круга стран в мировые политические процессы.

России следует вовлекать новых игроков (Китай, Индия, Иран, Турция) в глобальное управление, создавать новые партнерства в области мирового развития, разработать кодекс поведения, некий механизм реагирования на риск случайной эскалации и сформировать коллективный интерес за счет «свежих» инициатив общемирового уровня.

Для российских исследователей рекомендуется чаще использовать долгосрочное сценарное прогнозирование для изучения проблем нового миропорядка, потенциала стран, неправительственных акторов, крупных макрорегионов и мировых цивилизаций.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 3)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся