Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Энергетика // Аналитика

12 января 2017

Птица феникс: о будущем нефтегазового сектора Египта

Анна Манафова Эксперт Института Ближнего Востока, выпускница МИЭП МГИМО МИД России
Фото:
Eni
Газовое месторождение «Зухр»

За всего лишь два года нефтегазовая отрасль Египта пережила два знаменательных события. В 2014 г. эта страна, ранее экспортировавшая «голубое топливо», впервые стала его нетто-импортером. Перспективы возвращения к экспорту газа были призрачные. Однако август 2015 г. спутал все карты. Открытие гигантского месторождения «Зухр» и последовавшие за этим события дали египтянам надежду на возвращение страны в ряды стран-экспортеров. Кто будет участвовать в развитии египетской нефтегазовой отрасли в ближайшие годы и смогут ли египтяне вернуться к экспорту природного газа?

Как падала добыча и росло потребление

В последние годы Египет оставался нетто-импортером нефти и газа. Сырую нефть и нефтепродукты египтяне начали закупать извне в 2009 г., а спустя пять лет им пришлось обратиться к импорту уже и природного газа. Добыча нефти в республике чуть превышает 700 тыс. барр./день на протяжении последних восьми лет. Производство газа постепенно снижалось с 2009 г. — падение на 27% до 45,6 млрд м3 /год. Но проблема Египта заключалась даже не в снижении добычи, а в постоянном росте потребления, причем как газа, так и нефти. За последние десять лет спрос на газ там вырос на 31%, на нефть — на 34% [1].

Сложившаяся в Египте ситуация выросшего потребления — наглядный пример того, насколько опасен бесконтрольный рост спроса для других стран региона. Даже в самых крупных странах экспортерах нефти и газа — Саудовской Аравии, Ираке, Катаре, Кувейте и Иране — рост спроса на сырье заставляет снижать объемы экспорта. Для государств, добывающих в разы меньше углеводородов, эта проблема становится еще актуальнее.

Супергигантское газовое месторождение
«Зухр»


Сложившаяся в Египте ситуация выросшего потребления — наглядный пример того, насколько опасен бесконтрольный рост спроса для других стран региона.

Увеличению аппетитов этих стран способствуют несколько факторов. Во-первых, рост населения. Согласно статистике Всемирного банка, население Арабской Республики Египет за последние десять лет выросло почти на 20% (или 15 млн человек). Схожая картина наблюдается в Саудовской Аравии, Иране, Кувейте, Катаре и др. Во-вторых, в этих странах низкая энергоэффективность: на каждую единицу ВВП там тратят больше энергии, чем, например, в развитых странах. В-третьих, наверное, самое главное — в ближневосточных странах действует устоявшаяся система государственного субсидирования топливной отрасли. Топливные субсидии — не просто важная статья государственных расходов; они способствуют тому, чтобы население потребляло больше энергии, ведь стоимость ее крайне низка.

Снижение мировых цен на нефть позволило многим указанным выше странам Ближнего Востока начать реформирование системы субсидирования. О соответствующих планах заявили и в Египте. Ранее этот вопрос был намного более болезненным, ведь отменяя субсидии при стоимости нефти в 90 или 100 долл. за баррель, правительствам пришлось бы столкнуться с более резким ростом цен на топливо и недовольством населения. После падения цен на нефть на мировых рынках египтянам удалось сократить расходы на субсидии, однако необходимы дальнейшие действия. Кстати, МВФ неоднократно рекомендовал странам региона отказаться от субсидирования. Ранее принимаемые попытки реформ не увенчались успехом, а недовольство населения ЕАР по поводу постоянной нехватки электроэнергии было одним из факторов падения власти Х. Мубарака и «Братьев-мусульман». Падение цен на нефть, а вместе с ними и поступлений в бюджет заставили страны действовать.

Начавшееся на Ближнем Востоке реформирование системы субсидирования, однако, не означает, что в ближайшие пять-десять лет рост спроса в регионе и, в частности, в Египте остановится. Население там продолжит расти, а энергоэффективность вряд ли значительно увеличится. Видимо, учитывая это, египетские власти весной 2015 г. приобрели два плавучих терминала для импорта СПГ. С тех пор СПГ (равно как и нефтепродукты) стал важной строкой национального импорта.

Отметим, что значимую помощь египтянам в период осложнения энергетического вопроса и нехватки топлива оказали страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. Кроме традиционной финансовой помощи, саудиты до определенного периода обеспечивали своих партнеров необходимым количеством нефтепродуктов.

Зависимость от энергоносителей оказалась сложной ношей для египетской экономики. Потери от остановки экспорта газа, рост чека за покупку сырья, а также зависимость от иногда непредсказуемых партнеров лишь ухудшили и без того сложную экономическую ситуацию в стране и способствовали росту внешней задолженности и началу финансового кризиса.

Говоря о непредсказуемых партнерах, нельзя не вспомнить недавний отказ Саудовской Аравии от поставок Египту нефтепродуктов. Саудиты без объяснений причин в октябре 2016 г. прекратили экспорт. Причем речь шла не о «благотворительных» поставках, а об экспорте в соответствии с контрактом, подписанным в апреле того же 2016 г. (поставки 700 тыс. т нефтепродуктов в месяц на протяжении пяти лет). Из-за этого Египту пришлось срочно закупать дополнительные объемы сырья на открытом рынке и заключать контракты с другими экспортерами (например, с Ираком).

В отличие от европейских компаний, российский нефтегазовый бизнес имеет мало опыта ведения разведки в Египте.

Приятная неожиданность

В августе 2015 г., спустя несколько месяцев после того, как египтяне получили установки по регазификации СПГ, в 120 км от побережья страны итальянская компания Eni обнаружила супергигантское газовое месторождение «Зухр». Его запасы оцениваются в 850 млрд м3 , а добыча там к 2019 г. должна составить 54 млн м3 /день, начать ее планируют уже в конце 2017 г. Интересно, что на открытии «Зухр» хорошие новости не закончились. За последний год на территории Египта нашли еще несколько месторождений, в том числе крупных. Например, участок «Северная Александрия» к 2019 г. может производить до 35 млн м3 /день. Были и другие, менее значимые находки.

Разведка в Египте не останавливается, даже наоборот — международные компании активно входят в новые подобные проекты. Права на поисковые работы на новых для себя участках получили такие гиганты, как BP, Total, Eni. Успехи Египта запустили и другие процессы. Те же крупнейшие международные компании стали участниками тендерных торгов на разведку на морских площадках Кипра. Кипрские власти не отрицают тот факт, что решение о проведении третьего лицензионного раунда было бы невозможным, если бы не удачная конъюнктура в виде открытия египетского «Зухр» (месторождение расположено вблизи кипрских лицензионных участков). Более того, «Зухр» дал сильный импульс началу сотрудничества средиземноморских стран, недавно нашедших углеводороды, — Египта, Израиля и Кипра.

Правительство Египта планирует увеличить добычу в стране почти на 70 млн м3 /день к 2019 г. Учитывая открытия последних месяцев 2016 г., очевидно, что этот показатель будет пересмотрен в сторону повышения. Более того, многие уверены, что в египетских водах и на сухопутной территории страны обнаружены далеко не все месторождения. Таким образом, Египет сменил свой имидж с государства, обреченного лишь на экспорт сырья, на страну-потенциального экспортера.

Где российский бизнес?

Опыт последних лет показал, что египетские недра недостаточно изучены и у страны есть большой потенциал.

Российский бизнес не остается в стороне. В декабре 2016 г. компания «Роснефть» неожиданно сообщила о покупке 30%-ной доли в блоке Шорук, в который входит месторождение «Зухр».

Ранее из числа российских компаний участием в египетских upstream-проектах (разведка и добыча) заинтересовался лишь «ЛУКОЙЛ», у которого уже были добывающие активы в Египте. По некоторым данным, он вел переговоры с итальянской Eni о покупке 20%-ной доли в проекте «Зухр». Об интересе других российских компаний к разработке египетских углеводородов не сообщалось. Отметим, что продажа доли «Роснефти» позволила итальянцам практически реализовать планы по сокращению своей доли в проекте до 50% [2]. Пассивная позиция по отношению к инвестициям в проекты разведки добычи в Египет, с одной стороны, логична, а с другой — не оправдана.

Дело в том, что, в отличие от европейских компаний, российский нефтегазовый бизнес имеет мало опыта ведения разведки в Египте. Наиболее сильные позиции в регионе Севера Африки традиционно занимали «европейцы» — BP, Eni и Total. Эти компании имеют больше сведений о геологии египетской территории. Кроме того, российские нефтегазовые корпорации в целом не активны на международной арене. Зарубежные проекты никогда не были и все еще не являются приоритетом ни для «Роснефти», ни для «Газпрома», ни для ранее независимой «Башнефти». Шаг «Роснефти» по покупке доли в «Зухр» — не исключение, ведь компания вложит средства в проект уже на этапе его разработки, а не разведки. В условиях же снижения доходов и необходимости оптимизации бизнеса, зарубежные инвестиции неуклонно теряют свою важность. Это касается даже «ЛУКОЙЛ», наиболее опытной и успешной российской корпорации, инвестирующей в upstream-проекты зарубежных стран. Наконец, ведение бизнеса в Египте связано с определенными финансовыми рисками. Экономика страны далеко не в лучшем состоянии — задолженность перед зарубежными компаниями уже на протяжении года не снижается и остается на уровне 3,5 млрд долл. Египтяне должны как добывающим и разведывающим компаниям, так и поставщикам СПГ. Летом 2016 г. приходили сообщения о том, что в связи с неуплатой трейдеры разворачивали танкеры, подходившие к Египту, и направляли их другим покупателям.

Если политика по снижению субсидирования топлива даст результат в виде замедленного роста спроса, есть надежда на то, что в ближайшие семь лет Египет возвратится к экспортным поставкам «голубого топлива».

С другой стороны, опыт последних лет показал, что египетские недра недостаточно изучены и у страны есть большой потенциал. Более того, Египет отличается сравнительно несложной геологией, легкостью добычи, развитостью промышленной и экспортной инфраструктуры и, как следствие, низкой стоимостью производства сырья. Возможно, в условиях более высоких цен на нефть и газ и более устойчивых доходов российский бизнес активнее бы присматривался к возможностям, предоставляемым Египтом.

Зато российские компании активно включились в снабжение Египта углеводородами. Контракты на поставки СПГ с египтянами подписали «Роснефть» и «Газпром». «Роснефть» поставляет газ в рамках двухлетнего контракта, а также на основе спотовых сделок. Отметим, что, несмотря на постоянные новые нефтегазовые открытия, поставки СПГ в Египет все еще актуальны. Тем не менее показателен тот факт, что в декабре 2016 г. правительство решило отказаться от проведения тендера на аренду новой — третьей — плавучей установки по приему СПГ, официально объяснив это ее ненадобностью. Это указывает на надежду правительства на рост производства газа в стране, а также свидетельствует о том, насколько переменчива ситуация в нефтегазовой сфере Восточного Средиземноморья. Ведь еще в октябре 2016 г. египтяне говорили о планах провести тендер на аренду этого терминала в конце 2016 – начале 2017 гг.

REUTERS/Sergei Karpukhin
Виктор Катона:
Российский нефтегаз 30 лет спустя

***

В целом ситуация в нефтегазовой сфере Египта до сих пор остается неясной. В 2016 г. добыча нефти и газа продолжала снижаться, однако в ближайшие два-три года этот тренд планируют изменить, ведь крупные upstream-проекты вряд ли встретят какие-либо препятствия на пути реализации. Тем не менее растущий спрос на энергетику будет и дальше негативно влиять на экспортные возможности Египта. Если политика по снижению субсидирования топлива даст результат в виде замедленного роста спроса, есть надежда на то, что в ближайшие семь лет Египет возвратится к экспортным поставкам «голубого топлива». Международный бизнес, имеющий сильные позиции в египетском нефтегазовом секторе, похоже, положительно оценивает потенциал этой страны — новые лицензии на разведочную деятельность получили крупнейшие европейские компании. Россия тем временем остается в тени, не желая инвестировать в проекты разведки, в первую очередь ввиду традиционной ориентации на «домашние» проекты, а также из-за необходимости сокращать инвестиции, особенно в сравнительно рисковые предприятия.

1. BP Statistical Review of World Energy. June 2016.

2. В ноябре 2016 г. ВР уже заключила с Eni сделку о покупке 10% в «Зухр» с возможностью приобретения еще 5% в течение года по заранее обговоренной цене.

Оцените статью:

  11 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги