Приоритетное развитие каких областей требуется для превращения России в ведущую мировую державу? Отметьте не более 5 пунктов

Результаты опроса
Архив опросов

Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Постсоветское пространство // Аналитика

08 февраля 2016

Минские соглашения как путь для Нагорного Карабаха

Владимир Евсеев К.т.н., старший научный сотрудник, заместитель директора Института стран СНГ
Фото:
minval.az

Ситуация в зоне Нагорного Карабаха продолжает ухудшаться, используются тяжелые вооружения, в том числе против мирного населения. Нынешний статус-кво в зоне конфликта отличается неустойчивостью, поэтому вопрос реализации даже обновленных Мадридских принципов потерял свою актуальность. В таких условиях целесообразно под руководством сопредседателей Минской группы ОБСЕ заключить между противоборствующими сторонами соглашение об отводе от линии боевого соприкосновения тяжелых и легких вооружений по аналогии с Комплексом мер по выполнению Минских соглашений («Минск-2»).

Мадридские принципы

Минская группа ОБСЕ играла важную роль в урегулировании проблемы Нагорного Карабаха, особенно после того, как в середине февраля 1997 г. Россия, Франция и США стали ее сопредседателями на постоянной основе. По итогам их работы в ноябре 2007 г. были сформулированы принципы урегулирования нагорно-карабахского конфликта (так называемые Мадридские принципы). Они предполагали поэтапный вывод армянских вооруженных сил и демилитаризацию территорий, окружающих Нагорный Карабах, введение специального режима для Лачинского и Кельбаджарского районов, включая создание транспортного коридора между Нагорным Карабахом и Арменией. Кроме того, предполагалось проведение референдума для окончательного определения статуса Нагорного Карабаха. Практическая реализация этих принципов предусматривала как введение миротворцев в зону конфликта, так и оказание международной помощи для возвращения внутренне перемещенных лиц, разминирования и восстановления пострадавших территорий Нагорного Карабаха [1].

Первоначальный вариант Мадридских принципов оказался нереализуем, поэтому президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ поручили своим представителям передать Баку и Еревану обновленную версию этих принципов, что и было сделано в декабре 2009 — январе 2010 гг. В целом они были поддержаны противоборствующими сторонами, однако даже в период перезагрузки российско-американских отношений Вашингтон не был заинтересован в успехе посреднических усилий Москвы. Это не позволило добиться компромисса между Баку и Ереваном, хотя такие попытки предпринимались на встречах в Сочи (март 2010 г.), Санкт-Петербурге (июнь 2010 г.), Астрахани (октябрь 2010 г.) и Казани (июнь 2011 г.).

7 мая 2014 г. американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Дж. Уорлик представил в Фонде Карнеги за международный мир подправленный вариант Мадридских принципов. Но и они были фактически отвергнуты всеми сторонами конфликта. Как следствие, в конце июля — начале августа того же года ситуация в зоне Нагорного Карабаха серьезно обострилась, что, по имеющейся информации, было инициировано азербайджанской стороной.

Текущая ситуация в зоне вооруженного конфликта

EPA / PETER KLAUNZER / Vostock Photo
Встреча президента Армении С. Саргсяна и
президента Азербайджана И. Алиева в Берне,
19 декабря 2015 г.

Сегодня ситуация в зоне нагорно-карабахского конфликта продолжает ухудшаться. Приведем краткую хронику недавних событий.

В ночь с 17 на 18 декабря 2015 г. подразделения спецназначения ВС Азербайджана предприняли попытку диверсионного проникновения на южном, восточном, северо-восточном и северном направлениях обороны НКР. В результате противодействия передовых постов армянских сил противник понес потери и был отброшен на исходные позиции. При этом погибли трое армянских военнослужащих, еще четверо были ранены. Только за период с 14 по 20 декабря погибли 4 армянских и 5 азербайджанских военнослужащих. В целом за 2015 г. ВС и другие силовые структуры Азербайджана потеряли убитыми 90 человек.

14 декабря и в ночь на 15 декабря 2015 г. азербайджанская сторона 150 раз нарушила режим прекращения огня на линии боевого соприкосновения сторон. По позициям Армии обороны НКР было произведено более 1700 выстрелов из стрелкового оружия, 130 — из 60-миллиметровых и 13 — из 82-миллиметровых минометов, а также 46 — из гранатометов типа АГС-17 и РПГ-7. В Степанакерте считают, что только 12 и 13 декабря Азербайджан 280 раз нарушил режим прекращения огня. Баку, в свою очередь, обвинил армянскую сторону в 96 обстрелах за одни сутки и сообщил о 100 ответных огневых ударах. Очевидно, что это происходит потому, что в зоне нагорно-карабахского конфликта до сих пор не действует международный механизм расследования вооруженных инцидентов.

В ночь на 9 декабря 2015 г. ВС Азербайджана впервые после подписания в 1994 г. соглашения о прекращении огня применили при обстреле карабахских позиций на южном направлении танки, а несколько ранее (25 сентября) — 107-миллиметровые реактивные системы залпового огня (РСЗО) турецкого производства типа TR-107 и 122-миллиметровые гаубицы. В результате этих и ответных действий погибли не только военнослужащие, но и мирные жители с обеих сторон. В конце сентября в НКР были убиты 3 мирных жителя, 4 ранены. Аналогичные жертвы имели место и в Агдамском районе Азербайджана.

По мнению российских экспертов, Баку сознательно идет на обострение, чтобы разрушить или подвергнуть сомнению нынешний статус-кво в зоне вооруженного конфликта, поскольку с пропагандистской, внутриполитической и внешнеполитической точки зрения он не устраивает азербайджанское руководство. Армянские ВС вынуждены реагировать на враждебные акции противника. Эскалация напряженности сопровождается активной разведывательно-диверсионной деятельностью и приводит к жертвам с обеих сторон.

22 декабря пресс-секретарь Минобороны Армении А. Ованнисян оценил ситуацию на границе с Азербайджаном как военную. В таких условиях логика действий армянских ВС, по его словам, предполагает проведение превентивных мероприятий, направленных на срыв провокаций азербайджанской стороны. Так, ВС Азербайджана регулярно увеличивают калибр используемого вооружения (вплоть до применения танков и гаубиц Д-30). Несмотря на понесенные потери, армянская сторона отвечает противнику более мощными контрударами.

Эхо Сирии в Нагорном Карабахе

Сложная военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке, где на территории Сирии и Ирака идет активная борьба с террористическим «Исламским государством» (ИГ), несомненно, оказывает негативное влияние на ситуацию в зоне Нагорного Карабаха. В частности, не менее тысячи азербайджанцев воюют на стороне запрещенного в России ИГ. Можно с высокой долей вероятности утверждать, что в ближайшем будущем, по мере разгрома основных террористических банд, они будут вынуждены возвращаться в собственную страну.

На фоне серьезных социально-экономических проблем, обусловленных, среди прочего, низкими мировыми ценами на нефть, в Азербайджане наблюдается рост радикальных настроений. Такие настроения отмечаются не только в среде относительно немногочисленных ваххабитов (суннитов), но и шиитов, представляющих большинство населения страны. Это может подтолкнуть Баку к попыткам силового разрешения карабахской проблемы, чтобы перенаправить нарастающее недовольство в русло борьбы с «внешним врагом».

В этом же направлении развертывается набирающее силу турецко-российское противостояние. В Анкаре все чаще звучат призывы создать Москве дополнительные проблемы, в том числе путем эскалации нагорно-карабахского конфликта. Следует отметить, что ранее для обстрела армянского села использовались именно турецкие РСЗО типа TR-107. По имеющимся данным, в азербайджанской армии находятся не только турецкие инструкторы, но и действующие офицеры, которые фактически руководят разведывательно-диверсионной деятельностью против армянской стороны.

Перспективы урегулирования проблемы Нагорного Карабаха

В настоящее время более важно остановить эскалацию вооруженного конфликта, принимая во внимание тот факт, что калибр используемого вооружения постоянно увеличивается.

19 декабря 2015 г. в Берне прошла встреча президента Армении С. Саргсяна и президента Азербайджана И. Алиева, в ходе которой была предпринята очередная попытка найти пути урегулирования нагорно-карабахской проблемы. Встреча состоялась по инициативе руководства Швейцарии на фоне усиления напряженности в зоне вооруженного конфликта. По мнению российских экспертов, отсутствие серьезных результатов по итогам встречи свидетельствует о недостаточно высокой эффективности деятельности сопредседателей Минской группы ОБСЕ Дж. Уорлика, И. Попова и П. Андре, а также об отсутствии действующего международного механизма расследования инцидентов в зоне конфликта (по некоторым данным, этому препятствует азербайджанская сторона). Как следствие, события развиваются по негативному сценарию, а сам процесс переговоров приобретает имитационный характер.

В этих условиях многие считают, что статус-кво в Нагорном Карабахе стал неустойчивым, поэтому вопрос реализации даже обновленных Мадридских принципов потерял свою актуальность. В настоящее время более важно остановить эскалацию вооруженного конфликта, принимая во внимание тот факт, что калибр используемого вооружения постоянно увеличивается. Если в августе 2014 г. применялись крупнокалиберные пулеметы, то сейчас используются минометы и тяжелые вооружения (танки, артиллерия и РСЗО). В связи с реальной угрозой расширения зоны конфликта противоборствующим сторонам в самое ближайшее время целесообразно рассмотреть вопрос об отводе тяжелых (легких) вооружений со своих позиций по примеру того, как это было сделано в Донбассе. При этом необходимо учитывать, что Комплекс мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 г. был реализован лишь частично. Следует отметить, что в последнее время поступают тревожные сигналы о концентрации Украиной в прифронтовой полосе значительного количества различных типов вооружений.

Реализация вышеупомянутых договоренностей предусматривала, что каждый тип вооружения калибром более 100 мм (тяжелые вооружения) и менее 100 мм (легкие вооружения) будет отведен на такое расстояние от линии фронта, чтобы исключить его немедленное боевое применение, т.е. без перебазирования на новые позиции. Рассмотрим это на примере советских (российских) вооружений Азербайджана, которые составляют основу боевого потенциала национальной армии.

В настоящее время Сухопутные войска Азербайджана оснащены следующими видами вооружений: танки Т-90С и Т-72 (прицельная дальность до 10,0 км), 120-мм самоходные артиллерийские установки (САУ) 2С9 «Нона-С» и «Вена» (максимальная дальность стрельбы 14,0 км), 122-мм САУ «Гвоздика» (дальность стрельбы до 15,2 км), 152-мм САУ 2С3 «Акация» и 2С19 «Мста-С» (29,1 км), 203-мм САУ 2С7 «Пион» (47,5 км), 122-мм гаубицы Д-30 (22,0 км), 130-мм пушки М-46 (37 км), 152-мм пушки «Гиацинт-Б» (40 км), 152-мм гаубицы-пушки Д-20 (24 км), 300-мм БМ-30 РСЗО «Смерч» (120 км), 220-мм РСЗО БМ-27 «Ураган» (35,8 км), 220-мм тяжелые огнеметные системы ТО1-1А «Солнцепек» (6,0 км), 122-мм РСЗО БМ-21 «Град» (42 км), тактический ракетный комплекс «Точка-У» (120 км), 120-мм полковые минометы ПМ-38 и 2Б-11 (9,0 км), 82-мм ротные минометы 2Б14-1 «Поднос» (3,9 км).

Анализ приведенных данных показывает, что в Азербайджане используется широкая номенклатура вооружений (дополнительно к этому — азербайджанского, израильского и турецкого производства), которые имеют различную дальность стрельбы. Среди них наибольшую опасность для мирных жителей представляют 300-мм (тяжелые) БМ-30 РСЗО «Смерч» и тактические ракетные комплексы «Точка-У», имеющие дальность стрельбы свыше 100 км, а также 220-мм тяжелая огнеметная система ТО1-1А «Солнцепек».

В качестве первого шага, видимо, следует договориться о запрещении их боевого применения в зоне нагорно-карабахского конфликта. Помимо этого, Россия могла бы взять на себя обязательство не поставлять указанные типы вооружений противоборствующим сторонам. На следующем этапе целесообразно начать отвод от линии фронта как тяжелых, так и легких вооружений на согласованные расстояния, обусловленные типом и калибром используемых боеприпасов. Основанием для этого могло бы стать соглашение по аналогии с Комплексом мер по выполнению Минских соглашений («Минск-2»). Напомним, что он был согласован на саммите в Минске 11–12 февраля 2015 г. в формате «нормандской четверки» (Германия, Франция, Украина, Россия) и подписан Контактной группой по урегулированию украинского кризиса, включающей представителей Украины, России, ОБСЕ, Донецкой и Луганской народных республик.

В соответствии с п. 2 Комплекса мер по выполнению Минских соглашений было решено отвести все тяжелые вооружения обеими сторонами на равные расстояния «в целях создания зоны безопасности шириной минимум 50 км друг от друга для артиллерийских систем калибром 100 мм и более, зоны безопасности шириной 70 км для РСЗО и шириной 140 км для РСЗО «Торнадо-С», «Ураган», «Смерч» и тактических ракетных систем «Точка» («Точка У»)».

При этом нельзя забывать об особых условиях ситуации в зоне Нагорного Карабаха. В частности, столица НКР г. Степанакерт и некоторые другие крупные населенные пункты находятся относительно недалеко от линии фронта. Поэтому отвод армянских и азербайджанских вооружений должен учитывать реальное местоположение этих населенных пунктов и осуществляться, например, на пропорциональной основе. Расстояние отвода вооружений может быть уменьшено до согласованных параметров, если в противном случае не будет обеспечено силовое прикрытие населенного пункта имеющимися вооружениями.

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ должны взять на себя главную роль как в достижении договоренности об отводе тяжелых (легких) вооружений, так и в их реализации. При этом и Армения, и Азербайджан способны подтвердить такой отвод вооружений с помощью имеющихся средств разведки. Другой вопрос — наличие возможности возвращения вооружений на исходные позиции в достаточно сжатые сроки (в пределах нескольких часов). Чтобы не допустить этого, следует укреплять меры взаимного доверия вблизи линии боевого соприкосновения, что предполагает отказ от проведения в зоне фронта разведывательно-диверсионной деятельности и вывод из нее снайперов.

В случае достижения таких договоренностей особое внимание приобретет вопрос эффективности мониторинга и верификации режима прекращения огня и отвода тяжелого (легкого) вооружения. Данную функцию может взять на себя соответствующая миссия ОБСЕ, которая 2 декабря 2015 г. уже проводила плановый мониторинг линии соприкосновения ВС Нагорного Карабаха и Азербайджана на Аскеранском направлении. Однако этого явно недостаточно. Мониторинговая миссия ОБСЕ должна быть развернута на постоянной основе и оснащена, как это предусмотрено соглашением «Минск-2», необходимыми техническими средствами (искусственные спутники Земли, беспилотные летательные аппараты, радиолокационные системы и т.п.). Это потребует значительных финансовых затрат и убеждения противоборствующих сторон в том, что указанные технические средства не будут использованы для сбора разведывательной информации в интересах одной из сторон конфликта. Только это позволит в реальности существенно снизить напряжение на линии фронта и приступить к урегулированию конфликта, в том числе на основе обновленных Мадридских принципов.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о расширении формата переговоров за счет представителей НКР. Такой трехсторонний формат имел место в 1994–1997 гг., однако позднее от него в силу ряда причин отказались. В рамках же российско-американской Дартмутской конференции по Нагорному Карабаху (второй переговорный процесс на уровне экспертов высокого уровня) формат Нагорный Карабах — Азербайджан — Армения удалось сохранить с момента начала ее работы в 2001 г. и вплоть до окончания в 2012 г.

Видимо, необходимо вернуться к первоначальному формату переговоров, который способствовал выходу на серьезные договоренности в прошлом и позволяет сделать это в ближайшем будущем. Залог успеха — становление государственности в Нагорно-Карабахской Республике, что ярко проявилось в ходе демократических парламентских выборов, проведенных в начале мая 2015 г.

Таким образом, опыт попыток урегулирования конфликта на Донбассе на основе соглашений «Минск-2» может быть использован с целью снижения напряженности в зоне Нагорного Карабаха и инициирования процесса разрешения этого вооруженного конфликта с учетом предложенных США, Россией и Францией обновленных Мадридских принципов. Для этого целесообразно под руководством сопредседателей Минской группы ОБСЕ заключить между противоборствующими сторонами соглашение об отводе от линии боевого соприкосновения тяжелых и легких вооружений по аналогии с Комплексом мер по выполнению Минских соглашений. В противном случае эскалация вооруженного противостояния как в зоне Нагорного Карабаха, так и армяно-азербайджанской границы станет неизбежной.

1. Nichol J. Armenia, Azerbaijan, and Georgia: Political Developments and Implications for U.S. Interests. Congressional Research Service. Washington D.C., 2009. April 9. P. 11–13.

Оцените статью:

  10 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги