Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Европа // Аналитика

08 февраля 2017

Румыния: незавершенный путь в Европу

Андрей Девятков К. и. н., старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН, доцент кафедры региональных проблем мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД
Фото:
REUTERS/Stoyan Nenov
Антиправительственная демонстрация,
3 февраля 2017 г., Бухарест

В Румынии проходят самые масштабные за последнюю четверть века протесты. Изменения в антикоррупционное законодательство страны стали поводом для начала очередного этапа открытого противостояния между правительством социал-демократов, опирающимся на «молчаливое большинство», и городским средним классом, к которому примкнули национал-либеральные силы и президент К. Йоханнис. Протестующие добились отзыва правительственных законопроектов, тем не менее в среднесрочной перспективе вопрос о модернизации политического класса страны и вместе с этим и подлинной европеизации внутренней политики Румынии, скорее всего, останется открытым.

Затянувшийся транзит

Казалось бы, из Румынии в последнее время приходили в основном позитивные новости. Так, в стране отмечается максимальный среди стран ЕС экономический рост — на уровне 3–4% ежегодно. Среди большинства стран Евросоюза это государство Юго-Восточной Европы казалось островком еврооптимизма: так или иначе все политические силы страны выражали поддержку европейской интеграции, избегая, несмотря на негативное отношение к притоку беженцев в ЕС, жесткой риторики в отношении Берлина и Брюсселя. Тем не менее сложно говорить о том, что Румыния смогла преодолеть постсоциалистический этап своего развития и стать полноценным членом Евросоюза. Страну периодически сотрясает политическая нестабильность, которая свидетельствует о наличии структурных противоречий в ее внутриполитической жизни.

Проблема несоответствия между существующим политическим классом и статусом страны как члена Евросоюза носит системный характер, что признано как внутри самой Румынии, так и на международном уровне.

В Румынии нередки политические скандалы, поводом для которых служат обвинения ведущих политиков в нелегальном обогащении, использовании служебного положения для борьбы с политическими оппонентами, связях с криминальным миром. Кроме этого, в последние годы правящая Социал-демократическая партия пытается изменить правила политической игры в свою пользу, оказывая давление на другие ветви власти. Проблема несоответствия между существующим политическим классом и статусом страны как члена Евросоюза носит системный характер, что признано как внутри самой Румынии, так и на международном уровне. Румыния наряду с Болгарией находится после своего вступления в ЕС в 2007 г. под специальным мониторингом Европейской комиссии на предмет успехов в реформировании судебной системы и борьбе с коррупцией. Пока все требования ЕС не будут удовлетворены, страна не сможет стать полноценным участником Шенгенской зоны.

В то же время Румыния остается одной из беднейших стран Евросоюза, где 30% рабочей силы заняты в сельском хозяйстве, которое при этом производит лишь 7% ВВП. Социальное расслоение, резкий разрыв между городом и деревней создают потенциал для успеха среди румынских избирателей популистских лозунгов социалистической и националистической направленности. Ключевые политические институты страны пользуются крайне низким уровнем общественного доверия. Согласно опросам INSCOP, проведенным в апреле 2016 г., наибольшим доверием пользуются президент, муниципальные органы власти и Конституционный суд, в то время как правительству доверяет лишь 22%. Эта ситуация похожа на Россию, но в отличие от нее Румыния по форме правления — парламентско-президентская республика, в которой ключевые решения принимают именно парламентское большинство и опирающееся на него правительство.

REUTERS / Inquam Photos/Octav Ganea
Проправительственая демонстрация,
6 февраля, Бухарест

За пределы правового поля политический процесс в стране начал выходить в 2012 г., когда обозначилось противостояние между правительством социал-демократа Виктора Понты и президентом Траяном Бэсеску. Конфликт между ними начался с вопроса о том, кто должен представлять страну на заседаниях Совета ЕС. Однако в итоге он приобрел форму ожесточенной борьбы за власть. В. Понта не просто организовал референдум по вопросу об импичменте президенту, но и постарался упростить себе путь к победе путем изменения законодательства о проведении этого референдума. Встретив сопротивление Конституционного суда, В. Понта позволил себе почти открыто угрожать судьям. Кроме этого, он игнорировал (доказанные в итоге) обвинения в плагиате в своей докторской диссертации и сместил с поста неугодного ему руководителя аттестационной комиссии. Поведение премьера подверглось публичному осуждению со стороны ключевых стран Запада. В результате благодаря бойкоту сторонниками Т. Бэсеску референдума явка на него составила ниже требуемых 50%, и правительство вынуждено было пойти на мировую с президентом.

В октябре 2015 г. В. Понта был обвинен Национальным агентством по борьбе с коррупцией в конфликте интересов в связи с фактическим получением взятки в обмен на назначение одного из министров правительства. В итоге он уступил пост лидера Социал-демократической партии Ливиу Драгня, который сам в мае того же года был вынужден уйти с поста министра по региональному развитию в связи с тем, что был приговорен к условному сроку за организацию подтасовок на референдуме 2012 г. об импичменте Т. Бэсеску.

Буквально в том же месяце в одном из ночных клубов Бухареста случился пожар, из-за которого погибли 64 человека. Несколько десятков тысяч протестующих потребовали отставки правительства В. Понты и главы муниципалитета из-за того, что лицензия на осуществление деятельности была выдана руководству клуба без согласования с пожарным департаментом. Основную роль при этом сыграла и богатая коррупционная история премьер-министра. В итоге он ушел в отставку, заявив, что не будет выступать против воли собственного народа. На протяжении 2016 г. страной руководило т.н. технократическое (беспартийное) правительство Дачиана Чолоша, экс-комиссара ЕС по сельскому хозяйству (2010–2014 гг.).

Тем не менее на очередных парламентских выборах, проводившихся в декабре 2016 г., Социал-демократическая партия снова одержала оглушительную победу, набрав более 45% голосов. После этого она сформировала кабинет Сорина Гриндяну совместно с младшим партнером — Альянсом либералов и демократов, возглавляемого председателем верхней палаты парламента К. Попеску–Тэричану. Оппозиционная Национал-либеральная партия, с которой политически связан и нынешний президент Румынии К. Йоханнис, набрала лишь немногим более 20%. Успех социал-демократов во многом связан с их популистской риторикой: в частности, они обещали повышение уровня зарплат и пенсий, снижение чувствительных для граждан налогов и сборов.

Новый эпизод борьбы

Действия правительства С. Гриндяну вызвали также резкую реакцию со стороны ведущих международных партнеров Румынии. Они «могут только ослабить позиции Румынии в международном сообществе» и нанести вред ее партнерству с США и ЕС, которое основано на общих ценностях.

Поводом для протестов стало решение правительства декриминализировать те случаи коррупции, при которых ущерб государству составляет меньше суммы, эквивалентной 44 тыс. евро. Также предполагалось амнистировать заключенных, которые осуждены на срок менее 5 лет (многие из них осуждены как раз по финансовым статьям) либо возраст которых превысил 60 лет. Эти инициативы правительство Сорина Гриндяну не только не обсуждало с другими органами власти и общественными организациями, но и приняло их в итоге в обстановке секретности, поздно вечером 31 января.

Оппозиционные силы и пресса сразу же выдвинули предположение, что за счет этих решений правящая коалиция Социал-демократической партии и Альянса либералов и демократов пытается предотвратить преследование по антикоррупционным статьям собственных представителей, в том числе и руководящего состава. Правительство же объяснило свою инициативу переполненностью румынских тюрем.

Новый лидер Социал-демократической партии Ливиу Драгня после победы на выборах в декабре 2016 г. сам хотел бы стать новым премьер-министром, однако антикоррупционное законодательство страны помешало ему это сделать. Недовольство у социал-демократов вызывало и то, что они становились ключевыми фигурантами разных коррупционных расследований, проводимых Национальным агентством по борьбе с коррупцией. Этот орган пользуется в Румынии большим авторитетом и политической автономией. В последние годы количество заведенных дел против чиновников разного ранга достигло нескольких тысяч.

В итоге их решение об амнистии и внесении изменений в уголовно-исполнительный кодекс было задумано правительством как первый шаг в демонтаже антикоррупционного законодательства страны. По всей видимости, в планах правящей партии была также реструктуризация Национального агентства по борьбе с коррупцией. 1 февраля на площади Победы перед зданием правительства собралось беспрецедентное для постсоветской Румынии количество протестующих: только в Бухаресте их число составило 100 тыс. чел. (по официальным данным) и более 200 тыс. чел. (по данным оппозиции и гражданского общества). Массовые демонстрации прошли также и во всех крупных городах страны — Тимишоара, Клуж, Сибиу и др. Из-за появления футбольных фанатов, учинивших беспорядки, полиция применила силу против демонстрантов в Бухаресте. В итоге 4 человека оказались ранены, 100 задержаны (в основном это были представители фанатских движений). В следующие дни протестная волна только набирала силу.

AP / Andreea Alexandru
Президент Румынии К. Йоханнис принимает
участие в антиправительственной
демонстрации, 22 января 2017 г.

Действия правительства С. Гриндяну вызвали также резкую реакцию со стороны ведущих международных партнеров Румынии. 1 февраля вышло совместное заявление США, Германии, Голландии, Франции, Бельгии и Канады, в котором они выразили свою «глубокую озабоченность действиями румынского правительства ночью 31 января, подорвавшими прогресс Румынии на пути построения правового государства и борьбы с коррупцией». Как сказано в заявлении, эти действия «могут только ослабить позиции Румынии в международном сообществе» и нанести вред ее партнерству с США и ЕС, которое основано на общих ценностях.

Удар по правительству был нанесен также изнутри. 1 февраля ушел в отставку глава департамента аппарата правительства CENTENAR (создан для празднования 100-летия Великой Румынии), государственный секретарь Д. Шандру, назначенный еще при прошлом премьер-министре Д. Чолоше. Он обвинил правительство в использовании служебного положения в личных целях, которые, по его мнению, состоят в уходе от уголовного преследования. 2 февраля о своей отставке объявил также министр торговли и предпринимательства Флориан Жиану, сославшись на то, что не желает выглядеть трусом в глазах потомков. Хотя стоит отметить, что и он не был партийным министром, а был приглашен социал-демократами в правительство как министр-технократ, занимая до этого пост председателя национального Совета по малому и среднему предпринимательству.

В итоге под нажимом оппозиции и международных партнеров правительство вынуждено было пойти на уступки и отменить принятые 31 января решения. Тем не менее очевидно, что для правительства и правящей Социал-демократической партии эти уступки дались нелегко. Так, лидер социал-демократов Л. Драгня заявил в интервью, что протесты не были спонтанными и что они были организованы, скорее всего, с участием внешних сил. Протесты же продолжились с новой силой: в частности, только в Бухаресте на площадь Победы 5 февраля вышли более 250 тыс. граждан с требованием об отставке правительства. Демонстрации проходят мирно, пока без каких-либо инцидентов.

Что дальше?

В среднесрочной перспективе вряд ли можно говорить о серьезных угрозах для парламентского большинства, в том числе и о перспективах украинского сценария в Румынии.

В 2015 г. правительство В. Понты ушло в отставку и при гораздо меньшем количестве демонстрантов. Но сейчас для социал-демократов многое стоит на кону. Они одержали на выборах в декабре 2016 г. убедительную победу, однако правительство было сформировано лишь со второй попытки, после того как президент К. Йоханнис отклонил первую кандидатуру на пост премьер-министра. Распустить правительство сейчас означало бы усиление оппозиционных национал-либералов и политически связанного с ними президента К. Йоханниса. Кроме этого, преследование руководящего состава правящей коалиции по антикоррупционным статьям только увеличивается. Поэтому правительство занимает выжидательную позицию в надежде на то, что протестная волна после отмены амнистии и внесения поправок в антикоррупционное законодательство постепенно сойдет на нет. Действительно, уже 7 февраля количество протестующих в Бухаресте сократилось в несколько раз.

С другой стороны, именно уход правительства в отставку может быть той малой жертвой, с помощью которой парламентское большинство может избежать более серьезных проблем, в частности, возможности досрочных выборов. В настоящее время правительство явно пребывает в шоковом состоянии. Пока его скромным ответом стала лишь организация проправительственного митинга возле президентского дворца, в котором приняли участие всего около 1600 человек. В среднесрочной перспективе вряд ли можно говорить о серьезных угрозах для парламентского большинства, в том числе и о перспективах украинского сценария в Румынии. По всей видимости, силовые структуры страны сохраняют в этой ситуации нейтралитет, поэтому возможность для подавления протестов и эскалации насилия невелика.

В сложившейся ситуации политики из правящей коалиции говорят о том, что страна расколота надвое. Очевидно, что в ближайшем будущем они будут активно использовать этот раскол. Так же как и у Дональда Трампа, у социал-демократов есть мощная поддержка — «молчаливое большинство», для которого основным желанием является не институционализация правового государства, борьба с коррупцией или достижение статуса полноценной европейской страны, а рост зарплат и пенсий, государственные дотации сельскому хозяйству. Вследствие этого политическая нестабильность в Румынии будет сохраняться и далее, ведь как гражданское общество, так и политическая оппозиция не прекратят бросать вызов правящей коалиции, используя ее слабое место — очевидную коррумпированность многих ее представителей.

Оцените статью:

  8 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги