Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Общество и культура // Комментарии

12 августа 2015

Как объединить усилия по спасению уникальных древних памятников ближневосточных цивилизаций?

Виталий Наумкин Д.и.н., научный руководитель Института востоковедения РАН, академик РАН, член РСМД,

Российские власти и общественное мнение серьезно встревожены ужасающими масштабами разрушения уникальных древних памятников культур народов Ближнего Востока и беззастенчивой подпольной торговлей артефактами, варварски добытыми на территориях, контролируемых ИГИЛ («Исламским государством»), «аль-Каидой» и некоторыми другими радикальными повстанческими группировками, либо ставшими ареной боевых действий с использованием авиации и артиллерии в ходе переворотов, интервенций и внутренних конфликтов. Уничтожению и разграблению подверглись исключительные по своей ценности для человечества археологические объекты, расположенные на территории Ирака, Сирии, Йемена, Ливии. Не следует думать, что начало этому процессу положила лишь Арабская весна в 2011 г.: коалиционные силы не смогли предотвратить уничтожение и разграбление ценностей в Ираке боевиками после состоявшегося в 2003 г. вторжения в эту страну, фактически создавшего там вакуум власти. Как отмечает председатель Высшего совета по древностям Египта д-р Мустафа Амин, за время войны в Ираке с того времени были украдено и контрабандным путем вывезено из страны 170 тысяч артефактов.

Однако трагический размах процесс культурной деструкции приобрел лишь с установлением контроля джихадистов-фанатиков над целым рядом областей арабского мира. Можно выделить три основных направления в процессе разрушения и разграбления культурного наследия арабских государств, идущем в последнее время.

Во-первых, это систематическое уничтожение памятников , приводящее к невосполнимой утрате целых пластов культурного наследия человечества. В одних случаях это уничтожение носит целенаправленный, заранее спланированный характер. Так было, к примеру, с объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, древним парфянским городом (образован в 3-ем веке до н.э.) – Хатрой в Ираке, который варвары из ИГИЛ бульдозерами сравняли с лицом земли, или уничтожением аккадских и ассирийских древностей из богатого – теперь уже в прошлом – музея Мосула. Иные многочисленные примеры разрушения памятников в Ираке и Сирии, к сожалению, хорошо известны. Мракобесы не щадят и многие мечети, не соответствующие их вероучительным стандартам.

В других случаях разрушение происходит в результате ведущихся боевых действий – бомбардировок, обстрелов и наземных операций. Здесь показателен пример Йемена, где с февраля этого года, с наступлением отрядов «Ансарулла» (хуситов) и их союзников начались наземные бои конфликтующих группировок, а затем и воздушные удары коалиционных сил во главе с Саудовской Аравией, вызвавшие катастрофические гуманитарные последствия. Разрушению в результате обстрела ночью 11 мая и утром 12 июня подверглись исторические здания и памятники квартала Макшамат аль-Касими в одном из самых замечательных древних городов Аравии, еще одном объекте Всемирного наследия, сохранявшимся невредимым в течение столетий, – старой Сане. По данным ЮНЕСКО, приведенным на состоявшейся 15-16 июля 2015 г. в штаб-квартире этой организаций в Париже встрече экспертов по сохранению культурного наследия Йемена, 12 мая был полностью разрушен замечательный музей в г. Дамаре, 2 июня был сильно поврежден уникальнейший памятник эпохи Сабейского царства – Марибская плотина, считающаяся восьмым чудом света, полностью разрушен куполообразный мавзолей аль-Хабиба бин Шайха Абу Бакра бин Салема в Хадрамауте, и аналогичная судьба ожидает все другие потрясающей красоты мавзолеи святых, оказавших в зоне господства джихадистов из «аль-Каиды», которые считают их отступлением от единобожия, ширком. В то же время, как заявила на встрече экспертов в Париже генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова, это культурное наследие «выражает душу йеменского народа, это символ тысячелетней истории знания, и оно принадлежит всему человечеству».

Ведется планомерное уничтожение антропоморфных и зооморфных скульптур, которые, по доктрине ИГИЛ, интерпретируются как идолы, коим не место в уродливом, построенном на грубо искажающем вероучение ислама «государстве» обезумевших экстремистов.      

Во-вторых, это незаконное, неупорядоченное ведение раскопок с единственной целью – добыть ценные артефакты для продажи и заодно уничтожить важные объекты доисламских цивилизаций. Если поначалу варварские, беспорядочные раскопки археологических памятников в зоне, находящейся под контролем ИГИЛ, были уделом банд, то со временем ситуация, судя по всему, изменилась. Претворение в жизнь задачи максимального извлечения доходов из этой криминальной деятельности привело к некоторой ее систематизации. После того, как боевики ИГИЛ захватили Тадмур – Пальмиру в мае 2015 г., они создали министерство археологии. В социальных сетях появилась страница «Сирийские артефакты на продажу», где были размещены изображения ряда уникальных предметов, похищенных из музеев Алеппо, Дейр аз-Зора и аль-Каламуна – статуи, ювелирные изделия из золота и драгоценных камней, монеты. Как рассказал мне на условиях анонимности один из ученых Таджикистана, эмиссары ИГИЛ вербуют в этом регионе (наверняка, и в других странах) археологов для нелегальных раскопок на захваченных ими территориях в Ираке и Сирии. По данным Регионального центра стратегических исследований в Каире (РЦСИ), для ведения таких работ в Ракке, Дейр аз-Зоре, Идлибе, Алеппо привлекаются эксперты из соседних стран, в том числе Турции, оттуда же вместе с оружием ввозятся металлоискатели и археологическое оборудование и инвентарь, из сирийских боевиков формируются организованные группы для проведения раскопок.

Позволю себе еще раз сослаться на данные каирского РЦСИ. Его эксперты сообщают, что ИГИЛ облагает артефакты, которые «черные копатели» добывают на раскопках в Алеппо налогом в 20% от их оценочной стоимости, а в Ракке – в 50%. Найденные золотые изделия исламской эпохи облагаются еще более высоким налогом. ИГИЛ уничтожает памятники и ведет нелегальные раскопки в прибрежной части Ливии, в том числе в районе расположенного всего в 130 км от столицы – Триполи знаменитого города Лептис Магна, основанного еще в 1100 г. до н.э. как финикийская колония. В Ливии также были разворованы богатые музейные коллекции.

Надо отдать должное сирийскому правительству, которое сумело эвакуировать значительное число памятников из мест, ставших объектами нападения террористов, в безопасные хранилища в Дамаске.

В-третьих, это контрабандный вывоз древностей за рубеж и их реализация на черном рынке, являющаяся сегодня одной из главных статей доходов ИГИЛ. Несмотря на предпринимаемые мировым сообществом, международными организациями и национальными, в том числе арабскими, государствами серьезные меры, направленные на то, чтобы воспрепятствовать трансграничной нелегальной торговле награбленными артефактами, она пока процветает. По тайным тропам похищенные артефакты пересекают границы Турции, Иордании, Ливана и попадают в руки «черных дилеров», которые везут их дальше для реализации. Как сообщают эксперты РЦСИ, цены на особо ценные предметы, к примеру – оружие с золотым украшением, достигают 50 тысяч долларов. Еще в феврале 2013 г. иорданская полиция накрыла сеть подпольных торговцев сирийскими древностями, действовавших у сирийской границы вблизи г. Дераа. Как известно, аналогичная операция была проведена Алжирской полицией в отношении подпольной сети торговцев награбленными ливийскими древностями в апреле 2015 г.

Сегодня сложилась нетерпимая ситуация, которая требует консолидации и решительной активизации усилий всего международного сообщества для того, чтобы остановить уничтожение и расхищение культурного наследия человечества на Ближнем Востоке. Помимо законодательных и полицейских мер нужны акции и сфере культуры. Об этом, в частности, шла речь на выше упоминавшейся недавней встрече экспертов по Йемену в ЮНЕСКО, в которой принимал участие и российский представитель – директор Музея искусств народов Востока д-р Александр Седов. Замечу, что с 1983 г. в Йемене работает российская археологическая миссия, которая в течений более трех десятилетий вела археологические изыскания на древних поселениях в Хадрамауте и на острове Сокотра. Седов рассказал Ал-Монитору о таких принятых в Париже решениях, как проведение спутникового мониторинга утрат и повреждений памятников, сотрудничество ЮНЕСКО с профессионалами, занимающимися Йеменом, обмен информацией о похищенных артефактах, объявление запретной для ударов зоны главных объектов наследия и осуществление «плана действий», который предполагает привлечение большего внимания правительств и общественности к этой острой проблеме.

Источник: «Al-monitor»

Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги