Как изменится внешняя политика США после прихода к власти Д. Трампа?

Результаты опроса
Архив опросов

Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Восточная Азия и АТР // Аналитика

07 декабря 2015

Юань — резервная валюта МВФ

Алексей Портанский Профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, в.н.с. ИМЭМО РАН, эксперт РСМД
Фото:
EPA / ADRIAN BRADSHAW / Vostock Photo

В конце ноября 2015 г. совет директоров МВФ принял решение включить китайский юань в корзину резервных валют. По словам директора-распорядителя Фонда Кристин Лагард, это свидетельство признания того прогресса, которого китайские власти добились за последние годы в реформировании валютной и финансовой систем страны. Решение вступит в силу 1 октября 2016 г. Как известно, до последнего времени в качестве резервных валют корзины Специальных прав заимствования (СДР) [1] использовались доллар США, евро, британский фунт стерлингов и японская иена. Согласно сообщениям из МВФ, юань получит в корзине валют долю в размере 10,92%, что превысит как долю британского фунта — 8,09%, так и долю японской йены — 8,33%. Доля доллара США, несмотря на снижение, останется самой большой — 41,73%, доля евро составит 30,93%.

Китайский юань уже считается в последние годы «свободно используемой валютой», поскольку применяется в расчетах по всему миру. По данным межбанковской системы передачи информации SWIFT, к концу лета 2015 г. доля юаня в международных расчетах выросла до 2,79% и, таким образом, по этому показателю он впервые обошел японскую йену. В 2010 г. при последнем пересмотре состава корзины валют МВФ отказал Пекину во включении юаня в престижный перечень, аргументировав это тем, что китайская валюта на тот момент не соответствовала требованию о свободном использовании. За последние пять лет юань совершил впечатляющий прогресс в качестве расчетной валюты, переместившись с 35 места в конце 2010 г. на пятое в 2015 г. При этом в Азиатско-Тихоокеанском регионе при расчетах он стал самой распространенной валютой.

За последние пять лет юань совершил впечатляющий прогресс в качестве расчетной валюты, переместившись с 35 места в конце 2010 г. на пятое в 2015 г. При этом в Азиатско-Тихоокеанском регионе при расчетах он стал самой распространенной валютой.

Готовясь к голосованию в МВФ, Китай открыл доступ к внутреннему валютному рынку и рынку облигаций для иностранных центральных банков, была усилена роль банка Китая в определении ежедневного торгового коридора для юаня. Однако эти меры, принятые для обеспечения соответствия юаня «критериям свободного обращения», еще должны пройти проверку временем.

 

REUTERS/Aly Song
Екатерина Арапова:
Китай. В зоне турбулентности


В настоящий момент по мере торможения экономического роста китайская экономика создает проблемы для финансовых и сырьевых рынков.

Решение о включении юаня в валютную корзину СДР вызвало различные оценки у мировых аналитиков. Никто не оспаривает очевидные успехи Поднебесной за последние десятилетия, которая стала серьезным конкурентом ведущих мировых экономик, а в 2010 г. вышла на первое место в мире по экспорту товаров. Вместе с тем в настоящий момент по мере торможения экономического роста китайская экономика создает проблемы для финансовых и сырьевых рынков. Если в ближайшие годы замедление китайской экономики продолжится, то это опровергнет аргументы тех, кто сегодня полагает, что включение юаня в состав СДР придаст ей позитивный импульс.

Как заявил сразу после исторического решения МВФ заместитель управляющего Народным банком КНР И Ган, страна готова справляться с возможными рисками, которые могут появиться после включения юаня в корзину мировых валют, в частности, удерживать стабильный курс юаня. Следует заметить, что речь идет о довольно серьезных обязательствах. Так, МВФ может потребовать от Пекина строго воздерживаться от валютных интервенций, а также отказаться от контроля за движением капитала.

Беспрецедентно быстрый подъем экономики Китая и растущее использование юаня в международных расчетах, однако, недостаточны для включения его национальной валюты в корзину СДР.

МВФ может потребовать от Пекина строго воздерживаться от валютных интервенций, а также отказаться от контроля за движением капитала.

Оказалось, что по ряду показателей, как например, использование центральными банками государств в качестве резервной валюты или как средства заимствования на рынках капитала, китайский юань уступает канадскому и австралийскому доллару, которые не входят в корзину валют Фонда. По последним данным МВФ, доля юаня в структуре международных валютных резервах составила лишь 1,1%, в то время как у доллара США этот показатель составил 63,7%. Кроме этого юань будет отличаться от других резервных валют тем, что останется пока единственной резервной валютой с фиксированным курсом. Юань нельзя будет продавать и покупать свободно. Лишь в 2020 г. китайская национальная валюта должна стать свободно конвертируемой. Эксперты говорят, что, если бы речь шла не о китайском юане, а о валюте другого государства, Фонд не согласился бы на такие уступки.

Последнее наводит на мысль, что МВФ пошел на определенные поблажки Китаю и что его решение о включении юаня в корзину валют политизировано. Такое мнение высказывалось, в частности, представителями весьма авторитетного Института мировой экономики Петерсона в Вашингтоне. Эти уступки могли быть обусловлены стремлением сгладить недовольство Пекина сложившейся ситуацией с перераспределением голосов и квот в МВФ. Как известно, согласно решению МВФ в 2010 г., квота стран БРИК в Фонде увеличивалась с 10,71% до 14,18%, соответственно возрастали доли Китая и России. Однако согласованные тогда реформы МВФ были заблокированы американским Конгрессом. Это, в свою очередь, побудило Пекин заняться созданием альтернативных валютно-финансовых институтов. Что весьма нежелательно для существующей мировой финансовой системы, в значительно степени контролируемой США.

Юань будет отличаться от других резервных валют тем, что останется пока единственной резервной валютой с фиксированным курсом.

Однако, с точки зрения руководства МВФ, очередное реформирование валютной корзины не более чем техническая процедура, ибо отражает такие очевидные реалии, как использование юаня в транзакционных операциях между членами Фонда. Вместе с тем позиция МВФ, безусловно, свидетельствует о его уверенности в перспективах китайской экономики, которая в последние годы уже «дышит в спину» американской. По большому счету, МВФ не мог не включить валюту второй в мире экономики в почетный список валют СДР, поскольку это целесообразно для сохранения глобальной легитимности Фонда.

1. Специальные права заимствования (Special Drawing Rights – SDR) были учреждены в качестве собственной валюты МВФ в 1969 г. на основе тогдашней корзины резервных валют.

Оцените статью:

  3 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги