Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 2.5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Валерий Гарбузов

Д.и.н., директор Института США и Канады РАН, член РСМД

Взяв курс на раскол республиканского электората, отрыв неопределившихся от его основной массы, Д. Трамп затмил всех остальных претендентов-однопартийцев, которые обратили против него всю свою злобу и ненависть. Он стал одновременно фаворитом консервативного общественного мнения и изгоем партии, воспринявшей его как позор и наказание. Стремление остановить Д. Трампа послужило мощным стимулом к объединению всех его противников. Но как помешать его продвижению, никто из них не знает до сих пор.

Три кризиса «Великой старой партии»

К президентским выборам 2016 г. ведущие политические партии США подошли с разным запасом прочности. «Великая старая партия», как иногда называют Республиканскую партию сами американцы, оказалась далеко не в лучшей форме. Ей пришлось столкнуться сразу с тремя кризисами.

Первый — электоральный. Продолжающиеся сдвиги в американском электорате оказали и оказывают существенное влияние на расстановку сил в стране в целом и внутри политических партий. Расширение электората Демократической партии, главным образом за счет испаноязычных граждан, дает ей на предстоящих выборах неоспоримое преимущество. При условии сохранения и развития собственного мобилизационного потенциала демократы, как представляется, имеют гораздо более благоприятные стартовые возможности. Для республиканцев же проблема поддержки избирателей приобретает все более угрожающий характер. Республиканский электорат сокращается и становится менее сплоченным.

Второй кризис — идейный. В последнее десятилетие Республиканская партия столкнулась с проблемой дефицита новых идей, необходимостью выдвижения принципиально новой повестки дня. Требовалась такая повестка, вокруг которой можно было бы объединить, как и в конце 1970-х гг., не только разные течения консервативного движения страны, но и колеблющихся избирателей, молодежь, растущее испаноязычное меньшинство, более тяготеющее к Демократической партии. Старый набор консервативных ценностей давно стал неизменной программой всех республиканских лидеров последнего времени, программой, не учитывающей в полной мере демографические и иные реалии XXI века.

REUTERS/Mario Anzuoni
Павел Шариков:
Одиннадцать врагов Хиллари Клинтон

Третий — кризис лидерства. Республиканцы и демократы и здесь имеют разные стартовые возможности. Бесспорным фаворитом демократов задолго до начала первичных выборов стала Хиллари Клинтон — опытный и довольно искушенный во внутриамериканских и мировых делах политик, опирающийся на быстрорастущий и консолидирующийся (что большая редкость) электорат.

В отличие от демократов, республиканцы после 2008 г. так и не смогли выдвинуть лидера, который не только объединил бы разнородные консервативные течения, но и бросил вызов демократическому кандидату и одержал над ним победу. Ни Дж. Маккейну в 2008 г., ни М. Ромни в 2012 г. не удалось это сделать.

В предстоящей избирательной кампании у Республиканской партии пока нет ни явного, сопоставимого с Х. Клинтон, многоопытного фаворита, ни молодой восходящей звезды, способной вдохнуть в нее свежие силы. Даже Джеб Буш, а тем более другие многочисленные республиканские претенденты на кресло в Белом доме (их оказалось 17) вряд ли в состоянии выступить в такой роли. Сокращающийся и раздробленный электорат республиканцев лишь закрепил эту тенденцию.

Д. Трамп затмил всех остальных претендентов-однопартийцев, которые обратили против него всю свою злобу и ненависть.

Очевидно, что реформа, как и появление нового лидера-реформатора, — это острая потребность Республиканской партии. Перемены, необходимые для обеспечения политической выживаемости «Великой старой партии», назревали давно. Однако правило «измениться, чтобы сохраниться» республиканцами не было воспринято всерьез. Задолго до начала «невидимых первичных выборов» эксперты терялись в догадках относительно будущего республиканского лидера, называя в числе возможных фаворитов Джеба Буша. Этот факт говорит сам за себя: выбор ограничивался привычными именами и старыми идеями.

«Восстание» магната

Наиболее громким и неожиданным в преддверии избирательной гонки 2016 г. стал поразивший всех успех (1, 2) Дональда Трампа — 69-летнего строительного магната, миллиардера и телезвезды. По словам Ариэля Коэна, известного американского эксперта в области внешней политики, Д. Трамп сыграл в рядах республиканцев роль аутсайдера «особой разрушительной силы».

Никогда ранее не занимавшийся политикой Д. Трамп, казалось, не имел особых шансов на успех. Его попытки участия в президентских выборах 2000 г. от Реформистской партии были неудачны. Они напоминали короткие акты незаконченного телешоу, и, похоже, даже им самим не воспринимались всерьез. Однако попытка похода миллиардера на Вашингтон в 2015–2016 гг. принесла иные плоды.

Бестактный, неотесанный, чрезмерно самоуверенный демагог и скандалист с рыжим крашеным чубом, решивший предстать в облике шута и главного шоумена гонки, Д. Трамп пришелся по душе многим. Он начал быстро набирать очки в глазах обывателей, которые изрядно устали от привычного набора политиков, двуличия участников большого политического спектакля и раздаваемых ими неисполнимых обещаний.

Медийную известность, популизм и яркую индивидуальность американцы оценили гораздо выше, чем опыт государственного управления и политическую искушенность. Уже осенью 2015 г. Д. Трампа поддерживала четверть избирателей-республиканцев, даже несмотря на его резкие высказывания по поводу нелегальной мексиканской миграции и женщин. Эти высказывания удивили и шокировали сторонников обеих партий, всерьез воспринявших слова новоявленного республиканского бунтаря. Он стал ниспровергателем устоев, критиком политической рутины, угрозой всему вашингтонскому истеблишменту.

Республиканский электорат сокращается и становится менее сплоченным.

Примечательно, что в скандальном Д. Трампе одних отталкивало то, что других привлекало, а именно — радикализм, ксенофобия, чрезмерно грубые и агрессивные высказывания, популизм, эпатаж и прямолинейность. Многие полагали, что такое громкое начало вряд ли может увенчаться победой. Не веря в способность нежданного фаворита дойти до финала кампании, они ожидали, что он сойдет с дистанции еще до начала праймериз, т.е. осенью 2015 г. Однако кампания Д. Трампа развивалась вне привычных сценариев, преподнося избирателям все новые и новые сюрпризы.

Д. Трамп, вжившийся в роль долгожданного и желанного лидера, расчищал себе дорогу к праймериз как бульдозер, взрывая своими действиями собственную партию и всю предвыборную кампанию, ломая политический процесс, складывавшийся в США на протяжении десятилетий. Непредсказуемостью, популизмом, шокирующими высказываниями и игрой на обывательских страхах он сумел сфокусировать на себе все электоральное внимание: за лето-осень 2015 г. его рейтинг среди республиканцев вырос с 3% до 41%.

В последнее десятилетие Республиканская партия столкнулась с проблемой дефицита новых идей.

Любое высказывание Д. Трампа (например, о мексиканских мигрантах, женщинах, конкурентах по президентской гонке, о России и В. Путине) становилось фокусом всей кампании и воспринималось как провокация, вызывавшая одновременно шквал критики и подъем поддержки среди республиканцев. По данным службы Bloomberg, в январе 2016 г. многие предложения претендента получали одобрение 42–65% партийного электората. Бунт Д. Трампа против политической элиты США перерос в его неожиданный и феноменальный успех. Это была настоящая сенсация избирательной гонки, которую не смогли предсказать даже самые смелые эксперты.

Д. Трамп пообещал «вернуть Америку американцам», «возродить американскую мечту», выступил против неоконов, захвативших власть в «Великой старой партии», и довольно быстро превратился в надежду белых консервативных обывателей американской глубинки. Эти так называемые стопроцентные американцы недовольны ростом преступности, насилия, неконтролируемым, угрожающим основам государства потоком цветной миграции. Благодаря своим лозунгам Д. Трамп стал знаменем колеблющихся избирателей, определяющихся, как правило, только на завершающих этапах кампании.

Президентские выборы в США 2016 г.
Международное измерение

Взяв курс на раскол республиканского электората, отрыв неопределившихся от его основной массы, Д. Трамп затмил всех остальных претендентов-однопартийцев, которые обратили против него всю свою злобу и ненависть. Он стал одновременно фаворитом консервативного общественного мнения и изгоем партии, воспринявшей его как позор и наказание. Стремление остановить Д. Трампа послужило мощным стимулом к объединению всех его противников. Но как помешать его продвижению, никто из них не знает до сих пор.

Истоки «восстания» республиканского миллиардера лежат в неспособности партии к обновлению. «Движение чаепития», воплотившее в себе консервативную волну, оказалось не только ответом на политику администрации Б. Обамы. По сути, это была отчаянная попытка реформирования Республиканской партии снизу.

На успехе Д. Трампа сказались усталость избирателей от политических скандалов в Вашингтоне и разочарование от краха завышенных ожиданий, связывавшихся с избранием Б. Обамы на президентский пост. Неожиданно для многих Д. Трамп оказался в центре внимания в первую очередь тех американцев, которые разуверились в прежних политических кумирах и были готовы пойти за новым.

Каковы перспективы самого популярного героя нынешней политической баталии в США? Есть ли у него реальные шансы на победу? Отвечая на эти вопросы, можно говорить о трех возможных сценариях.

Первый — неизбежный провал на праймериз, невзирая на быстрорастущие рейтинги, базирующиеся на данных соцопросов. К этому варианту склоняются многие наблюдатели, считающие, что, несмотря на популярность, Д. Трамп в силу своей неординарности неизбираем в принципе.

Кампания Д. Трампа развивалась вне привычных сценариев, преподнося избирателям все новые и новые сюрпризы.

Второй — воплощение в жизнь его главной угрозы, т.е. выход из Республиканской партии и объявление себя независимым кандидатом. Не обеспечив ему победы на праймериз, такой путь может привести к расколу республиканского электората, к окончательному разрыву Д. Трампа с партией и завершению его политической карьеры.

Третий — победа на праймериз. Несмотря на скептическое отношение к данному варианту, его нельзя исключать полностью, так как в избирательной кампании возможно все.

Внимание наблюдателей сегодня сосредоточено на выборах в Айове и Нью-Гемпшире, которые открывают праймериз в США. Они пройдут 1 и 9 февраля 2016 г. соответственно. Какими будут их результаты — неизвестно. Можно лишь отметить, что позиции Д. Трампа здесь довольно прочны, причем как среди избирателей, так и среди партийных активистов и республиканской верхушки. Возможный удачный старт в этих штатах не сулит претенденту окончательной победы, но позволит ему двигаться дальше.

Чем же все-таки оказался бунт Д. Трампа для Америки? Представляется, что это самый громкий за долгие годы вызов сложившемуся политическому порядку, и не только в Республиканской партии. С самого начала было понятно, что он вряд ли сможет и захочет собрать воедино все консервативные течения и на этой волне двигаться к заветной цели (когда-то именно так сделал Р. Рейган). Д. Трамп аккумулировал в себе и недовольство избирателей «большим правительством», и их нелюбовь к истеблишменту, и чувство страха перед угрозой привычному для них образу жизни, и ожидание перемен. Тем самым он привлек внимание многих американских консерваторов, которые все сильнее желают видеть у власти людей, не связанных с политикой. Неслучайно 23% республиканцев высказались за Д. Трампа, а 18% — за Бена Карсона. Оба никогда не занимались политикой, но все же решились штурмовать вершину государственной власти.

Д. Трамп затмил всех остальных претендентов-однопартийцев, которые обратили против него всю свою злобу и ненависть.

Несомненно, внутрипартийный бунт Д. Трампа спутал карты остальным претендентам-республиканцам и тем самым повысил шансы фаворита демократов Х. Клинтон.

Несмотря на то, что все претенденты дистанцируются от Д. Трампа, никто не в состоянии вытеснить его с лидирующих позиций. Таким образом, вместо долгожданного безусловного лидера республиканцы получили множество претендентов, в том числе и скандального Д. Трампа — некое подобие консервативного шаржа и живой укор партии, которая таким причудливым образом расплачивается за неспособность меняться и приспосабливаться к реалиям современного мира.

Но если ни Д. Трамп и ни Джеб Буш, то кто же? Из избирательной гонки республиканцев уже выбыли бывший губернатор штата Техас Рик Перри и губернатор штата Висконсин Скотт Уокер. Кто в состоянии составить конкуренцию Д. Трампу в его собственной партии? Сенатор от штата Флорида, выходец из семьи кубинских эмигрантов, католик Марко Рубио или сенатор от штата Техас, также выходец из семьи кубинских эмигрантов, баптист Тед Круз? Чернокожий врач-нейрохирург с мировым именем Бен Карсон или бывший губернатор штата Арканзас, баптист Майк Хакаби? Сенатор от штата Кентукки Рэнд Пол или бывший сенатор от штата Пенсильвания, католик Рик Санторум? Или, может быть, бизнес-леди Карли Фиорина?

В сложившейся непростой ситуации все они ведут себя крайне осмотрительно, тем не менее, как считают многие эксперты, наибольшие шансы на победу у Т. Круза и М. Рубио. Но удастся ли им переключить фокус внимания избирателей с Д. Трампа на себя в начале и в ходе праймериз, сказать трудно.

В связи с этим закономерен вопрос: когда же начнется выход республиканцев из затянувшегося партийного кризиса? Ответа на него пока нет.

Бесспорно одно: преодоление кризиса связано с давно назревшей партийной реформой, с необходимостью решения следующих задач: 1) расширение электоральной базы за счет привлечения на свою сторону части демократического электората, главным образом испаноязычных, а также колеблющихся; 2) идейное обновление, позволяющее расширить электоральную базу за счет небелых, женщин и молодежи; 3) появление новых партийных лидеров, способных привести партию к победе на президентских выборах.

Происходящее на политической сцене Соединенных Штатов, казалось бы, свидетельствует о неизбежном наступлении новой эры республиканцев. Но означает ли это, что с такой же неизбежностью завершится победой их битва за Белый дом? Вряд ли. Хотя 2016 г. и станет годом республиканцев, вероятность того, что на выборах победит демократ, остается. И феномен Д. Трампа сыграет здесь далеко не последнюю роль.

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 2.5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся