Великобритания проголосовала за выход страны из состава ЕС. Какие перспективы ждут Евросоюз в ближайшие 5–10 лет?

Результаты опроса
Архив опросов


Восточная Азия и АТР // Аналитика

26 ноября 2015

Можно ли совместить ЕАЭС и Шелковый путь?

Елена Кузьмина К. полит. н., заведующая сектором экономического развития пост советских стран Института экономики РАН
Фото:
REUTERES/Rooney Chen

Сегодня на многих экспертных площадках обсуждаются перспективы и варианты сопряжения двух проектов Евразийского экономического союза и китайской программы Экономического пояса Шелкового пути.

Проанализировав эти усилия ученых, экспертов и чиновников, можно сделать некоторые промежуточные выводы.

У ЕЭК с КНР сегодня есть некоторая правовая база взаимодействия: два меморандума по торгово-экономическим сотрудничеству, подписанные еще в 2012 г. Опираясь на них, по мнению заместителя директора департамента торговой политики ЕЭК Н. Ячеистовой, готовящееся соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС с Китаем может иметь широкий охват сфер взаимодействия, включая транспортные вопросы, технические стандарты, фитосанитарное регулирование, энергетику и многое другое. Также предполагается, что в данном соглашении будет запланирована и проектная часть, которая будет определять, какие инициативы должны получить взаимную поддержку и продвижение [1]. Появляются и институты для обслуживания предполагаемых проектов. К сожалению, пока это только китайские институты: фонд Шелкового пути с капиталом около 40 млрд долл., создаваемый Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, в котором также предполагает участвовать Россия.

В июне 2015 г. в Пекине собиралась российско-китайская рабочая группа, которая сформировала приоритеты сотрудничества двух стран в формате сопряжения ЕАЭС и ЭПШП. По словам замглавы Минэкономразвития России С. Воскресенского [5] , направлений сотрудничества предполагается несколько. И речь идет не только о крупных инвестиционных инфраструктурных проектах между Китаем, Россией и другими партнерами по Евразийскому союзу. Это лишь первое приближение. Более того, ряд проектов в этом направлении уже известны (высокоскоростная магистраль Москва – Казань, готовность Китая участвовать в модернизации БАМа и Транссиба, портовая инфраструктура)¸ а по некоторым уже ведется (железная дорога «Китай – казахстанское побережье Каспия»). Второй важнейший блок вопросов – устранение различного рода барьеров в торговле, на первом этапе налаживание взаимодействия таможенных служб Китая и государств-членов ЕАЭС. Следующая группа проблем – начало формирования системы по защите взаимных инвестиций, поощрения капиталовложений и механизмов решения инвестиционных споров. Существуют и перспективные направления сотрудничества, о которых так же шла речь на переговорах – область высоких технологий, медицинских и образовательных услуг, развития научного потенциала.

РСМД / Анна Амелина
Игорь Денисов:
Москва и Пекин слушают друг друга

Нельзя не согласиться с мнением декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ С. Караганова, что создание и развитие Шелкового пути не должно замыкаться на уже существующих проектах и договоренностях и должно быть открытым, в том числе для взаимодействия с ЕС, Индией, Ираном и другими заинтересованными странами Евразии.

Премьер-министр Казахстана на Астанинском клубе в ноябре 2015 г. предположил три возможных варианта сосуществования проектов в Евразии: двустороннее сопряжение (страны Евразийского союза самостоятельно принимают решение об участии в ЭПШП), сопряжение ЕАЭС-КНР и сопряжение в рамках ШОС (как альтернатива недавно объявленному Транс-Тихоокеанскому партнерству 12 государств) [3].

Первый вариант представляется наиболее простым, поскольку в каждой паре государств уже есть определенные заделы в инфраструктурных, а в некоторых – и в производственных проектах. Однако он же самый не продуктивный, так как представляет угрозу не только и не столько целостности и выполнению поставленных целей Евразийского союза, но и сопряжению двух проектов в целом.

Представляется правомерным вывод членов ситуационного анализа российского Совета по внешней и оборонной политике о необходимости обеспечения полноценного сопряжения двух проектов. По мнению российских экспертов [4] , наиболее целесообразным был бы курс на реализацию формата «большого» договора смешанного характера ЕАЭС — страны–члены ЕАЭС — КНР. Это позволило бы одновременно расширить поле взаимодействия Союза и Китая на сферы, которые пока не входят в компетенцию наднациональных органов ЕАЭС. Главная цель России — сделать ЭПШП инструментом укрепления и совершенствования ЕАЭС.

1. ЕАЭС и Шелковый путь – основа для строительства новой Евразии. // http://eurasiancenter.ru/politicsexperts/20150605/1004118210.html

2. Станислав Воскресенский: шелковый путь соединяет Россию и КНР. // http://economy.gov.ru/minec/press/interview/2015082704

3. Токарев А. Между великими. На прошлой неделе прошли заседания первого Астанинского клуба. // http://www.kommersant.ru/doc/2856962

4. Бордачев Т. Новое евразийство. // http://www.globalaffairs.ru/number/Novoe-evraziistvo-17754

 

Оцените статью:

  4 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги