Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

20 октября 2015 г. в Российском совете по международным делам (РСМД) состоялся круглый стол, темой которого стали «Взгляды России и западных государств на проблемы разрешения международных конфликтов и вызовы безопасности». Во встрече принимали участие эксперты Немецкого общества внешней политики (Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik), Института Брукингса (Brookings Institution), Университета Джона Хопкинса (Johns Hopkins University), Центра европейских политических исследований (Centre for European Policy Studies), Института востоковедения РАН, ИМЭМО, МГУ им. Ломоносова и др. Обсуждение концентрировалось вокруг двух актуальных международных конфликтов: украинского и сирийского.

20 октября 2015 г. в Российском совете по международным делам (РСМД) состоялся круглый стол, темой которого стали «Взгляды России и западных государств на проблемы разрешения международных конфликтов и вызовы безопасности».

Во встрече принимали участие эксперты Немецкого общества внешней политики (Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik), Института Брукингса (Brookings Institution), Университета Джона Хопкинса (Johns Hopkins University), Центра европейских политических исследований (Centre for European Policy Studies), Института востоковедения РАН, ИМЭМО, МГУ им. Ломоносова и др. Обсуждение концентрировалось вокруг двух актуальных международных конфликтов:  украинского и сирийского.

По украинской проблематике дискуссия велась вокруг следующих основных вопросов:
  • Каковы взгляды России, ЕС и США на будущее Украины (перспективы разрешения украинского кризиса, восстановления территориальной целостности и преодоления последствий гражданской войны);
  • Что могут сделать Россия, США и ЕС для скорейшего разрешения кризиса;
  • Что могут сделать Россия, ЕС и США для восстановления доверия друг к другу?

Один из наиболее вероятных сценариев, по мнению ряда российских экспертов, является сценарий «замораживания» конфликта и обеспечение соблюдения минских договоренностей. Это позволит сторонам взять паузу, столь необходимую для определения и артикулирования своих долгосрочных стратегических целей. Кроме того, это позволит перейти от боевых действий за стол переговоров, провести необходимые законодательные изменения и выборы, соответствующие признанным международным стандартам под наблюдением международных организаций.  В то же время, с точки зрения некоторых американских коллег,  «замораживание» может обернуться дальнейшим углублением и «закреплением» конфликта. Российские и зарубежные коллеги, несмотря на сохраняющиеся различные позиции, согласились с тем, что необходимо выработать прагматичный и технический подход к деэскалации конфликта.

Что касается перспектив восстановления доверия между Россией и западными государствами, то некоторые из европейских коллег акцентировали внимание на всей серьезности ситуации: в Европе российскую политику на Украине восприняли не только как угрозу самой Украине, но как угрозы «всему европейскому проекту». В этом смысле процесс восстановлении доверия обещает быть непростым и длительным. К тому же, специалисты по Ближнему Востоку отметили, что российские действия в отношении Украины так или иначе находят поддержку у ряда государств незападного мира, «уставших» от фактической однополярности, установившейся в мире за последние 30 лет, поэтому у России остается пространство для внешнеполитического маневра.

Дискуссия по вопросам безопасности и ситуации в Сирии концентрировалась вокруг следующих вопросов:

  • Как Россия, ЕС и США определяю для себя ключевые вызовы безопасности?
  • Как Россия и западные партнеры воспринимают действия друг друга в Сирии?
  • Какие существуют возможности по координации деятельности России, ЕС и США в Сирии?

Обсуждая складывающуюся ситуацию в Сирии, эксперты отметили наличие у России и коллективного Запада общих интересов, а именно – борьбы с ИГИЛ, однако, констатировали разность используемых подходов и методов. С точки зрения зарубежных коллег, военными целями России в Сирии становятся группы, поддерживаемые западными государствами, поэтому чрезвычайно важно согласование позиций – кого мы считаем врагами. В то же время, по мнению российских экспертов, в Сирии на данный момент вряд ли можно найти силы, которые можно было бы охарактеризовать как однозначно позитивные и конструктивные. По мнению некоторых российских коллег, и через 15–20 лет вряд ли можно ожидать формирования в Сирии свободного демократического государства, учитывая природу тех политических и социальных сил, которые сейчас действуют в государстве.

Несмотря на различия подходов и оценок, ситуация, складывающаяся на данный момент, создает ряд возможностей для партнерства России и стран Запада по урегулированию конфликта. По мнению одного из российских экспертов, влияние Москвы сейчас как никогда велико в Дамаске и это влияние могло бы быть отчасти направлено на смягчение режима Асада. Важно было бы сформулировать общую позицию по данному вопросу.

Один из иностранных экспертов отметил, что операция России в Сирии может еще более ухудшить имидж Москвы в ЕС, поскольку эта операция является в числе прочих еще одной причиной роста числа беженцев в Европе.

Участники согласились продолжить обмен мнениями по обсуждаемым вопросам.

Круглый стол «Взгляды России и западных государств на проблемы разрешения международных конфликтов и вызовы безопасности»

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся