Великобритания проголосовала за выход страны из состава ЕС. Какие перспективы ждут Евросоюз в ближайшие 5–10 лет?

Результаты опроса
Архив опросов


Ближний Восток // Аналитика

25 ноября 2015

От сбитого самолета к Большому Ближнему Востоку: версии произошедшего в Турции

Ильшат Саетов К.полит.н., научный руководитель Центра исламоведения Фонда Марджани, эксперт РСМД
Фото:
EPA / MIKHAIL KLIMENTYEV / RIA NOVOSTI

Инцидент со сбитым 24 ноября 2015 г. российским самолетом на границе Сирии и Турции стал самой обсуждаемой темой во всем мире. Однако подобное событие не такая уж неожиданность для специалистов. От властей страны, которые совершают весьма специфические действия в последние несколько лет, можно ожидать чего угодно.

Вряд ли стоило считать лучшим контрагентом правящую турецкую партию, которая ради результата на выборах готова шантажировать собственный народ террором. При ее попустительстве Турция давно превратилась в перевалочный пункт снабжения оружием и людьми самых разнообразных группировок на территории Сирии и Турции. Она отмывает сотни миллиардов долларов иранских денег (в том числе через Россию) и позволяет ИГ продавать нефть через контрабандистов. Как-то странно ожидать понимания от государства, которое приняло закон о том, что ввоз любых денег в Турцию легален, и закрывает половину бюджетного дефицита при помощи черного нала неизвестного происхождения. Тем не менее многие эксперты буквально недавно клялись, что лучшего варианта в Турции для России нет.

Цель у этих действий одна — подлечить отношения с Западом, а именно сблизить свои позиции с НАТО и испортить связи с Россией.


REUTERS/Umit Bektas
Ильшат Саетов:
От электората к «Халифату»

Юридическая подоплека событий с самолетом представляет интерес скорее для правоведов. Россия говорит, что самолет не залетал на территорию Турции. Турецкие военные поделились картой, судя по которой самолет все же залетел, но на 5-10 секунд. Это все не так важно — в таких условиях никто самолеты не сбивает. Сами же турки постоянно нарушают воздушное пространство Греции, Ирака, Сирии, и руководители страны не раз говорили, что это нормально, ничего страшного. Самолет сбили явно преднамеренно. Кроме самого факта обстрела, который не мог произойти между дружественными странами, какими буквально позавчера были Россия и Турция, много других признаков. Например, двое журналистов правительственной Анадолу Ажанс, которые именно в этот момент прогуливались по границе с профессиональным оборудованием в руках — один с фотоаппаратом, другой с видеокамерой. Или та решимость, с которой турецкий Генштаб моментально подтвердил участие турецких ВВС в обстреле российского самолета. Российская реакция была сначала очень дипломатичной и оставляла большое поле для маневра — турки могли попытаться свалить дело на сирийских повстанцев, скажем, или самое простое — объявить это нелепой случайностью и принести извинения. Однако турецкие власти четко заявили, что это именно вооруженные силы государства сбили самолет. Уже после этого последовали жесткие заявления Владимира Путина и МИД России.

Российская реакция была сначала очень дипломатичной и оставляла большое поле для маневра — турки могли попытаться свалить дело на сирийских повстанцев, скажем, или самое простое — объявить это нелепой случайностью и принести извинения.

Цель, по всей видимости, у этих действий одна — подлечить отношения с Западом, а именно сблизить свои позиции с НАТО и испортить связи с Россией. Также показать России, что воевать в Сирии, небезопасно, что лучше не действовать самостоятельно. В том, что это событие было приурочено к визиту С. Лаврова 25 ноября 2015 г., нет никаких сомнений. Министр иностранных дел должен был вылетать именно 24 ноября, и самолет из Сочи чуть ли не воздухе разворачивался. Что касается туркмен, о существовании которых россияне узнали только после событий, то Р. Эрдогану, по большому счету, они всегда были неинтересны. Риторика о них нужна лишь для привлечения националистического электората.

Кто поставил себе цель сбить самолет? Решение о военных операциях принимаются очень узким кругом лиц. Скорее всего, приказ отдал сам президент Реджеп Эрдоган. Его собственное выступление, заявление премьера Ахмета Давутоглу, созыв послов стран НАТО говорят именно в пользу этой версии. Менее вероятно, но также возможно, что Генштаб таким образом проявил инициативу и убедил президента Турции выправить турецкий прозападный курс, который иногда виляет. Заодно показал свое политическое присутствие, если это было сделано несогласованно.

Кстати, многие уже забыли об операциях «Эргенекон», этого «параллельного государства» в среде турецких военных, разведки, судей, профессуры и т.д. Однако, судя по всему, выпустив после коррупционных скандалов всех фигурантов дела из тюрьмы, Р. Эрдоган заключил с этой влиятельнейшей группировкой, у которой тесные связи с армией, временное перемирие. Он может звучать как «Вы не трогаете меня и моих людей, публикуете данные о коррупции, а я не трогаю вас и буду бороться с неугодными для вас мусульманскими общинами». Как известно, «Эргенекон», аналог итальянского Gladio и других подобных организаций, был создан структурами НАТО для противодействия СССР. После развала последнего они в Турции переключились на борьбу с исламскими проявлениями, и строили планы по свержению самого Р. Эрдогана. Возможно, сейчас, после перемирия, НАТО использует и эту группировку внутри страны и для других целей.

Нельзя, например, забывать про американский проект Большого Ближнего Востока, где большая роль отведена Курдистану в разных вариациях. Если возникнет большая напряженность в регионе (а сбитый самолет — явный призыв к этому), там могут появиться войска НАТО и напрямую обеспечить создание курдского коридора по всей границе Турции с Сирией, с выходом к морю с одной стороны, и границей Ирака с Ираном, с другой. После отнятия у ИГ (или полного его уничтожения) нефтяных областей и заводов это предполагаемое государство может стать самым верным союзником Запада. Также это новообразование будет служить буфером между Турцией и остальным суннитским миром, также всегда держать Турцию в напряжении с ее курдским населением, составляющим до 20% всех граждан страны. И, безусловно, создавать прямую угрозу для Ирана, где живет более 5 млн курдов.

Если возникнет большая напряженность в регионе (а сбитый самолет — явный призыв к этому), там могут появиться войска НАТО и напрямую обеспечить создание курдского коридора по всей границе Турции с Сирией, с выходом к морю с одной стороны, и границей Ирака с Ираном, с другой.

Нельзя исключить и то, что решение сбить российский самолет было продиктовано особенностями психологии Р. Эрдогана. Очень часто мы ищем в политических действиях рациональные причины, тогда как они оказываются в другой, эмоциональной, плоскости обид, комплексов, желания самоутвердиться, мании величия. Другое дело, что анализировать это — дело совсем неблагодарное и малоперспективное.

Как бы то ни было, России теперь нужно понять, с какого рода политиками она имеет дело в Турции, и как реагировать. Вряд ли стоит отвечать симметрично, призыв туристам не ездить в Турцию и заявление С. Лаврова о том, что Россия не собирается воевать с Турцией — показатель того, что этого и не будет. В то же время не стоит идти из-за этого инцидента еще на большую конфронтацию с Западом, никто от этого не выиграет. Сейчас не время решений, продиктованных чувствами.

Оцените статью:

  43 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги