Приоритетное развитие каких областей требуется для превращения России в ведущую мировую державу? Отметьте не более 5 пунктов

Результаты опроса
Архив опросов

Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Европа // Аналитика

09 сентября 2015

«Афроэстонцы» и «арабская Варшава»: Почему Восточная Европа не рада мигрантам

Вадим Трухачёв К.и.н., преподаватель кафедры зарубежного регионоведения РГГУ, специалист по странам Центральной и Восточной Европы
Фото:
REUTERS/Ints Kalnins
Памятник Свободы в Риге

Эпоха национальных государств в Прибалтике, Центральной и Юго-Восточной Европе подходит к концу.

В апреле 2015 г. Еврокомиссия выступила с предложением ввести специальные квоты на прием беженцев. Поводом стал резкий всплеск миграции из стран Азии, Африки и Ближнего Востока, с которым страны Западной и Южной Европы уже не справляются. 29 апреля соответствующее решение принял Европарламент, а затем — главы государств и правительств стран ЕС. В итоге на свет появилось распоряжение, сколько мигрантов какое государство обязано у себя приютить.

Наибольшее недовольство таким поворотом событий выразили в странах ЦВЕ. О своем нежелании принимать мигрантов заявляли президент Чехии Милош Земан, премьер-министры Венгрии и Словакии Виктор Орбан и Роберт Фицо, многие другие политики государств Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. И понять их можно.

«Обочина» миграционных процессов

Если посмотреть на состав населения государств, вошедших в Евросоюз в XXI веке, бросается в глаза невысокий процент иммигрантов. По данным на 2010 г. (до «арабской весны», войн в Ливии и Сирии, вызвавших массовый исход населения в Европу), относительно значительное присутствие мигрантов было только в Чехии и Словении (по 4% населения). В других странах картина выглядела следующим образом: Болгария — 0,3%, Венгрия — 2%, Литва — 1,1%, Польша и Румыния — 0,1%, Словакия — 1,2%, Хорватия — 0,8%.

Особняком стояли Латвия (17,4%) и Эстония (15,9%). Данные цифры превышали показатели Австрии (10,5%), Германии (8,7%), Франции (5,6%), Финляндии (2,9%). Однако значительная часть этой цифры приходилась на «неграждан». Если же брать непосредственно иностранцев (не родившихся и не проживавших на территории прежних Латвийской ССР и Эстонской ССР), то речь идет о нескольких процентах населения, преимущественно гражданах России. Выходцев из стран Азии и Африки в Латвии и Эстонии — менее одного процента.

В то время как государства Западной Европы принимали выходцев из Азии и Африки, в их городах появлялись огромные иммигрантские гетто, страны ЦВЕ продолжали строить типично национальные государства. И до поры до времени они имели такую возможность — благо, мигранты в них не стремились.

Если взять Чехию — там значительную долю иммигрантов составят близкородственные словаки. В Словении подавляющее большинство иммигрантов — выходцы из других, менее благополучных республик бывшей Югославии. В Польше крупнейшая группа приезжих — украинцы, в Румынии — тоже весьма близкие к коренному населению молдаване. Нигде процент выходцев из Азии и Африки не превышает 1%.

Весьма красноречива и религиозная карта региона. Только в Болгарии отмечается высокий процент мусульман — более 10%. В Словении их доля составляет менее 3%, в других государствах Восточной Европы не дотягивает и до 1%. При этом подавляющее большинство болгарских мусульман — не иммигранты, а веками живущие на территории страны турки и помаки (болгароязычные мусульмане). В Словении большинство мусульман — бывшие соотечественники из Боснии и Герцеговины, говорящие на родственном словенскому языке.

Reuters
Митинг против мигрантов в Риге, август 2015 г.

Данные цифры резко контрастируют c тем, что происходит в Западной Европе (где последователи ислама — почти исключительно выходцы из стран Азии и Африки). Только в Ирландии, Португалии и Финляндии процент мусульман сходен с восточноевропейским. По данным на 2010 г., во Франции их доля составляла 7,5%, в Австрии — 5,7%, в Германии — 5%, в Швеции — 4,9%. В остальных странах речь также шла о нескольких процентах.

Таким образом, Восточная Европа долго оставалась в стороне от «миграционного вала». В то время как государства Западной Европы принимали выходцев из Азии и Африки, в их городах появлялись огромные иммигрантские гетто, страны ЦВЕ продолжали строить типично национальные государства. И до поры до времени они имели такую возможность — благо, мигранты в них не стремились.

Бедные страны мигрантам не интересны

Причин, по которым бывшие социалистические страны не интересовали мигрантов из Азии и Африки, несколько. Одна из них — языковая. Языки стран ЦВЕ не относятся к числу распространенных. В странах Северной Европы, языки которой тоже не очень распространены, высок процент владеющих английским. В Восточной Европе им не обойдешься, им владеют куда хуже.

Однако главный мотив нежелания ехать в страны «новой» Европы — экономический. Достаточно посмотреть на ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (средний по ЕС показатель принят за 100%). В Болгарии он составляет 45%, в Румынии — 54%, в Хорватии — 59%, в Латвии — 64%, в Венгрии и Польше — 68%, в Эстонии — 73%, в Литве — 74%, в Словакии — 76%. Для сравнения: в беднейших странах «старой» Европы — Греции и Португалии — он составляет 72 и 78% соответственно. В Германии, Франции, Швеции и других развитых государств ЕС он явно превышает средний по ЕС.

POLAND OUT / RAFAL GUZ
Митинг против мигрантов в Варшаве, июль 2015 г.

В Чехии и Словении данные цифры побольше — 84 и 83%. Как следствие — и процент мигрантов в них выше, чем в Польше, Венгрии или Латвии. Но всё равно показатели самых развитых социалистических стран не дотягивают до средних по ЕС. Да и доходы в них существенно ниже. Так, средний размер зарплаты в Чехии в 2013 г. составлял 759 евро, а в соседней Австрии — 2123 евро.

Сами жители стран Восточной Европы стремятся уехать на заработки за рубеж. В странах Западной Европы работают миллионы поляков и румын, сотни тысяч жителей Болгарии, Венгрии, Словакии, Хорватии, стран Прибалтики [1]. Таким образом, большинство стран ЦВЕ не могут в полной мере могут обеспечить работой и должным уровнем социальной защиты собственных граждан. А теперь они вынуждены еще и искать средства на содержание мигрантов.

Политическая неготовность к мультикультурализму

Кроме экономических, существуют и иные причины того, почему в странах Восточной Европы не высокий процент выходцев из Азии и Африки. Они кроются в особенностях новейшей истории этих государств. Все они появились на карте мира относительно недавно.

Недавнее обретение независимости неминуемо означает определенную степень национализма, желание подчеркнуть свое «я» и обособиться от других. Практически во всех государствах региона существуют проблемы с национальными меньшинствами. В странах Прибалтики остро стоит вопрос о положении русскоязычного населения, в Литве не все гладко также и с поляками, составляющими порядка 7% населения и проживающими в районе Вильнюса.

Вопрос о правах венгров, проживающих в Словакии и Румынии, осложняет отношения Венгрии с соседями. В Болгарии есть проблема с турками. Хорватии для создания своего национального государства и вовсе пришлось выдержать кровопролитную войну, в результате которой страну в 1990-е гг. покинули сотни тысяч сербов (в результате разгрома Сербской Краины в 1995 г.). В Польше власти отказываются признавать кашубов и силезцев отдельными нациями [2].

Главный мотив нежелания ехать в страны «новой» Европы — экономический.

Более-менее все спокойно внутри самых богатых восточноевропейских стран — Чехии и Словении. Однако и они не так давно имели крупное национальное меньшинство — немецкое. После Второй мировой войны миллионы судетских (чешских) и сотни тысяч краинских (словенских) немцев выселили в Германию и Австрию (из Словении также выселили и часть итальянцев). Аналогичная проблема есть и в отношениях Польши и Германии.

В отличие от Западной Европы, государства ЦВЕ никогда не имели колоний. Следовательно, у них нет чувства вины перед народами Азии и Африки. Во Франции, Великобритании, Швеции число выходцев из Азии и Африки росло постепенно, в течение десятилетий. Страны Восточной Европы, входившие в социалистический лагерь, остались от массовых миграций ХХ века в стороне. В большинстве этих государств не развита традиция сосуществования населения, принадлежащего к разным религиям, расам, культурам и обычаям.

«Афроэстонцы» и арабские пригороды Бухареста и Варшавы

Политики стран ЦВЕ возмущаются необходимостью принимать мигрантов, но пенять они могут только на себя. Ведь в Договоре о присоединении их к ЕС говорилось: «Новые государства-члены присоединяются… к решениям и соглашениям, принятым представителями правительств государств-членов». Кроме того, они ратифицировали основополагающий документ Евросоюза — Лиссабонский договор. Тем самым они согласились следовать решениям таких общеевропейских органов, как Европарламент, Еврокомиссия и Совет ЕС, добровольно ограничили свой суверенитет.

Когда страны Восточной Европы вступали в Евросоюз, они думали о входе в «клуб избранных». Но ведь и 15 лет назад в Марселе, Брюсселе и Копенгагене уже существовали районы с мусульманским и африканским населением. В странах Западной Европы уже принимали тысячи переселенцев из стран Азии и Африки. Но на это в эйфории от «прощания с коммунизмом» не обратили внимания, как и на необходимость выполнять решения наднациональных органов. И теперь они вынуждены пожинать плоды своей политической близорукости.

Деваться новым странам-членам ЕС некуда. Придется принимать в свои небогатые страны тысячи мигрантов, давать им кров, предоставлять пособия, пытаться интегрировать их в свое общество. Учитывая, что уровень рождаемости у иммигрантов весьма высокий, уже в ближайшие десятилетия появится достаточно крупная прослойка «афроэстонцев» и «исламочехов».

Политики стран ЦВЕ возмущаются необходимостью принимать мигрантов, но пенять они могут только на себя.

И едва ли все те, кого примут в странах Восточной Европы, освоят словацкий, болгарский или литовский языки. Придется менять школьную программу, методику обучения. Реформы ждут системы здравоохранения, социального обеспечения. Отнюдь не все мигранты устроятся на работу, в странах ЦВЕ существенно возрастет уровень преступности. Полиции и спецслужбам придется выявлять ячейки «Исламского государства» или другого исламистского движения, которое придет ему на смену.

Спросить у развитых государств Западной Европы, как быть, не удастся, поскольку они тоже не решили иммигрантскую проблему. Если бы решили — вряд ли бы стали перекладывать ее на более бедные страны-члены ЕС. Страны ЦВЕ постепенно перестанут быть тихими спокойными уголками. Эпоха своих небольших национальных государств кончилась.

1. См. данные статистических ведомств государств Восточной Европы.

2. Гулевич В. Силезия и внутрипольский сепаратизм/ «Международная жизнь» 23.11.2011/

Оцените статью:

  12 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги