Великобритания проголосовала за выход страны из состава ЕС. Какие перспективы ждут Евросоюз в ближайшие 5–10 лет?

Результаты опроса
Архив опросов


Безопасность // Аналитика

17 августа 2015

Полезно ли ядерное оружие? Ответ Михаилу Троицкому

Алексей Фененко К.и.н, в.н.с. Института проблем международной безопасности РАН, доцент Факультета мировой политики МГУ имени М.В. Ломоносова, эксперт РСМД
Фото:
flikr.com
Matt Cikovic

Читая полемический ответ М. Троицкого, я ощущал эффект дежавю. Само его название – «Стратегическая бесполезность ядерного оружия» – вызывает тревожные ассоциации. Не раз в истории тот или иной вид оружия объявлялся «стратегически бесполезным». В начале ХХ века французские военачальники заявляли, что аэропланам не место в армии – их предназначение спорт. В 1930-х годах небезызвестная группа советских и французских военных лидеров выступала против «переоценки роли танковых соединений». В 1956 г. Н. Хрущев заявил, что авиация и надводный флот устарели в эпоху ракетного оружия. В каждом из этих случаев расплата за недооценку того или иного вида вооружений была болезненной. Не предстоит ли России горькая расплата, если мы всерьез уверуем в стратегическую бесполезность ядерного оружия?

Мои возражения адресованы не столько лично М. Троицкому (которому я благодарен за интересную и корректную полемику), сколько приведенной в его эссе концепции «дилеммы безопасности». Её ошибка заключается, на мой взгляд, в неоправданном смешении военного и политического компонентов международных отношений. Еще в 1820-х годах выдающий немецкий стратег Карл фон Клаузевиц вывел формулу: «Война есть продолжение политики другими средствами». Вооружённые силы, включая ядерное оружие (ЯО), не самоцель, а инструмент для решения политических задач. Их цель – достижение военной победы, которую политики могут (или не могут) капитализировать в политический результат [1]. М. Троицкий приписывает военному инструменту – ЯО – не свойственные ему политические задачи и на этой основе предлагает радикально уменьшить его роль в военной доктрине России. К сожалению, с некоторыми аргументами автора трудно согласиться.

От чего не защитило ядерное оружие?

Не предстоит ли России горькая расплата, если мы всерьез уверуем в стратегическую бесполезность ядерного оружия?

Автор отмечает «неспособность ядерного оружия удержать от распада крупные империи или государства, им обладавшие». Однако ни одна ядерная держава официально никогда не ставила перед ядерными силами задачу бороться с внутриполитическими угрозами. И это не случайно. Оружие, предназначенное для поражения стратегического потенциала противника или укрепленных объектов в оперативном тылу, по определению не пригодно для выполнения подобных задач. В этой связи непонятно, почему автор обвиняет в неспособности удержать империи от распада именно ЯО. Следуя логике М. Троицкого, можно сказать, что авиация и артиллерия, например, тоже не удержали от распада империи или крупные государства. Означает ли это, что нам следует уменьшить роль (или, тем более, отказаться) от авиации и артиллерии?

Выбранные автором примеры скорее противоречат концепции, чем подтверждают ее. М. Троицкий указывает, что «ядерное оружие не помогло Лондону нейтрализовать внешнее давление». Но распад Британской империи под определенным американским воздействием произошел в 1940-х годах. Официально Британская империя была преобразована в Британское Содружество в 1949 году – до того, как Великобритания провела первое ядерное испытание в 1952 году. Аналогично Франция создала ЯО в 1960 г. – после поражения в Индокитае (1954) и потери ключевых африканских колоний (1958). К слову сказать, ни Британия, ни Франция технически не могли прибегнуть к ядерному шантажу СССР или США даже сразу после создания ЯО – ввиду отсутствия в то время средств доставки ядерных боезарядов к их территориям.

Автор отмечает, что «многие из тех, кто сейчас читает этот текст, уверены в том, что распад Советского Союза не обошелся без участия внешних сил». Трудно сказать, что имеется в виду под «участием внешних сил». Идея сокращения полномочий ВКП(б) / КПСС и реформы союзного договора обсуждалась в советском руководстве как минимум с 1946 г. – еще при И. Сталине. Беспрецедентное падение имиджа КПСС произошло в период пребывания у власти Л. Брежнева (1964 – 1982). Политика перестройки была инициирована самим советским руководством на Апрельском пленуме ЦК 1985 г. Вопрос о реформе Варшавского договора также был поставлен М. Горбачевым при переподписании этого договора в мае 1985 года. Советское руководство с середины 1985 г. подталкивало лидеров стран Варшавского договора к повторению политики перестройки: вплоть до смещения особо строптивых руководителей.

Более того: именно М. Горбачев утверждал, что формула Клаузевица о соотношении войны и политики перестает действовать в ядерный век. Ядерное оружие, по его мнению, не могло считаться средством достижения военной победы. (По логике: «В ядерной войне не может быть победителя»). Этот тезис позволил М. Горбачеву заявить о приоритете общечеловеческих интересов над классовыми, прежде всего – идеи «глобального выживания человечества в ядерный век». Принятие М. Горбачевым ряда международных самоограничений также проводилось по его собственной инициативе. Что понимает М. Троицкий под «внешним воздействием», если сам генеральный секретарь ЦК КПСС призвал отказаться от использования ЯО в политических целях? Администрация Р. Рейгана, кстати, весьма критично относилась к инициативам М. Горбачева о всеобщем ядерном разоружении и старалась уйти от них.

У ядерного оружия есть две задачи. Военная: поразить стратегический потенциал оппонента, нанеся ему контрценностный, контрсиловой или контрэлитный («обезглавливющий») удар. Военно-политическая: предотвратить военную агрессию против ядерной державы посредством угрозы нанесения противнику неприемлемого ущерба. (Официально эту задачу постулировали США, Россия, Франция и, отчасти, Пакистан). Иных задач вроде поддержания международной стабильности перед ЯО официально не ставила ни одна ядерная держава. Кстати, интересный вопрос: как автор технически видит возможность сохранения империй с помощью ЯО?

Нужно ли защищать ядерное оружие?

Упрекать в дестабилизации нужно не ЯО, а политиков, которые хотят уничтожить ядерный потенциал превентивным ударом.

Не могу согласиться и с тезисом М. Троицкого о дестабилизирующий роли ЯО в условиях развития средств для нанесения разоружающего удара. Автор отмечает: «Если вы опасаетесь внезапного уничтожения вашего ядерного арсенала, то вы косвенно признаете дестабилизирующую роль этого арсенала, искушающего потенциального противника нанести превентивный неядерный удар». Здесь опять происходит неоправданное смешение сугубо военного и политического. Военные во все времена разрабатывали варианты уничтожения вооруженных сил потенциального противника и средства защиты своих вооруженных сил. Однако решение о начале военных действий принимают не военные, а политики. В противном случае мы будем вынуждены признать, что само наличие у страны вооруженных сил провоцирует агрессора на нанесение упреждающего удара.

Поясню на примерах. Перед Второй мировой войной великие державы активно развивали бомбардировочную авиацию, предназначенную для поражения самолетов противника на аэродромах. Означало ли это, что СССР, например, надо было признать дестабилизирующую роль своей авиации или ее низкую полезность? Аналогично в 1950-х годах и СССР, и США активно развивали системы противовоздушной обороны (ПВО) для защиты от стратегической авиации противника. Комплексы ПВО, понятно, становились первоочередными целями для вооруженных сил противоположной стороны. Следуя логике автора, СССР или США следовало бы признать дестабилизирующую роль своей ПВО и демонтировать ее, как искушающую противника.

Война, как доказали еще исследователи XIX века, вызывается политическими, а не военными причинами [2]. Состояние вооруженных сил может подтолкнуть агрессора к совершению агрессии или, наоборот, разубедить его в этом. Но сами по себе вооружённые силы (включая их ядерную компоненту) не начинают военных действий и не провоцируют их. Иными словами: упрекать в дестабилизации нужно не ЯО, а политиков, которые хотят уничтожить ядерный потенциал превентивным ударом.

Есть ли цели у ядерного оружия?

Алексей Фененко:
Опасная альтернатива

М. Троицкий пишет: «В случае ограниченного военного конфликта ядерное оружие (как тактическое, так и – тем более – стратегическое) вряд ли могло бы применяться – хотя бы потому, что неясно, на какие цели его можно было бы обратить». Американцы нашли подобные цели в виде Хиросимы и Нагасаки. Если же обратиться не к часто используемым автором эссе материалам из коммерческих СМИ, а к официальным документам ядерных держав, то они как раз четко выделяют эти цели.

Американская ядерная стратегия изначально ориентировалась на поражение стратегического оппонента (прежде всего – СССР) [3]. На первом этапе (до 1961 г.) она предусматривала нанесение контрценностного удара: поражение городов и промышленных объектов противника. После 1961 г. приоритет был смещен на нанесение контрсилового удара: уничтожение стратегических ядерных сил противника до их активизации. Не отказывались американцы и от концепции контрценностного удара. Обновляемый с 1960 г. «Единый интегрированный план ведения ядерной войны» (Single Integrative Operation Plan) представляет собой комбинацию контрсиловых и контрценностных ударов. Администрация У. Клинтона в 1994 г. приняла концепцию о возможности «избирательного поражения комплекса целей» ЯО для принуждения противника к миру. Любая редакция «Национальной военной стратегии» постулирует право и возможность США нанести упреждающий ядерный удар по оппонентам.

Британская ядерная стратегия разработала теорию и практику применения тактического ЯО [4]. Еще на рубеже 1945-46 гг. британские военные стратеги задумались над тем, можно ли с помощью ЯО заменить мощную сухопутную армию. К 1953 г. (еще до создания своего ЯО) «ядерное меню» Королевства уже выделяло три типа ядерных ударов: 1) демонстрационный (демонстрация готовности применить ЯО в случае продолжения войны); 2) оперативно-тактический (поражение объектов противника в ближайшем стратегическом тылу); 3) оборонительный (уничтожение группировок вооруженных сил противника на театре военных действий). Примерно к 1957 г. британские наработки стали основой американской стратегии использования тактического ЯО.

На сегодняшний день только ракетно-ядерное оружие способно гарантировано поражать стратегические объекты противника.

Французская ядерная стратегия официально ориентирована на нанесение контрценностного удара по ключевым политическим объектам противника [5]. Эту задачу ЯО подтверждает и последняя редакция «Белой книги по вопросам обороны» 2013 года.

Советская военная доктрина допускала использование ЯО во взаимодействии с другими родами вооруженных сил [6]. Россия в 1997 г. приняла американскую концепцию сдерживания, а в 2000 г. отказалась от советского обязательства ненанесения первого ядерного удара. С тех пор российская военная доктрина ориентирована на нанесение потенциальному агрессору «заданного ущерба». Речь идет о поражении определенного комплекса объектов, которые вынудят агрессора пойти на переговоры. (Например, комплексов ПРО или баз для военно-воздушных сил потенциального противника в случае регионального конфликта).

Цели для применения ЯО давно установлены и постоянно совершенствуются. Пока нет политического решения для их поражения, но это не означает отсутствия целей как таковых. М. Троицкий полагает, что концепция "ядерной зимы", разработанная группой американских экспертов во главе с К. Саганом в начале 1980-х годов, гарантирует непринятие политиками подобного решения. Аргумент более чем сомнительный. Во-первых, среди исследователей нет единства относительно научной достоверности концепции ядерной зимы: существует немало скептиков, выдвигающих серьезные контраргументы. Во-вторых, ни одна из ядерных держав не приняла эту концепцию официально. Если же обратиться к практическим примерам, то опыт Хиросимы, Нагасаки, Тоцкого и Чернобыля доказал возможность ограниченного применения ЯО без глобальной экологической катастрофы.

Чем заменить ядерное оружие?

М. Троицкий оставляет в стороне важный вопрос: каким оружием можно заменить ЯО? На сегодняшний день только ракетно-ядерное оружие способно гарантировано поражать стратегические объекты противника. Неядерная авиация, как признали еще в середине 1940-х годов, не способна решить подобную задачу из-за противодействия сил ПВО и истребительной авиации. Неядерное высокоточное оружие также не способно решать подобную задачу из-за недостаточной поражающей мощности высокоточных систем. (В лучшем случае они пока пригодны для поражения инфраструктуры слабых стран наподобие Ирака и Югославии).

Спорно и предлагаемое автором радикальное сокращение ЯО: ядерные державы просто не смогут технически взять в заложники стратегический арсенал оппонента. М. Троицкий отмечает, что в соглашениях по контролю над вооружениями для СССР и США были важны декларации о разоружении. Но в том-то и дело, что договорные комплексы ОСВ-1 (1972) ОСВ-2 (1979) предполагали не разоружение, а согласованное довооружение СССР и США до определенных лимитов. Обеим сверхдержавам требовалось большее количество ЯО для взятия в заложники растущего стратегического потенциала оппонента. Ситуация изменилась к середине 1980-х годов, когда оснащение ядерных сил разделяющимися головными частями индивидуального наведения позволило решать те же задачи с меньшей группировкой носителей. Вот тогда и появилась возможность перейти к согласованному выведению из строя носителей. Упреки Болгарии, Аргентины или Японии в несоблюдении ДНЯО ни Москва, ни Вашингтон не считали важнее собственных интересов.

В мире с малым количеством ЯО Россия и США будут вынуждены перейти к французской ядерной стратегии угрозы контрценностных ударов. Не имея возможности поразить стратегический потенциал, им придется переориентировать стратегические ядерные силы на поражение нескольких ключевых объектов противника. Такие силы будет в самом деле легче уничтожить контрсиловым ударом. Да и агрессор может счесть потерю нескольких городов приемлемой платой за конечную победу.

Автор пишет: «Материальные и репутационные издержки такой войны для агрессора были бы огромны независимо от наличия у России ядерного оружия». Но на сегодняшний день стратегическое ЯО – единственный имеющийся у России инструмент нанести «заданный ущерб» территории США. Аналогично тактическое ЯО позволяет России выравнивать серьезную диспропорцию со странами НАТО по обычным вооружениям. Зато для Соединенных Штатов ситуация иная, благодаря наличию систем передового базирования в Евразии, ядерных союзников в Европе и превосходству в неядерном высокоточном оружии. Глубокое сокращение ЯО сегодня объективно выгоднее США, чем России или Китаю: оно вернет американской территории «стратегическую неуязвимость» 1940-х годов, не гарантируя ее другим странам. Что же касается «репутационных издержек» от агрессии, то такой аргумент и вовсе вызывает улыбку: победителей, как известно, не судят.

***

В мире с малым количеством ЯО Россия и США будут вынуждены перейти к французской ядерной стратегии угрозы контрценностных ударов.

Я солидарен с мнением М. Троицкого, что задача ЯО – защитить страну от полномасштабной внешней агрессии. Я солидарен с автором, что только ЯО может сегодня решить эту задачу. Проблема в том, что заменить ЯО как инструмент принуждения к миру пока нечем. На сегодняшний день угроза ядерного возмездия (реальная или мнимая) создает у потенциального агрессора эффект неопределенности. Чем будет заменена эта угроза в мире с малым количеством ЯО – не ясно. Глядя на санкционирую войну России и США, можно представить, как будут Москва и Вашингтон разговаривать друг с другом без средств сдерживания.

1. Подробнее о соотношении военного и политического в международных отношениях см.: Арбатов А.Г. Оборонная и достаточная безопасность. М., 1990; Кокошин А.А. Обеспечение стратегической стабильности в прошлом и настоящем. М.: КРАСАНД, 2009.

2. Подробнее см.: Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.Н. Сталинизм и война. М.: Родник, 1994.

3. Wohlstetter A. The Delicate Balance of Terror // Foreign Affairs. Vol. 37. No 2. January 1959. P. 211–234.

4. Трухановский В.Г. Английское ядерное оружие (историко-политический аспект). М.: Международные отношения, 1985.

5. Sanguinettie Al. La France et l’arme atomique. Paris, 1964.

6. Военно-технический прогресс и вооруженные силы СССР. (Анализ развития вооружения, организации и опыта действия) / Под ред. Генерал-лейтенанта М.М. Кирьяна. М.: Воениздат, 1982.

Оцените статью:

  8 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги