Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Восточная Азия и АТР // Аналитика

16 декабря 2016

Импичмент Пак Кын Хе: причины и последствия

Константин Асмолов В.н.с. Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, эксперт РСМД
Фото:
REUTERS/Jeon Heon-Kyun
Обращение к нации 29 ноября 2016 г.

Говоря об импичменте президенту Республики Корея Пак Кын Хе, необходимо сразу отрешиться от картинки, которую пытаются навязать общественному мнению корейские СМИ: президентом манипулировала малограмотная шаманка Чхве Сун Силь, из-за чего страна оказалась в кризисе. Когда слухи дошли до населения, народ вышел на улицы, а представители оппозиционной партии при поддержке других парламентариев отрешили Пак Кын Хе от власти. На самом деле ситуация значительно сложнее.

Начнем с того, что придя к власти, Пак Кын Хе изначально оказалась в очень невыгодном положении. Хотя по своим политическим взглядам она была, возможно, наиболее умеренным из лидеров консерваторов, левое крыло парламента видело в ней исключительно дочь диктатора Пак Чон Хи и наотрез отказывалось сотрудничать с ней по любым вопросам, трактуя всякое ее действие как тайный признак намерений возродить диктатуру. Не стоит забывать, что со времени смерти Пак Чон Хи в 1979 г. прошло не так много времени, и споры вокруг его личности не утихают до сих пор.

Однако в правом лагере у президента тоже не было всеобъемлющей поддержки. Во-первых, в нем тоже хватало пострадавших от Пак Чон Хи (например, экс-президент Ким Ен Сам и его приверженцы), во-вторых, фракционную борьбу можно назвать корейским национальным спортом. В-третьих, большинство противников Пак в правом лагере придерживались более конструктивных позиций, и даже среди своих она во многом смотрелась белой вороной. Ей не могли простить ни отход от жесткой линии в отношении Севера (Пак начала говорить о необходимости «процесса доверия»), ни «Евразийскую инициативу» как попытку развития отношений не только с Вашингтоном, но и с Пекином и Москвой, ни демонстративную поездку на торжества, посвященные 70-летию окончания Второй мировой войны в Пекине.

В такой ситуации Пак Кын Хе сразу оказалась между двух огней, и ее возможности проводить в жизнь крупномасштабные политические инициативы наталкивались на сопротивление с обеих сторон, особенно когда речь шла о необходимости расставлять на ключевые посты своих назначенцев. При попытке проведения решений через парламент, депутаты критиковали все до малейших деталей, будь то «прояпонские» высказывания семилетней давности или «слишком богатый» (по мнению критиков) особняк. В результате не желавшие терять лицо чиновники были вынуждены брать самоотвод, и скамейка запасных Пак Кын Хе кончилась довольно быстро.

Попытки реформ и камни преткновения

Reuters
Как корпорации платили организациям,
связанным с Чхве Сун Силь

Кроме того, для решения насущных проблем Пак была вынуждена пойти на ряд непопулярных и не всегда продуманных мер, которые восстановили против нее различные слои населения. Реформа трудового законодательства, направленная против системы пожизненного найма и делающая упор на временные контракты, вызвала протесты как «старослужащих», которых теперь можно было увольнять за некомпетентность, так и профсоюзов, обращавших внимание на то, что внештатные сотрудники получают меньше, не имеют льгот и социальных гарантий и могут быть легко уволены. Связанная с демографической ситуацией реформа высших учебных заведений, которых, оказывается, слишком много для сокращающегося числа молодого населения, вызвала протест как среди студенчества, так и в преподавательской среде. Сокращения коснулись в первую очередь гуманитарной сферы, представителем которой в Корее быть престижно. Кроме того, подобные действия расценили как попытку задушить университетскую свободу. Жесткий антикоррупционный закон, устанавливающий низкую планку стоимости званых обедов и подарков, вызвал раздражение в том числе значительной части населения, поскольку бил по слишком распространенной модели общественных отношений, которая теперь могла восприниматься как завуалированная взятка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Среди прочего — попытка обложить налогом протестантские секты, представляющие собой очень богатую и влиятельную силу.

Разумеется, в такой ситуации каждая неудача или странность старательно подсвечивалась. И неслучайно одним из обвинений, которое удостоилось специального расследования, был вопрос о том, где находилась президент во время трагедии парома «Севоль» в апреле 2014 г. То, что к моменту, когда президенту было доложено об аварии, масштаб катастрофы был неизвестен (не говоря уже о том, что бюрократия вообще могла исказить плохие новости), сейчас мало кого волнует. Тем не менее именно после этого происшествия рейтинг президента упал с 71 до 40% и далее продолжал неуклонно снижаться.

Предпосылки импичмента

Не желавшие терять лицо чиновники были вынуждены брать самоотвод, и скамейка запасных Пак Кын Хе кончилась довольно быстро.

Летом 2015 г. прозвенел первый звонок, когда по инициативе главы парламентской фракции от правящей партии Сэнури, парламент принял закон, разрешающий ему редактировать и отводить президентские указы. Де-факто речь шла о конституционном перевороте, существенно ограничивающем власть первого лица. Но Пак Кын Хе наложила на законопроект вето, провела чистку рядов, и первый бунт на корабле был подавлен.

Тем не менее в начале 2016 г., на волне четвертого ядерного испытания КНДР, на которое надо было формально ответить, консерваторы перешли в наступление, да и президентский курс резко сдвинулся вправо. Именно в это время была принята серия непопулярных решений, за которые сегодня критикуют президента и ответственность за которые возлагают на пресловутую «шаманку». На самом деле подобный сдвиг вправо был логичным итогом политических процессов, да и «скорый крах КНДР» южнокорейские эксперты и разведчики из правого лагеря пророчили уже несколько лет.

Кручу-верчу обмануть хочу

Настала пора рассказать и о шаманке, которая на самом деле шаманкой не является. Да, ее отец, Чхве Тхэ Мин был главой синкретической секты, и был своего рода духовным наставников Пак Кын Хе. Но эта секта никогда не имела денег или влияния, а после его смерти распалась. Тем не менее Чхве Сун Силь была близкой подругой президента, пользовалась ее неограниченным доверием и, вполне вероятно, использовала это доверие в личных целях.

На волне антикоррупционного закона оппозиционная пресса сначала обратила внимание на то, что два благотворительных фонда, созданных при участии Чхве, были созданы в рекордно короткое время, а пожертвования туда со стороны ведущих бизнес-групп наверняка носили добровольно-принудительный характер. Затем появилась информация о том, что Чхве, формально не имеющая никакого отношения к государственной службе, дает своей подруге советы по управлению и даже редактирует президентские речи. Власти пытались отрицать подобные заявления, но тут произошло событие, более напоминающее эпизод в комиксе: журналисты телеканала консервативной направленности JTBC обнаружили в заброшенном доме, принадлежавшем ранее компании Чхве, ее планшетный компьютер, на котором был заботливо подобран полный пакет компромата: от отредактированных президентских речей до селфи владельца, дабы лишить Чхве Сун Силь всяких оправданий. Восстановив значительную часть удаленных файлов, отважные журналисты передали доказательства в прокуратуру, после чего Пак Кын Хе была вынуждена признать, что Чхве Сун Силь не только занималась редактурой речей, но и регулярно читала документы служебного пользования.

Для правого лагеря появилась идеальная возможность списать на советы шаманки все просчеты политического и экономического курса последних лет.

Почему никто не хватился этого компьютера, почему, будучи уликой, он не был уничтожен, и почему следствие приняло улики очевидно полученные незаконным путем, — тайна, но признание президента сняло эти вопросы. Пак попала под огонь и правой, и левой прессы, а народ вышел на улицы при том, что два наиболее серьезных обвинения не доказаны до сих пор. Нет ни данных о том, что деньги из благотворительных фондов переводились на личные нужды Чхве, и, тем более, Пак, ни доказательств того, что правки «Распутина в юбке» носили не стилистический, а идеологический характер. Впрочем, для правого лагеря появилась идеальная возможность списать на советы шаманки все просчеты политического и экономического курса последних лет.

Массовые демонстрации, которые несколько недель подряд проходили в центре Сеула каждую субботу, в российских СМИ успели окрестить «сеульским майданом», так как, по данным полиции, на них выходило более 200 000 человек, а, по данным организаторов, — в районе миллиона. Однако это сравнение неверно. Руки Вашингтона или Пекина в этих мероприятиях нет, выступления носили мирный характер и напоминали народные гуляния со свечами, и даже с финансовой точки зрения еженедельные демонстрации стоят гораздо меньше, чем постоянный палаточный лагерь на центральной площади города. Но в обществе накипело, и хотя каждая политическая и социальная группа не любила Пак за свое, все они выходили требовать отставки президента.

Летом 2015 г. парламент принял закон, разрешающий ему редактировать и отводить президентские указы. Но Пак Кын Хе наложила на законопроект вето, провела чистку рядов, и первый бунт на корабле был подавлен.

Президент изворачивалась, как могла, допустила вариант почетной отставки, была вынуждена дать добро на создание специального прокурорского следствия, представители которого довольно быстро заговорили о возможном сговоре между Пак и Чхве. Тем не менее оппозиция вела дело к импичменту. Шансы на второй вариант были велики, так как за импичмент должны были проголосовать 200 депутатов из 300, а у оппозиции уже был 171 голос.

При наличии единства в правящей партии она могла бы сорвать голосование и добиться почетной отставки. Однако для кого-то искушение нанести удар конкуренту оказалось сильнее. Кто-то, будучи популистом, испугался идти против мнения толпы, а значительная часть просто решила, что для того, чтобы иметь какие-то шансы на новых президентских выборах, надо как можно быстрее отвязаться от Пак. В результате, — 234 голоса были отданы «за» импичмент.

Президент или нет?

Что теперь? Пак Кын Хе временно отстранена от принятия политических решений, группа специального прокурора продолжает «копать» ее окружение, а вопрос о том, будет она президентом или нет, должен решить Конституционный суд. Теоретически, это должно занять несколько месяцев, но если сравнивать шансы с импичментом Но Му Хена в 2004 г., обвинения против Пак достаточно серьезны (подтвержденные факты аналогичны по масштабу скандалу с почтой Хилари Клинтон), а если голосование будет не тайным, а открытым, страх «пойти против воли народа» скорее всего пересилит охранительный рефлекс.

Все недруги Пак Кын Хе могут записать себе тактическую победу, которую они будут пытаться превратить в стратегическую на грядущих выборах. Левые могут сказать, что они смогли отрешить от власти дочь диктатора, а правые — что формально сохранили контроль над структурами управления, поскольку власть оказалась в руках премьер-министра Хван Гё Ана, принадлежащего к куда более консервативной группировке, чем фракция Пак Кын Хе (достаточно вспомнить его роль в разгоне Объединенной прогрессивной партии, когда он был министром юстиции). В правящей партии, правда, назревает раскол между сторонниками и противниками импичмента, усугубляемый тем, что у нее сейчас нет серьезного кандидата в президенты-2017. Бывший генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун пока не определился, будет ли он участвовать в выборах, и если да, то на стороне какой партии. У левых тоже нет единого кандидата, и не исключено, что несколько относительно харизматичных лидеров разорвут протестную часть протектората и в условиях фракционной борьбы не сумеют консолидироваться должным образом. Как бы то ни было, многие вопросы и решения оказались в подвешенном состоянии до прихода следующего президента, которому действительно придется решать очень много проблем. И дело даже не столько в том, что оппозиция, например, требует пересмотреть вопрос о размещении в Корее американской системы ПРО, сколько в том, что целый ряд трудностей политического, экономического и демографического характера по-прежнему остаются на повестке дня, а решение этих вопросов может потребовать очень непопулярных мер, за попытку осуществить которые Пак Кын Хе отчасти и поплатилась своей президентской карьерой.

Оцените статью:

  55 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги