Какой стратегии должна придерживаться Россия в сфере международного сотрудничества в Арктике?

Результаты опроса
Архив опросов

Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Ближний Восток // Аналитика

18 ноября 2015

Сирийский конфликт: позиции России и стран ССАГПЗ

Борис Долгов Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН
Омар Махмуд Исследователь и аналитик Центра стратегических, международных и энергетических исследований («Дерасат») Бахрейна
Фото:
EPA/YOUSSEF BADAWI
Дамаск, 16 октября 2015 г.

Кризис в Сирии обостряется. По различным оценкам, число погибших превысило 300 тысяч человек, а миллионы стали беженцами. Конфликт достиг поистине международного масштаба не только в связи с тем, что к нему приковано внимание дипломатов из множества стран, но и ввиду удивительного разнообразия иностранных войск, которые официально и неофициально были вовлечены в военные действия на территории Сирии.

За пять лет, прошедших с начала кризиса, конфликт претерпел несколько трансформаций, что вызвало существенные изменения в стратегическом раскладе сил. Последним важнейшим событием стало формальное вмешательство в конфликт российских ВВС. Все это произошло в условиях, когда долгосрочная роль основных игроков в регионе — США, России, Саудовской Аравии и Ирана — остается неопределенной.

Российские специалисты и эксперты Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) хорошо знакомы с точкой зрения Ирана и Запада по поводу сирийского кризиса. Однако поскольку диалог между Россией и ССАГПЗ находятся в стадии зарождения, они гораздо хуже осведомлены о том, что думает о развитии событий в регионе другая сторона. Настоящий отчет призван заполнить этот информационный пробел, представив мнения России и ССАГПЗ по данному вопросу, озвученные исследователями, специализирующимися на вопросах стратегического развития государств Персидского залива.

Мнения, выраженные в отчете, являются мнениями авторов и могут не отражать взгляды организаций, которые они представляют, или правительств соответствующих стран.

Точка зрения РФ

Борис Долгов, Институт востоковедения РАН

Вооруженный конфликт в Сирии между сирийским режимом и радикальной оппозицией, наряду с действиями «Исламского государства» (ИГИЛ), спровоцировал главный военно-политический кризис на Ближнем Востоке. События в Сирии также привели к одному из самых острых глобальных конфликтов с участием всех крупных мировых держав. Ведущие страны НАТО и Европейского союза (ЕС), Россия, Китай и ключевые региональные игроки — Турция, Иран, Израиль, страны ССАГПЗ и арабские государства, граничащие с Сирией — сосредоточили свое внимание на сирийском конфликте.

Кризис может считаться частью «арабской весны», хотя и в очень специфическом контексте. В таких странах, как Тунис, Египет и Йемен все причины социального конфликта, которые привели к событиям «арабской весны», имели внутреннее происхождение. Среди них, например, были обострение социальных и экономических проблем, коррупция среди правящих элит, которые оставались у власти на протяжении десятилетий, а также отсутствие реальной демократической свободы.

Однако в Сирии, где также в определенной степени существовали такие внутренние проблемы, основными причинами продолжающегося кризиса стали внешние факторы. В частности, большинство вооруженных антиправительственных групп являются иностранными наемниками, которых поддерживают внешние игроки, стремящиеся использовать внутренний конфликт в Сирии для реализации собственных стратегических целей. В результате этого в настоящее время на территории Сирии ведут действия более тысячи вооруженных антиправительственных групп, включающих более 70 тысяч человек [1]. Из них десятки тысяч являются иностранными наемниками, а большинство составляют экстремисты из более чем 80 стран, в том числе мусульманских государств, ЕС, США, России и Китая (мусульмане-уйгуры). Данная ситуация превратила Сирию в очаг радикального исламизма, а его самые экстремистские представители (ИГИЛ) стремятся проникнуть на территорию соседних стран и создать там «халифат».

В конце сентября 2015 года российские ВВС начали бомбардировки позиций ИГИЛ в Сирии. Эти операции были санкционированы президентом РФ, который, в свою очередь, получил одобрение Совета Федерации в ответ на запрос российской военной помощи от президента Сирии Башара Асада. Военная экспансия ИГИЛ в Сирии и Ираке, а также наступление исламистских групп, связанных с ИГИЛ, и военные действия в северном регионе Афганистана вблизи афгано-таджикской границы послужили основными катализаторами решения России нанести авиаудары по позициям ИГИЛ. Рост нестабильности в Афганистане создал реальную угрозу проникновения исламистских боевиков на территорию Таджикистана и даже России. Кроме того, по официальной российской статистике, подтвержденной властями, число исламистских боевиков российского происхождения, вступивших в ряды ИГИЛ, возросло примерно до 2,4 тысяч человек [2]. Есть указания на то, что некоторые из них уже незаконно вернулись в Россию, где они представляют потенциальную угрозу государственной безопасности.

Следует отметить, что военные действия возглавляемой США коалиции, направленные против ИГИЛ, которые длятся более года, не помешали этой организации создать государственные структуры и получить под свой контроль новые территории. Очевидно, что усилия США и их союзников по коалиции направлены не на подавление ИГИЛ, а на свержение сирийского лидера Башара Асада путем предоставления поддержки сирийской вооруженной оппозиции. Президент России Владимир Путин высказался по этому вопросу в ходе 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2015 года, а также во время сессии Международного дискуссионного клуба «Валдай» месяц спустя, заявив, что Запад и его союзники пытались использовать «некоторые экстремистские группы для свержения неугодных режимов» [3].

На сегодняшний день операции российских ВВС, направленные на поддержку сирийских вооруженных сил в их борьбе против ИГИЛ, дали заметные результаты: разрушены командные пункты, тренировочные лагеря, склады оружия с боеприпасами и горючим и оружейные заводы, уничтожены сотни исламистских боевиков. При поддержке российских ВВС сирийская армия перешла к наступательным действиям и вынудила боевиков ИГИЛ покинуть населенные районы вблизи Хомса, Хамы, Латакии, Дайр-эз-Заура, Идлиба и Алеппо [4].

EPA / JASON SZENES / Vostock Photo
Игорь Иванов:
Доктрина Путина

Однако усилия России по противодействию ИГИЛ не являются самоцелью. Руководство России и Министерство иностранных дел рассматривают ликвидацию ИГИЛ и других экстремистских групп в качестве предпосылки для продвижения политического процесса в целях разрешения сирийского кризиса и стабилизации ситуации на Ближнем Востоке в более широком контексте [5]. Для этого как Россия, так и Башар Асад согласны даже взаимодействовать с той частью сирийской вооруженной оппозиции, которая готова сотрудничать в борьбе против ИГИЛ: Свободной армией Сирии [6]. Следует также отметить, что нынешние действия России в Сирии пользуются пониманием и поддержкой российского общества. По данным, «Всероссийского центра изучения общественного мнения» («ВЦИОМ»), уровень поддержки президента России среди российских граждан возрос до 90% с начала российских авиаударов в Сирии [7].

Очевидно, что радикальные экстремистские группы, прежде всего ИГИЛ, угрожают стабильности, национальной безопасности и территориальной целостности не только Сирии, но и других стран региона, в том числе Ирака, Иордании, Ливана, Египта, стран ССАГПЗ, Турции и даже Израиля. Руководство ИГИЛ озвучило цели расширения своего присутствия на территории указанных государств, а также Средней Азии, и пригрозило «освободить» некоторые регионы России (Северный Кавказ, Татарстан и Поволжье на юге России). Учитывая данные угрозы, становится очевидным, что искоренение радикального исламизма и предотвращение распространения терроризма в регионе — главные цели, которые преследует Россия при нанесении авиаударов в Сирии — являются важнейшими задачами для выработки политического решения конфликтов на Ближнем Востоке. Именно в контексте этих целей необходимо интерпретировать недавние встречи и переговоры между президентом и министром иностранных России, с одной стороны, и министром обороны Саудовской Аравии и премьер-министра Объединенных Арабских Эмиратов, с другой.

Кроме того, следует отметить, что действия России в Сирии пролили свет на основные цели, преследуемые вовлеченными в сирийский конфликт государствами региона, что привело к столь заметной поляризации: страны, стремящиеся восстановить стабильность на Ближнем Востоке путем ведения реальной борьбы против террористических групп и защищающие суверенитет и территориальную целостность государств региона, поддержали действия России. Сюда относятся Сирия, Ирак, Иран, Египет, национальные патриотические силы Ливана и Иордания.

С другой стороны, руководство стран, которые преследуют исключительно свои политические цели интересов и стремятся использовать для этого сирийский конфликт (и, в частности, радикальных исламистов), наносят вред собственным национальным интересам.

Россия в Сирии.
Эксперты РСМД Геворг Мирзаян и
Василий Кузнецов в рубрике "Дебаты РСМД"

Возможно, такая ситуация возникла из-за отсутствия понимания политической ситуации в регионе, недооценки угрозы, исходящей от радикального исламизма, и приоритета краткосрочных выгод. Увеличение числа радикальных суннитских групп, таких как ИГИЛ, которые открыто угрожают «войти в Мекку и Медину», может привести к распространению террористической деятельности в Саудовской Аравии и других странах ССАГПЗ, а также их дестабилизации.

С другой стороны, существует реальная возможность прийти к консенсусу с Ираном относительно того, как разрешить сирийский кризис, особенно принимая во внимание тот факт, что иранское руководство неоднократно говорило о такой перспективе. Судя по всему, Турция, как и Саудовская Аравия, в равной степени надеется на то, что неофициальная поддержка суннитских групп поможет им прийти к власти в Сирии, что соответствовало бы турецким религиозным и политических интересам, предусматривающим повышение влияния Анкары в регионе. Стратегия Турции соответствует ее доктрине «неоосманизма», поддерживает борьбу с Ираном за региональное лидерство, поднимает вопрос о возможности присоединения части сирийской территории (бывший Александреттский санджак), на которую претендует Турция, и призывает к борьбе против курдского «сепаратизма» (в которой Турция готова использовать радикальных исламистов).

Однако представляется, что, как и Саудовская Аравия, Турция недооценивает угрозу, исходящую от экстремистских групп, которые своими действиями уже серьезно дестабилизировали ситуацию в турецких регионах, граничащих с Сирией. В этих регионах в настоящее время скопилось большое число сирийских беженцев, в том числе джихадистов и преступников. Более того, в Турции набирают силу протестные движения, учитывая широкое недовольство турецкой официальной политикой по отношению к сирийскому кризису и курдской проблеме, которая может быть разрешена путем политических переговоров.

Подводя итог, можно сказать, что российские действия в Сирии, сопровождающиеся конкретными политическими предложениями Москвы, изначально направленными на создание единого фронта в борьбе против терроризма в ближневосточном регионе, а затем на обеспечение постепенного политического решения региональных конфликтов, имеют своей целью стабилизацию ситуации в регионе в интересах всех его стран, в том числе государств ССАГПЗ.

Точка зрения ССАГПЗ

Омар Махмуд, Центр стратегических, международных и энергетических исследований («Дерасат») Бахрейна

В последнее время между Москвой и другими ключевыми игроками в зоне сирийского конфликта состоялось множество встреч и телефонных переговоров. За последние десять дней президент РФ Владимир Путин дважды связывался по телефону с королем Саудовской Аравии Салманом; не стоит забывать и множестве встреч, которые состоялись с начала российской интервенции в Сирию и до нее. По мнению большинства комментаторов, российское вмешательство полностью изменило и усложнило динамику сирийского конфликта. Выяснилось, что кризис в Сирии разрешить весьма непросто: иранские союзники Асада пошли ва-банк, Запад (в основном США) бездействует, а страны Персидского залива оказывают поддержку умеренным повстанцам.

За последние десять лет многие страны ССАГПЗ предприняли усилия по улучшению отношений с Россией. Такая стратегия была вызвана, помимо прочего, представлением о том, что США в последнее время снижали свою роль в регионе, вследствие чего страны ССАГПЗ стремились расширить свое стратегическое партнерство с другими ключевыми международными игроками. Сама Саудовская Аравия подписала инвестиционный договор с Россией на сумму 10 миллиардов долларов США; кроме того, продолжается сотрудничество между двумя странами в сфере развития ядерной инфраструктуры [8].

Несомненно, в настоящее время наблюдается позитивная динамика развития отношений между странами ССАГПЗ и Россией. Улучшение отношений между двумя блоками было положительно оценено жителями региона Персидского залива, многие из которых приветствовали сотрудничество с Россией в качестве отхода от США. Саудовская Аравия также высказала заинтересованность в приобретении российских оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-Э» [9], фрегата «Тигр», систем ПВО, а также иной военной техники и оборудования. По имеющимся сведениям, Бахрейн также заинтересован в закупке ЗРК ближнего действия «Панцирь-С1» [10]. Многие обозреватели назвали интерес к российской военной технике и оборудованию, а также коммерческие соглашения «пряниками», которые, как ожидается, смогут убедить Россию пересмотреть некоторые из своих альянсов.

Однако с точки зрения стран ССАГПЗ, главный камень преткновения, который мешает раскрыть потенциал этих отношений, — это отношения между Россией и Ираном. Ситуация только усугубилась в контексте сирийского конфликта. По результатам недавнего опроса общественного мнения, вступив в конфликт на стороне Башара Асада, Россия приобрела множество противников в Саудовской Аравии [11].

Страны ССАГПЗ стремились урегулировать конфликт различными средствами с самого начала протестов на территории Сирии. Государства ССАГПЗ сыграли различные роли в этом процессе на разных уровнях прямого и косвенного взаимодействия. Саудовская Аравия и Катар [12] инвестировали наибольший политический и экономический капитал; предоставляя сотни миллионов долларов в качестве помощи и помогая финансировать различные группировки умеренной оппозиции в их борьбе против сирийского правительства.

Другие четыре государства, входящие в состав ССАГПЗ, до сих пор играли роль, скорее, посредников и благотворителей, помогая сирийцам, испытывающим все тяготы военного конфликта. Так, Кувейт является сегодня одним из крупнейших в мире доноров после ЕС и США [13], который пообещал выделить свыше 500 млн долларов на гуманитарную поддержку населения Сирии и ее беженцев. Оман, со своей стороны, продолжает посредническую политику, избегая прямого участия в текущих конфликтах в регионе. Кроме того, Оман является единственным государством ССАГПЗ, которое поддерживает дипломатические и политические отношения с Сирией. Изначально, на заре развития сирийского конфликта, ССАГПЗ ставил перед собой задачу примирить правительство Сирии с населением страны и принять участие в инклюзивном политическом процессе, который мог бы положить конец боевым действиям и проторить путь к миру. Однако по мере роста числа жертв среди мирных граждан, погибших в результате военных действий сирийского правительства, и в условиях начавшейся дезинтеграции страны подобный призыв к политическому урегулированию конфликта потерял свою былую осуществимость и практичность.

Сирия стала своеобразным барьером в отношениях между Россией и странами ССАГПЗ. Преимущество России, особенно в Сирии, состоит в том, что она не Иран, а значит, воспринимается, как, пожалуй, более гибкий участник в поиске потенциального решения конфликту. Нет никаких сомнений в том, что взгляды ССАГПЗ о режиме Башара прямо противоположны российским; тем не менее государства Персидского залива будут скорее сотрудничать с Россией, чем участвовать в переговорах с Ираном.

Недавние действия России отрицательно сказались на ее отношениях с Саудовской Аравией, усугубление которых может произойти в случае дальнейшего участия обеих сторон в конфликте. Возросшая поддержка умеренной сирийской оппозиции уже оказала весьма заметное воздействие на местах. Несмотря на возобновление наступления вооруженных сил Башара и Ирана и непрекращающиеся бомбардировки российской военной авиации, объектами которых являются умеренные повстанцы, последним в основном удается ценой невероятных усилий удерживать свои позиции [14].

На первый взгляд, и по мнению ССАГПЗ, вполне понятно, чью сторону в этой гражданской войне занимает Россия. На текущий момент свыше 30 боевых самолетов и вертолетов постоянно наносят удары по сирийской оппозиции [15]. Кроме того, на российских военно-морских базах ВМФ в порах Тартус и Латакия находится около 2000 военнослужащих, выполняющих небоевые задачи.

Страны ССАГПЗ, главным образом Саудовская Аравия и Катар, высказали свои возражения по поводу участия Асада в принятии любых решений по конфликту. Так, Саудовская Аравия и Соединенные Штаты пообещали усилить поддержку умеренной сирийской оппозиции, увеличив поставки противотанковых управляемых ракет TOW для использования в боях с правительственными танками и войсками [16]. Благодаря растущему числу ПТУР TOW бойцам сирийского сопротивления удалось ослабить наступление Асада и воздушные удары российской авиации, наносимые в поддержку Асада и его союзников.

IHS Conflict Monitor
Авиаудары России и коалиции США по
сирийским территориям с 01 сентября по
26 октября 2015 г.

Более того, вопреки российским СМИ и заявлениям России о ее прямом участии в сирийской конфликте, события на местах говорят об обратном. Удары российских ВВС до сих были нанесены в основном не по ИГИЛ, а по другим повстанческим группировкам. На приведенной выше карте, составленной IHS Conflict Monitor, четко показано, что большинство авиаударов России не затронуло территорию ИГ. Так, официально отмечалось, что 85 % этих атак было нацелено на другие мятежные группы. Подобная тактика России имела ряд довольно серьезных последствий для хода развития конфликта. Действия российских ВВС в поддержку Асада и его союзников способствовали небывалому объединению различных групп повстанцев. В свою очередь, ИГ, ставшее одной из главных причин участиях России в конфликте, использовало сложившийся хаос в регионе для атаки различных групп сирийского сопротивления и захвата большей территории.

Кроме того, российские авиаудары затронули гражданское население Сирии, находящееся в зоне военных действий. По данным гуманитарной организации «Врачи без границ», Россия умышленно или неумышленно уничтожила 12 объектов здравоохранения и больниц с начала своей интервенции [17], ликвидировав тем самым жизненно важную и необходимую для мирного населения медицинскую инфраструктуру. Атаки российских ВВС также вынудили многих сирийских граждан покинуть свои места проживания и привели к резкому росту числа беженцев. По данным некоторых источников, по меньшей мере 70 000 человек были вынуждены покинуть Алеппо [18].

Наступательные действия России и реальная возможность того, что повстанцы долго не смогут держать оборону, оказывают серьезное давление на Саудовскую Аравию, Катар и Турцию. Эти три государства были, как правило, весьма активны с первых дней возникновения конфликта и оказали бойцам сирийского сопротивления политическую и экономическую помощь в значительных объемах. Однако если из-за риска понести серьезные потери страны ССАГПЗ не станут усиливать свою поддержку умеренной сирийской оппозиции, выступающей против режима Башара, и тем самым позволят Ирану достичь поставленных целей, потенциальная ответная реакция их местного населения может создать серьезные проблемы. Много разговоров и слухов велось вокруг того, что умеренные повстанцы получают поставки MANPAD (переносные ЗРК) [19]; однако если бы данный факт имел место быть, перспективы развития конфликта в очередной раз изменились бы коренным образом с возникновением вполне реальных угроз не только для российский ВВС в Сирии, но и для населения России, которое уже в полной мере ощутило последствия экономических санкций и снижения цен на нефть.

Для многих ключевых государств, прямо или косвенно участвующих в данном военном конфликте, последний, как и многие другие проблемы региона, превратился в игру «кто кого». Для стран ССАГПЗ режим Асада является продолжением политики Ирана, а потому они будут всячески противиться любому решению, принятому с учетом его интересов. Сирийский конфликт представляет собой часть великой игры, разворачивающейся сегодня в ближневосточном регионе, которая все больше превращается в межконфессиональное столкновение и в которой Россия решила принять непосредственное участие. Масла в огонь подлила и Русская православная церковь, которая назвала интервенцию России как «священную войну», что воскресило в памяти провальную кампанию российских ВВС в Афганистане [20]. Это заявление не только активизировало многие происламистские группы сирийских повстанцев, но и послужило причиной для возникновения в регионе призывов противостоять агрессии России.

На текущий момент России удалось добиться краткосрочного успеха за счет нескольких тактических ходов, однако эта ситуация может для нее радикальным образом измениться, если ее действия не достигнут своих целей. Приняв прямое участие в конфликте, Россия тем самым обеспечила себе одну из главных ролей в обсуждении вопросов, касающихся Сирии и политики Асада. Кроме того, она в очередной раз обратила внимание на бездействие США и, использовала его для расширения своего влияния в регионе. Последние переговоры в Вене показали, что Россия наделила себя огромным влиянием – пока без особых на то усилий и ко всеобщему недовольству других сторон. К тому же, по мнению ключевых стран Персидского залива, нанося удары по повстанцам, Россия стремится изменить ход решения конфликта, сведя выбор до двух альтернатив – Асад или ИГ. Подобная тактика весьма рискованна для России, поскольку государства Персидского залива и Турция будут противиться любым попыткам такого исхода, что, в свою очередь, может привести к дальнейшему усугублению ситуации. Активные авиаудары российских ВВС пока приостановили любые попытки переговоров о создании безопасных зон. И хотя Россия временно провозгласила себя ведущей силой в этом затянувшемся конфликте, серьезность потенциальных последствий такого решения весьма велика.

Путин должен понять, что, несмотря на готовность стран ССАГПЗ улучшить существующие с ней отношения, любое усугубление конфликта может привести к их серьезному нарушению. В последнее время многие из государств ССАГПЗ приняли на вооружение более жесткий внешнеполитический курс и не позволят Асаду или Ирану завоевать выигрышные позиции. Кроме того, конфликт и хаос, созданные в Сирии режимом Асада и Ираном, способствовали эффективному становлению ИГ как террористической группы в ее современном виде, которая стоит за атаками в Саудовской Аравии и Кувейте. Не стоит забывать и о резне, которую оно устроило в Сирии и Ираке. Боевые действия России наряду с разрухой, вызванной политикой Асада и его иранских союзников, служат благоприятной почвой для распространения влияния таких террористических группировок, как ИГ, повышая угрозу безопасности для всех без исключения государств в регионе.

Islamic Republic News Agency
Елена Мелкумян, Андрей Дербенев,
Омар Махмуд:
Иран — клин в отношениях России и
стран ССАГПЗ?

Из всех стран ССАГПЗ Саудовская Аравия играет сегодня одну из важнейших ролей в конфликте. Даже после проведения последних переговоров в Вене ее взгляды на конфликт не изменились – Башар аль-Асад должен немедленно покинуть свой пост. Такая сильная и бескомпромиссная позиция создает ряд дилемм как для самой Саудовской Аравии, так и для России. Для Саудовской Аравии, которая очень активно озвучила собственные взгляды на ситуацию, любые попытки пойти на попятную будут весьма негативно восприняты ее сторонниками и народом Сирии, что вынуждает ее усилить свою открытую и негласную поддержку умеренной сирийской оппозиции.

В последнее время Россия ввязалась в целую серию конфликтов, а потому ей следует соблюдать осторожность, чтобы не переусердствовать. Россия должна понимать, что она не может открыто поддерживать Иран и Сирию и одновременно сохранять теплые взаимоотношения с другими государствами Персидского залива. Пока Россия остается в выгодном положении относительно других участников конфликта, ей необходимо оперативно найти решение в сложившейся ситуации, которое удовлетворит все стороны, чего ей добиться пока не удалось.

1. Интервью премьер-министра Сирии Ваиля аль-Хальки корреспондентам российских информационных агентств «РИА Новости» и «Спутник». РИА Новости. 21.07.2015

2. Заявление Главы Федеральной службы безопасности Александра Бортникова. Телеканал «Россия 24». 30.09.2015

3. Выступление президента России Владимира Путина на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Телеканал «Россия 24». 1.10.2015

4. Заявление представителя Министерства обороны РФ о результатах операций российских ВВС в Сирии. Телеканал «Вести». 18. 10.2015

5. Заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в интервью телеканалу «Россия-24». 4.10.2015

6. Речь президента РФ Владимира Путина на сессии Международного дискуссионного клуба «Валдай». «Евроньюс». 22.10.2015

7. Данные ВЦИОМ по результатам опроса о действиях российских ВВС в Сирии. Телеканал «Россия-24». 24.10.2015

8. http://www.wsj.com/articles/saudi-arabia-to-invest-up-to-10-billion-in-russia-1436198674?alg=y

9. http://www.janes.com/article/53593/saudi-arabia-s-unlikely-russian-arms-deals

10. http://www.armyrecognition.com/october_2015_global_defense_security_news_uk/
bahrain_shows_interest_to_purchase_russian_pantsir-s1_short-range_air_defense_system_12810154.html

11. http://www.fikraforum.org/?p=7907#.Vi5fuoS2OHp

12. http://www.businesinsider.com/saudi-arabia-qatar-and-turkey-are-getting-serious-about-syria--and-that-should-worry-assad-2015-5

13. http://www.theguardian.com/global-development/2015/mar/31/us-eu-kuwait-pledge-more-than-2bn-aid-syrians-un

14. http://www.ft.com/cms/s/0/0eb2e124-7974-11e5-933d-efcdc3c11c89.html#axzz3qSYebNZj

15. http://www.bbc.com/news/world-asia-34411477

16. http://www.huffingtonpost.com/charles-lister/russias-intervention-in-s_b_8350266.html

17. http://www.aljazeera.com/news/2015/10/hundreds-killed-russian-air-strikes-syria-151029130146883.html

18. http://www.bbc.com/news/world-middle-east-34570938

19. http://www.thedailybeast.com/articles/2015/10/20/can-manpads-be-controlled-in-syria.html

20. http://www.al-monitor.com/pulse-originals/2015/10/church-holy-war-russia-syria-lebanon.html

Оцените статью:

  8 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги