Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
26 февраля 2018 г. в РСМД состоялся вебинар, посвященный теме «Развитие публичной дипломатии в России», в котором участвовали программный директор РСМД Иван Тимофеев и президент Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия», кандидат политических наук Наталья Бурлинова.

26 февраля 2018 г. в РСМД состоялся вебинар, посвященный теме «Развитие публичной дипломатии в России», в котором участвовали программный директор РСМД Иван Тимофеев и президент Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия», кандидат политических наук Наталья Бурлинова.

В начале обсуждения было отмечено, что любая сфера деятельности в процессе развития проходит некие этапы, которые говорят о «взрослости» данного направления. Иван Тимофеев замечает, что, во-первых, это наличие учебных пособий, разъясняющих принципы работы по данному направлению. Такие пособия свидетельствуют об накоплении опыта. Ещё один этап — наличие «саморефлексии» у тех, кто работает в данной сфере, причем она обязательно должна быть систематизированной и критической. Такие обзоры позволяют понять, как происходит развитие и на каком оно этапе.

Наталья Бурлинова, комментируя текущее состояние публичной и общественной дипломатии в России, объяснила важность российского пособия, подготовленного РСМД совместно с МГИМО МИД России и Центром поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия». Данная работа сформулировала теоретическое понимание (хотя и авторское) мягкой силы и публичной дипломатии в российском контексте.

После издания пособия появилась теоретическая база для второго шага — издания обзора российской публичной дипломатии за 2017 год. Теперь теория дополнена практикой. Параллельно с двумя данными пособиями в 2017 году вышло пособие Ольги Лебедевой в МГИМО МИД России. Несмотря на то, что оба издания относятся к одной сфере, трактовки мягкой силы и публичной дипломатии в них различны, что создаёт благоприятные условия для появления разных научных школ и воззрений.

Как отмечает Наталья Бурлинова, одна из проблем заключается в том, что различные центры публичной дипломатии в России не только мало взаимодействуют друг с другом, но и относятся с ревностью к работе друг друга. На ведомственном уровне отсутствует интегратор таких центров. Ведутся попытки создания площадки для интеграции разных групп на экспертном уровне.

Отвечая на вопрос Ивана Тимофеева о том, что же вкладывается в понятие «публичная дипломатия» сегодня, эксперт использовала образ пирамиды для организации понятий «мягкая сила», «публичная дипломатия», «общественная дипломатия» и международных НКО. На вершине находится «мягкая сила», служащая концепцией. Затем, на втором уровне, публичная и общественная дипломатия, а в основании пирамиды основные участники — международные НКО. Если давать наиболее лаконичное определение «публичной дипломатии», то это работа с зарубежными обществами через систему существующих институтов для достижения определённых политических целей.

«Общественная дипломатия» является более широким понятием, включающим не только политические цели, но и культуру, это так называемая «народная» дипломатия. Публичная же дипломатия касается только политической повестки дня в рамках международных отношений и внешней политики и не всегда обозначает устремление изменить внешнюю политику какого-либо государства. Так «экспертная» и «парламентская» дипломатия — это подвиды публичной дипломатии, а деятельность РСМД — это исключительно публичная дипломатия.

Участники вебинара также обсудили восприятие публичной дипломатии как пропаганды и вмешательства. Были отмечены две тенденции: противодействие российской «пропаганде» и обеспокоенность об угрозе китайской «пропаганды». Наталья Бурлинова считает, что необходимо игнорировать беспокойство в данной сфере и продолжать работу. Более того, она отмечает, что люди по-прежнему хотят более подробно узнавать о внешней политике России, получать разъяснения даже в случае ухудшения отношений.

Особое внимание было уделено каналам финансирования публичной и общественной дипломатии. Иван Тимофеев подчеркнул, что на Западе такие системы более развиты, однако, вопреки распространённому мнению, не бизнес, а государства и международные организации выделяют наибольшее количество средств. Сегодня вся российская система базируется на президентских грантах и имеет ряд недостатков. Например, когда средства выделяются на общественную дипломатию, в целом, оставляя публичную дипломатию в стороне, хотя это два различных направления работы.

Наталья Бурлинова выделила такую проблему, как низкое качество заявок для получения финансирования в данной сфере. Из 60 заявок в 2017 году только двадцать можно было назвать качественными. И только одна заявка была на английском языке, что является значительным пробелом в работе публичной дипломатии, которая направлена на работу с обществами других стран. Более того, люди, которые создают заявки, плохо понимают, что такое общественная и публичная дипломатия, демонстрируя недостаточный уровень образования по данному направлению. Повышение уровня финансирования образовательных проектов в сфере публичной дипломатии крайне важно сегодня.

Помимо вышеперечисленных проблем, были выделены такие недостатки, как узкий географический охват проектов (чаще всего постсоветское пространство), потребность в увеличении сроков действия грантов до трёх лет, и совершенствование системы критериев для оценки успешности проектов. Хотя Интернет крайне важен для публичной и общественной дипломатии, для российских организаций в данной области работа с социальными платформами является большой проблемой, не говоря о создании и поддержании собственных сайтов.

В то же время отсутствует опыт по получению крупного финансирования со стороны бизнеса. Наталья Бурлинова объясняет это тем, что потенциальные инвесторы не понимают выгоды от таких вложений. Большую роль здесь играет менталитет, культура и опыт представителей бизнеса. Сегодня возможность привлечения финансирования строится на личных связях, однако в будущем гражданское общество в России может достичь такого уровня развития, при котором как крупные, так и мелкие НКО смогут получать помощь от бизнеса.

Финансирование можно получать и от международных организаций, главным образом от ООН. И здесь участниками вебинар был отмечен парадокс — Россия является членом ООН и имеет кресло в Совете Безопасности ООН, но российские НКО не могут воспользоваться финансовой помощью ООН, так как это делает их «иностранными агентами». Наталья Бурлинова считает, что необходимо заменить нынешние формулировки в законе, касающегося финансирования НКО, на более точные и дипломатичные, например, «организация, получающая иностранное финансирование». Пути воплощения этих изменений в законе может подсказать само экспертное сообщество.

Не обделили вниманием участники вебинара и людей, которые работают в этой сфере. Постепенно «подвижники» публичной дипломатии, работающие только на энтузиазме, становятся профессионалами, как и вся сфера, движущаяся в сторону профессионализации. Наталья Бурлинова отмечает, что главным потребителем таких кадров должно быть Россотрудничество, однако данная организация пока не может предложить достойных заработной платы и должностей для молодых специалистов, тем самым заставляя их искать другие места работы. Других государственных институтов на данном участке работы нет. Несмотря на то, что такая работа является крайне интересной и «тонкой», самое лучшее сейчас место для таких специалистов — это аналитические центры. И всё же сфера уже поделена между различными участниками, нужно создавать что-то новое, а это колоссальная работа, не всегда подвластная самостоятельным игрокам.

Иван Тимофеев, в свою очередь, привёл пример успешной работы Россотрудничества в Варшаве, подчеркнув значение личности в публичной дипломатии. Наталья Бурлинова согласилась с тем, что работа в области общественной и публичной дипломатии требует определённого типа личности и образования. Как правило, это выпускник факультета международных отношений, окончивший магистратуру, знает законодательство Российской Федерации, основных игроков, ведомства. Востребованы такие личные качества как коммуникабельность, харизматичность, умение не уставать от общения, любопытство, активность. Общественный и публичный дипломат должен уметь в условиях ограниченности ресурсов делать интересные и эффективные проекты.

В рамках вебинара были перечислены основные задаи для публичной дипломатии. Это разъяснение внешней политики своего государства, российской точки зрения, причём Наталья Бурлинова считает, что дипломат должен объяснять те или иные шаги через собственное видение, а не придерживаться жестких рамок, установленных ведомствами. Ещё одной целью является установление контактов и поддержание хороших отношений с теми людьми, которым необходимы данные разъяснения, так как это может помочь наладить контакты между ведомствами различных государств.

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся