Великобритания проголосовала за выход страны из состава ЕС. Какие перспективы ждут Евросоюз в ближайшие 5–10 лет?

Результаты опроса
Архив опросов


Многополярный мир // Аналитика

01 июля 2015

БРИКС: «союз реформаторов» в рамках национальных интересов

Кирилл Лихачев К.и.н., факультет международных отношений СПбГУ
Станислав Ткаченко Д.э.н., к.и.н., факультет международных отношений СПбГУ

Форум БРИКС — непростой объект для анализа в узких рамках исследований международных интеграционных объединений. БРИКС не имеет структуры, стратегии развития и механизмов исполнения решений. Ведутся споры относительно роли и жизнеспособности данного объединения. Несомненно, перед БРИКС открыта перспектива трансформации в альтернативный полюс глобальной политико-экономической архитектуры. Вопрос в том, смогут ли страны-участницы привести свои национальные интересы в соответствие с групповыми?

Причины и последствия развития валютно-финансового сотрудничества стран БРИКС

В среде экспертов нет единства мнений относительно наличия у стран БРИКС групповых интересов. Но большинство согласится с тем, что участники группы рассматривают действующую модель глобальной финансово-экономической архитектуры как неравноправную. Главная объединяющая страны БРИКС цель — реформирование международной финансовой системы в свою пользу.

Существуют разные взгляды на цели сотрудничества членов БРИКС. Остановимся на некоторых из них.

1. Разрушить доминирование США и их союзников в МВФ и в глобальной валютно-финансовой системе (политическая версия).

Идея бросить вызов гегемонии США первоначально приписывалась России. Именно Москва стала катализатором создания БРИК во второй половине прошлого десятилетия. Сейчас это в большей мере относится к стратегии КНР. Активные усилия Пекина по реформированию МВФ дополняются попытками интернационализации юаня.

2. Обезопасить себя от неблагоприятных последствий замедления экономического роста в странах «Группы семи» (экономическая версия).

Главная объединяющая страны БРИКС цель — реформирование международной финансовой системы в свою пользу.

Ипотечный кризис в США и бюджетный кризис в ЕС убедили страны БРИКС в реальной опасности этих процессов для их национальных экономик. Поэтому они сделали ставку на диверсификацию экономических связей за пределами отношений с триадой США – Япония – Западная Европа.

3. Заменить гегемонистскую стабильность «Вашингтонского консенсуса» новыми ценностями «Пекинского консенсуса» (политэкономическая версия).

Функционирование существующей либеральной модели мировой экономики обеспечивается государством-гегемоном. США предоставляют доступ на свой рынок другим странам в обмен на проведение в них либеральных реформ и ответное открытие национальных рынков. Экономическая модель «Вашингтонского консенсуса» в кризисе. «Пекинский консенсус» предлагает миру новые идеалы: инклюзивный экономический рост, экономическое развитие при неприкосновенности суверенитета, стремление к инновациям и экспериментам (специальные экономические зоны), накопление инструментов ассиметричной силы (триллионные валютные резервы).

Валюта выступает концентрированным выражением накопленной государством мощи. Поэтому негативные эффекты однополярности справедливы и для мира финансов. Становление экономической многополярности должно сопровождаться усложнением валютно-финансовой архитектуры путем снижения удельного веса доллара США в международных финансах. Мировая экономика станет более сбалансированной, если начнет опираться на несколько центров силы.

Government of South Africa

В ежегодном докладе Всемирного банка за 2011 г. был сделан прогноз о том, что юань в числе других валют обретет равный статус с долларом к 2025 г. В результате в ближайшие 14 лет доля экономик стран БРИК, Индонезии и Южной Кореи в мировой экономике повысится с нынешних 36% до 45%. Осенью 2014 г. в докладе Статистической комиссии ООН и Всемирного банка было официально признано, что Китай уже стал крупнейшей экономикой планеты.

Мощь каждого экономического центра напрямую зависит от ликвидности его валюты в мировой системе. БРИКС – новый центр силы, однако в ближайшую четверть века у группы вряд ли появится единая валюта. В формате БРИКС наиболее вероятно формирование мощных региональных валютных центров вокруг валют всех пяти государств.

Вопросы реформирования МВФ и перехода на расчеты в национальных валютах

Первоочередное внимание БРИКС сфокусировано на основополагающих структурах международной финансовой системы – МВФ и МБРР. Совместные инициативы участников группы по пересмотру квот в этих структурах в пользу развивающихся стран наталкиваются на противодействие Вашингтона, который стремится сохранить контроль над МВФ. Именно поэтому США не ратифицируют принятые еще в 2010 г. корректировки квот МВФ.

Важнейшее направление работы БРИКС – формирование альтернативных валютно-финансовых инструментов. Общие финансовые структуры пятерки БРИКС гарантируют их валютам стабильность на фоне растущей нестабильности. Появление такого крупного финансового учреждения, как Новый банк развития (Банк БРИКС) не может не отразиться на деятельности МВФ. Контролируемый участниками группы банк дублирует функции МВФ и МБРР для развивающихся стран. Однако в случае противопоставления этого банка упомянутым структурам формат БРИКС приобретет ярко выраженный антизападный характер. Такой вариант развития событий не отвечает интересам большинства стран-участниц. Поэтому лидеры стран БРИКС целенаправленно подчеркивают, что Новый банк развития не противостоит МВФ и МБРР. Само появление Банка БРИКС становится дополнительным способом давления на США с целью ускорения реформы МВФ.

Первоочередное внимание БРИКС сфокусировано на основополагающих структурах международной финансовой системы – МВФ и МБРР.

Что касается имплементации рамочного соглашения о создании Фонда валютных резервов, то на полях прошедшего в ноябре 2014 г. саммита «Группы двадцати» в Брисбене лидеры стран БРИКС активизировали процесс разработки механизмов взаимодействия. Одновременно произошло укрепление позиций участников БРИКС в «Группе двадцати» за счет Индонезии, Мексики, Аргентины.

Идея использования национальных валют во взаиморасчетах была поддержана еще на первом саммите БРИК в Екатеринбурге в 2009 г. Но отказ от доллара США во взаиморасчетах достаточно сложен. Сегодня переход на платежи в национальных валютах в рамках группы малореализуем. Операции Банка БРИКС планируется проводить в американских долларах. Расчеты в национальных валютах между странами-участницами касаются пока только российско-китайской двусторонней торговли энергоресурсами. В то же время санкции Запада против России ускоряют процесс разработки таких механизмов в рамках БРИКС.

Соотношение общих интересов и разногласий

picture alliance / Klaus Ohlenschläger / Vostock
Photo
Глеб Ивашенцов:
Становление «глобального Востока»

Создание Банка БРИКС показало наличие определенных разногласий между партнерами. На саммите в Дурбане в 2013 г. китайская сторона выдвинула условие о привязке доли уставного капитала в Банке к размеру ВВП страны-участницы группы. По этому показателю КНР значительно превосходит все страны БРИКС. У остальных участников возникли опасения по поводу того, что Китай пытается поставить новую структуру под свой контроль. Решение вопроса было отложено. Если бы странам-участницам не удалось гармонизировать подходы через год, то можно было бы говорить о провале экономической стратегии БРИКС. Принципиальное согласие сторон было достигнуто лишь накануне саммита в Форталезе в 2014 г. Влияние существующих противоречий на динамику сотрудничества особенно заметно, если сравнить скорость реализации этого проекта БРИКС с аналогичным китайским проектом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

Наличие общих валютно-финансовых целей не обусловливает сопряжение национальных интересов и геополитических стратегий стран БРИКС. В то же время национальные интересы по большей части находятся на разных уровнях с общими интересами группы и не пересекаются.

Существуют два узла противоречий, которые сдерживают развитие БРИКС как на глобальном, так и на национальном уровне.

Первый узел – реформирование Совета Безопасности ООН (глобальный уровень).

Общие финансовые структуры пятерки БРИКС гарантируют их валютам стабильность на фоне растущей нестабильности.

С учетом своего политико-экономического положения Индия и Бразилия считают, что нынешний состав Совета Безопасности ООН не отвечает современным реалиям. По их мнению, проводниками интересов партнеров по БРИКС в СБ ООН должны стать Россия и Китай. Пекин не желает, чтобы у Индии был равный с ним статус, и предлагает варианты расширения Совбеза без сохранения ключевого права вето для новых участников. Однако этот вариант неприемлем для Нью-Дели, который рассматривает право вето как ключевой элемент участия в СБ ООН. Россия в официальных заявлениях из года в год поддерживает индийскую позицию, но ссылается на сложность этого процесса. Расширение СБ трудновыполнимо без учета заявок Японии и Германии. Но Япония – неприемлемый кандидат для Китая. Увеличение числа постоянных членов СБ ООН из блока западных стран не имеет практической пользы для России. В итоге позитивных подвижек в данном вопросе не наблюдается.

В своем выступлении на саммите БРИКС в Форталезе премьер-министр Индии Нарендра Моди сделал основной акцент именно на реформе ООН, отодвинув вопрос реформирования МВФ на второй план. Страны БРИКС в итоговой декларации каждого саммита группы подчеркивают главенствующую роль ООН в разрешении международных кризисов. Сходство взглядов на структуру международной безопасности – составная часть фундамента политического взаимодействия в рамках объединения. Поэтому тема реформирования ООН имеет существенное значение для укрепления партнерства внутри БРИКС. Отмечая особую позицию Индии, Россия может повлиять на Китай. Однако укрепление сотрудничества и «ядерная сделка» Нью-Дели с Вашингтоном мешают Москве принять соответствующее решение.

Второй узел – индийско-китайские противоречия (национальный уровень).

Индия и Бразилия считают, что нынешний состав Совета Безопасности ООН не отвечает современным реалиям. По их мнению, проводниками интересов партнеров по БРИКС в СБ ООН должны стать Россия и Китай.

Комплекс противоречий между КНР и Индией сводится не только к территориальным спорам в горном районе Аксай-Чин в Ладакхе и легитимности присоединения к Индии территории штата Аруначал-Прадеш. Однако невозможно говорить о стратегическом характере отношений между странами до тех пор, пока не разрешен пограничный спор. Геополитические противоречия касаются возросшей активности Китая в отношениях с Пакистаном и Афганистаном. Выстраивание Пекином партнерских связей с западными соседями Индии имеет под собой скорее экономическую подоплеку (логистический доступ к Средней Азии, инфраструктурные проекты, добыча полезных ископаемых). Тем не менее Индия всерьез обеспокоена сближением Китая с Пакистаном и особенно с Афганистаном, поскольку это нарушает баланс сил в регионе и усиливает недоверие Нью-Дели к китайской стратегии в Южной Азии.

Взаимоотношения Нью-Дели и Пекина наиболее развиты в торгово-экономической сфере. Однако растущий торговый дисбаланс все сильнее влияет на отношения между странами. Индийские производители опасаются соперничества с китайскими товарами на внутреннем рынке. Динамика импорта и экспорта в двусторонней торговле ведет к неуклонному росту торгового баланса в пользу КНР. Торговый дефицит в Индии за 2014 г. вырос с 36 млрд до 48 млрд долл. при общем объеме торговли в 72,4 млрд долл. В рамках концепции нового Шелкового пути продолжается экономическое проникновение Китая в страны Юго-Восточной и Центральной Азии, и Индия может быть вытеснена с традиционных региональных рынков сбыта.

Достоинства и недостатки формата БРИКС и вопрос институциализации

REUTERS / Wu Hong / Pixstream
Вячеслав Белокреницкий:
Россия-Индия-Китай: сложный любовный
треугольник назло США?

По своей юридической природе БРИКС не является межправительственной организацией. По сути, это геополитический дискуссионный клуб. Лидеры БРИКС на саммитах принимают в отношении своих стран обязательства, делающие тесное сотрудничество правительств императивом. Это сближает формат БРИКС с форматом «Группы семи», но между ними есть и различия. В «Группе семи» доминируют позиция и стратегия Белого дома. США – ядро, вокруг которого идеологически и экономически объединяются остальные страны-участницы. Формат БРИКС изначально не предусматривает наличие такого лидера. Руководствуясь своими национальными интересами, Россия и Индия не признают лидерство КНР в определении стратегии развития группы. Поэтому для БРИКС характерно большое число противоречий и расхождений.

Один из минусов БРИКС заключается в том, что группа представляет собой международный клуб с нечетким правовым фундаментом. При отсутствии лидера взаимодействие стран-участниц зависит в большей степени от характера двусторонних отношений. В силу упомянутых противоречий и расхождений национальных интересов уровень внешнеполитического взаимодействия стран-участниц пока низкий. В целом можно говорить лишь о сходстве взглядов стран БРИКС на архитектуру международной безопасности. В то же время решения саммитов не предусматривают конкретных совместных действий по утверждению многополярности. Следует отметить, что использование Россией площадки БРИКС для придания форуму антизападной направленности не интересует других участников группы. Российские партнеры по объединению сохраняют нейтралитет в отношении ситуации на Украине. Любые инициативы, направленные на политизацию повестки БРИКС, на саммите в Уфе будут встречены скептически.

Существующий формат БРИКС позволяет избегать многих проблемных вопросов между странами. Однако институциализация группы могла бы способствовать более эффективному выстраиванию новой архитектуры международных отношений. По мнению ряда российских экспертов, бюрократизация позволит наладить постоянный процесс взаимодействия и придать БРИКС более четкую структуру. Однако вопрос в том, насколько страны-участницы готовы к этому. Например, Индия затормозила российский проект по созданию парламентской ассамблеи БРИКС, сочтя эту инициативу «излишней формализацией» в рамках группы.

Некоторые рекомендации

Для планомерного развития БРИКС следует начать поэтапное формирование долгосрочной экономической стратегии группы. Россия как инициатор данного процесса должна обратить особое внимание на его реализацию в ходе саммита БРИКС в Уфе 9–10 июля 2015 г.

Наши рекомендации касаются возможных инициатив российской стороны на предстоящем саммите и сводятся к следующему.

  1. Активизировать процесс принятия долгосрочной экономической стратегии стран БРИКС.
  2. Сделать акцент на согласование механизмов перехода на национальные валюты во взаиморасчетах участников БРИКС и реализации соглашения о Фонде валютных резервов.
  3. Предложить для обсуждения модель институциализации БРИКС в рамках экономической стратегии группы.
  4. Обсудить взаимоприемлемые варианты, способствующие реформированию Совета Безопасности ООН с учетом интересов Индии и Бразилии.

Оцените статью:

  26 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги