Приоритетное развитие каких областей требуется для превращения России в ведущую мировую державу? Отметьте не более 5 пунктов

Результаты опроса
Архив опросов

Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Мир через 100 лет // Аналитика

17 августа 2012

Будущее ТНК: тенденции и сценарии для мировой политики

Сергей Афонцев Д.э.н., заведующий отделом ИМЭМО РАН, профессор МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД
Фото:
Globalization by Guille3691

«Джунгли» транснационального бизнеса

Мир глобального бизнеса давно и небезосновательно сравнивают с джунглями, в которых за место под солнцем приходится бороться, размер имеет значение, а ошибки, как правило, дорого стоят. Эти «джунгли» плотно населены и играют значительную роль в формировании экономического ландшафта планеты. Совокупный объем производства транснациональных компаний (ТНК) [1] превышает четверть мирового ВВП [2]; на подразделения ТНК за пределами стран базирования (т.е. стран, где соответствующие ТНК зарегистрированы и/или где размещены их штаб-квартиры) приходится около 10,3% мирового ВВП и треть мирового экспорта [3]. Несмотря на глобальный кризис, экономическая экспансия ТНК успешно продолжается. По сравнению с предкризисным уровнем 2005–2007 гг., численность занятых на подразделениях ТНК за пределами стран базирования выросла на 33,9%, объем продаж – почти на 35%, объем экспорта – на 47,1% [4]. Таким образом, даже в условиях глобального кризиса наблюдалось заметное укрепление экономических позиций ТНК. После преодоления последствий кризиса можно ожидать дальнейшего ускорения роста их доли в мировом ВВП, экспорте и занятости.

Наряду с тенденцией к повышению веса ТНК в глобальных экономических процессах, можно отметить ряд устойчивых структурных тенденций, развитие которых будет определять динамику деятельности ТНК на ближайшие десятилетия.

Во-первых, это повышение роли ТНК, базирующихся в развивающихся странах. В 2009–2011 гг. доля прямых иностранных инвестиций, осуществленных ТНК из развивающихся стран и стран с переходной экономикой, закрепилась на уровне выше 25% [5]. Хотя этот факт может отчасти объясняться сокращением инвестиций из затронутых кризисом развитых экономик, не вызывает сомнения, что уже в ближайшие 10–15 лет соответствующая доля достигнет 35–40%.

Science News
Исследователи из Цюриха создали
топологическую схему связей между
транснациональными корпорациями

Во-вторых, продолжится процесс укрепления экономических позиций ТНК относительно национальных государств. Сразу следует сказать, что часто встречающиеся в литературе сравнения ВВП государств с объемом продаж ТНК лишены смысла, поскольку в первом случае речь идет об объеме произведенной добавленной стоимости, а во втором – о валовой выручке, включающей расходы на сырье и промежуточную продукцию. В среднем произведенная добавленная стоимость относится к выручке в пропорции один к четырем [6]. Таким образом, популярные сравнения завышают экономический вес ТНК относительно национальных экономик в четыре раза. Но даже после внесения соответствующей поправки оказывается, что по «экономической мощи» в 2010–2011 гг. компания «Wal-Mart Stores» была сопоставима с Вьетнамом, «Royal Dutch Shell» превосходила Марокко, а «ExxonMobil» немногим отставала от Словакии. Что касается ведущей российской ТНК, то «Газпром» по объему произведенной добавленной стоимости обошел Коста-Рику и оставил позади еще порядка 100 стран, по которым доступна статистика ВВП («Financial Times Global 500 Rating–2011»; «World Development Indicators & Global Development Finance»). Вполне вероятно, что в ближайшие двадцать лет «экономическая мощь» крупнейших ТНК окажется сопоставимой с ВВП таких стран-членов ЕС, как Чешская Республика, Ирландия и Португалия.

В то же время будет набирать силу транснационализация малых и средних компаний. Этот процесс отражает общий императив деятельности бизнеса в глобальной экономике, связанный с необходимостью объединения конкурентных преимуществ, опирающихся на экономический потенциал (ресурсный, научно-технологический, рыночный, агломерационный и т.п.) различных регионов мира. В результате потеряет актуальность отождествление ТНК с миром крупного бизнеса: реальный бизнес-ландшафт планеты будет включать в себя ТНК разного размера, равно объединенных стремлением к повышению глобальной конкурентоспособности.

Действие данных тенденций можно с высокой степенью уверенности прогнозировать на ближайшие два–три десятилетия. Что касается более долгосрочных прогнозов, то они с неизбежностью требуют учета не только экономических, но также политических и социальных аспектов деятельности ТНК. Высокая вариативность этих факторов определяет сценарный характер возможных прогнозов. Итак, кем будут населены «джунгли» транснационального бизнеса в XXII веке?

Сценарий № 1. Фикусы-душители

Фото: babowenphotography
Фикус-душитель поглотил дерево кипариса

Первый сценарий воплощает в себе худшие кошмары как антиглобалистов, так и сторонников традиционной модели международных отношений, основанной на доминирующей роли национальных государств в принятии глобально значимых решений. В рамках данного сценария укрепление экономических позиций ТНК будет вести к росту их политического влияния, которое будет проявляться в последовательном «захвате» сфер регулирования, ранее относившихся к компетенции государств и международных правительственных организаций. В первую очередь речь идет о формировании влиятельных глобальных бизнес-ассоциаций, расширении прямого влияния на международные организации (возможно, с правом решающего голоса или с правом вето для представителей упомянутых бизнес-ассоциаций), а также о создании частных механизмов регулирования глобальных экономических процессов, включая отраслевые стандарты (в том числе в финансовой сфере) и правила разрешения споров. На фоне окончательного краха модели «социального государства» растущий потенциал ТНК в сфере обеспечения экономических и социальных потребностей работников и транснациональная мобильность последних приведут к тому, что принцип корпоративной лояльности возьмет верх над принципом национального гражданства, превращая ТНК в ведущие центры формирования транснациональной гражданской идентичности.

В случае реализации данного сценария ТНК, опиравшиеся на протяжении последнего столетия на регуляторный потенциал национальных государств, подобно фикусам-душителям постепенно «задушат» (скорее фигурально, чем фактически) своих прежних благодетелей и сформируют новый политико-экономический ландшафт мира. В этом корпоративном ландшафте национальные государства и субнациональные регионы будут конкурировать не только за инвестиции ТНК как главный ресурс развития, но и за остатки национальной лояльности «корпоративного гражданина» – как оправдание самого факта сохранения территориального суверенитета. И если первая тенденция может справедливо вызывать беспокойство относительно «всевластия ТНК», то вторая скорее позитивна, поскольку будет побуждать национальные правительства разворачивать свою деятельность от абстрактных приоритетов и доктрин в сторону реальных потребностей жителей страны.

Сценарий № 2. Паутина лиан

Фото: www.free-desktop-backgrounds.net
Паутина лиан

Данный сценарий также исходит из значительного возрастания экономической мощи ТНК, однако, в отличие от предыдущего, предполагает более кооперативный вариант взаимодействия с национальными государствами, международными правительственными организациями и субъектами гражданского общества. Возникающая в результате структура управления глобальными экономическими процессами будет опираться на сложную «паутину» смешанных (с участием как государственных, так и негосударственных субъектов мировой политики) и частных механизмов, создаваемых ТНК самостоятельно либо в содружестве с ведущими субъектами гражданского общества [7]. О том, как это может происходить, можно составить впечатление на примере Кимберлийского процесса по пресечению международной торговли «кровавыми» алмазами, происходящими из зон локальных конфликтов. Стартовав в 2000 г. как инициатива правозащитных НПО («Global Witness», «Amnesty International») и компании «De Beers», Кимберлийский процесс привел к принятию в 2002 г. Интерлакенской декларации о системе сертификации необработанных алмазов. Сегодня соблюдение положений этой декларации – обязательное условие работы участников алмазной отрасли.

Равнодействующая интересов в треугольнике «ТНК – национальные государства – субъекты глобального гражданского общества» будет в решающей мере зависеть от конфигурации коалиций, сформированных по конкретным вопросам. При этом возможно формирование коалиций, достаточно неожиданных по составу. В частности, общая заинтересованность развивающихся стран и ТНК в избегании искусственного завышения социальных и экологических стандартов может объединить их в коалицию, которая будет противостоять усилиям развитых стран и гуманитарных НПО, направленным на повышение соответствующих стандартов в ходе очередного раунда переговоров ВТО или в рамках переговоров по вопросам изменения климата. В любом случае национальные государства останутся «первыми среди равных» субъектами мировой политики, сохранив ключевые полномочия в сфере регулирования экономических процессов.

Сценарий № 3. Баобабы в саванне

Фото: fotopedia.com
Баобабы в саванне

Самый экзотический из возможных сценариев связан с объединением усилий национальных государств и субъектов гражданского общества в деле радикального ужесточения регуляторных рамок для транснационального бизнеса и принудительного «приобщения» его к нормам широко понимаемой социальной ответственности. В этом случае как численность, так и «экономическая мощь» ТНК окажутся в разы меньше, чем при альтернативных сценариях, а своеобразным «оазисом» транснационального бизнеса могут стать государственные ТНК. В 2010 г. их насчитывалось порядка 650 (около 1% от общего числа оперирующих в мировой экономике ТНК), однако они обеспечивали 11% общемирового объема прямых иностранных инвестиций [8]. При реализации рассматриваемого сценария их численность может возрасти до 3–5 тыс., а доля в мировом объеме прямых иностранных инвестиций может превзойти 50%, впрочем, не столько за счет инвестиционной экспансии самих государственных ТНК, сколько за счет резкого свертывания инвестиций частных ТНК. Экономический ландшафт, состоящий из гигантских государственных ТНК и отдельных ростков частной инициативы, выживших несмотря на активное «вытаптывание» толпами антиглобалистов с плакатами и «государственно мыслящих» чиновников, будет характеризоваться гораздо более низким уровнем транснационализации и гораздо более высоким уровнем конфликтности – ведь у правительств принимающих стран будет больше оснований видеть за действиями государственных ТНК не экономические мотивы, а тайные умыслы Вашингтона или Токио (как это уже происходит с Москвой и Пекином). В любом случае роль ТНК как двигателей глобального экономического развития будет серьезно поколеблена. Исключением, возможно, станут наименее развитые страны. Им и сегодня проще работать с крупными государственными ТНК, реализующими циклопические проекты на особых регуляторных условиях, чем с сотнями частных ТНК, для привлечения которых надо ежедневно проделывать кропотливую работу по улучшению инвестиционного климата.

Вызов для мировой политики

Ключевым вызовом для мировой политики становится нахождение оптимальных механизмов включения ТНК в выработку правил регулирования глобальных экономических процессов.

Если говорить о вероятности реализации перечисленных сценариев, то сегодня ее можно оценить как 25:60:15. Данный расклад следует считать вполне благоприятным. С одной стороны, есть надежда на возрастание роли ТНК как моторов роста мировой экономики: в рамках сценариев «Фикусы-душители» и «Паутина лиан» на них через 100 лет будет приходиться не менее двух третей мирового производства. С другой стороны, высоки шансы избежать как чрезмерной экспансии ТНК в политическую сферу, так и их подчинения интересам государственных чиновников и менеджеров госкомпаний, деятельность которых, как показывает опыт, часто оказывается еще дальше от интересов рядовых граждан, чем деятельность самой «эгоистичной» частной ТНК (сценарий «Баобабы в саванне»).

В рамках наиболее вероятного сценария «Паутина лиан» ключевым вызовом для мировой политики становится нахождение оптимальных механизмов включения ТНК в выработку правил регулирования глобальных экономических процессов. Очевидно, что правила, разработанные без их участия, имеют мало шансов оказаться успешными.

Во-первых, ТНК располагают более полной информацией о состоянии глобальных рынков и механизмах их функционирования, чем национальные правительства, и учет этой информации необходим для разработки эффективных мер регулирования. Во-вторых, участие ТНК в выработке глобально значимых регуляторных правил выступает гарантией того, что политика регулирования не выплеснет ребенка вместе с водой, неоправданно ограничивая масштабы экономически эффективной деятельности в борьбе с широко – и порой превратно – понимаемыми «источниками нестабильности и неэффективности» (это наглядно иллюстрируют многие обсуждаемые сейчас «рецепты» борьбы с глобальным финансовым кризисом). И, наконец, в-третьих, нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что регуляторные правила, разрабатываемые без участия ТНК и противоречащие их интересам, имеют мало шансов достичь своей цели в силу того, что сами ТНК будут иметь мощные стимулы уклоняться от исполнения не устраивающих их норм. В этих условиях повышение роли ТНК в мировой политике не только неизбежно, но и желательно.

1. В соответствии со стандартным определением в качестве ТНК рассматриваются компании, имеющие хозяйственные подразделения в двух и более странах и функционирующие на основе такой системы принятия решений, которая позволяет им проводить согласованную политику и реализовывать общую стратегию. См.: United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD). Transnational Corporations Statistics.

2. World Investment Report 2011. N.Y.: United Nations, 2011. P. 1.

3. World Investment Report 2012. N.Y.: United Nations, 2012. P. 24.

4. Ibid. P. 24.

5. Ibid. P. 4.

6. De Grauwe P., Camerman F. How Big Are Multinational Companies? // Tijdschrift voor Economie en Management. 2002. Vol. 47. № 3. P. 311–326; World Investment Report 2011. N.Y.: United Nations, 2011. P. 24.

7. Афонцев С.А. Политические рынки и экономическая политика. М.: КомКнига, 2010. С. 294–301.

8. World Investment Report 2011. P. 284; World Investment Report 2012. P. 99.

Оцените статью:

  0 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги