Какие тенденции будут преобладать в мировой политике в 2017 году?

Результаты опроса
Архив опросов


Центральная и Южная Азия // Аналитика

13 апреля 2015

ИГИЛ – угроза государствам постсоветского пространства

Мария Небольсина Научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД
Фото:
REUTERS/Maria Golovnina/Pixstream
Афганско-таджикский мост через реку
Пяндж

На фоне общей ситуации в центральноазиатском регионе усиление такой экстремистской группировки, как ИГИЛ, способно еще больше дестабилизировать обстановку в близких к России государствах.

Учитывая нестабильную систему государственности [1] почти во всех странах центральноазиатского региона [2], межэтнические противоречия среди населения стран постсоветского пространства [3], экономические проблемы, коррупцию, клановость и прочие факторы, трудно говорить об эффективности отражения угроз экстремизма и терроризма, исходящих из Афганистана.

Из всех центральноазиатских государств наиболее уязвимыми в этом отношении можно считать Таджикистан и Туркменистан из-за их близости к Афганистану, а также пограничье этих двух бывших советских республик, через которое в последние годы осуществлялся наркотрафик и шел поток нелегальных мигрантов и экстремистов, проникавших на постсоветское пространство. Туркменистан еще в середине 2014 года по всей протяженности границы с Афганистаном начал возводить заграждения, чтобы воспрепятствовать проникновению на свою территорию экстремистов. Таджикистан оказался еще в менее завидном положении.

На территории бывших советских республик существует ряд радикальных группировок и движений исламского толка, которые будут наращивать силы пропорционально росту влияния ИГИЛ в мире в целом, и в Афганистане, в частности.

На встрече глав внешнеполитических ведомств стран-членов ОДКБ, прошедшей в Душанбе 2 апреля 2015 года, был поднят вопрос о реализации принятого ОДКБ на саммите в Сочи 23 сентября 2013 года решения «Об оказании помощи Республике Таджикистан по укреплению таджикско-афганской границы». В 2013 году речь шла о двухэтапной поддержке Таджикистану. На первом этапе предполагалось оснастить погранвойска Таджикистана современными видами оружия, спецтехникой и другими необходимыми средствами. Второй этап предусматривал мероприятия по обустройству таджикско-афганской границы, включающие разработку межгосударственной целевой программы.

По словам генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжи, несмотря на то, что крупномасштабного вторжения из Афганистана на территорию стран-членов ОДКБ не ожидается, «все идет к тому, что ситуация в Афганистане будет обостряться. На севере страны появляется все больше и больше вооруженных группировок. Видимо, они будут пытаться просачиваться через государственные границы. Лучше всего бороться с такими силами на дальних подступах к России. Если на пути экстремистов не поставить заслон, сами по себе они не остановятся». Более того, можно сказать, что боевики уже это делают.

mfa.tj
Встреча глав внешнеполитических
ведомств стран-членов ОДКБ, Душанбе,
2 апреля 2015 г.

ИГИЛ представляют собой угрозу для стран Центральной Азии, Южного Кавказа, Ближнего Востока. Боевики «Исламского государства» проникают в Афганистан и в основном концентрируются в Северных районах страны на границе с Таджикистаном и Туркменистаном. Активно идет вербовка экстремистов в ряды ИГИЛ как бывших боевиков «Талибана», так и радикально настроенных представителей центральноазиатских государств. На территории бывших советских республик существует ряд радикальных группировок и движений исламского толка, которые будут наращивать силы пропорционально росту влияния ИГИЛ в мире в целом, и в Афганистане, в частности. По словам директора Аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрея Казанцева: «Есть риск, что уже скоро, как только потеплеет, исламисты могут попытаться начать прорываться в страны ЦА. Больших вторжений в этом году не ожидается, скорее всего, будут пробовать границы на прочность».

Боевики ИГИЛ, по сути, – это «солдаты удачи», которые участвуют в вооруженном процессе, но вряд ли готовы к встраиванию в механизмы власти и государственного управления.

В связи с этим решение, принятое на встрече глав внешнеполитических ведомств ОДКБ, предусматривает оказание экстренной военно-технической помощи таджикским пограничникам на таджикско-афганской границе. Кроме того, в Душанбе действует 201 российская военная база, которая при обострении ситуации и по запросу правительства Таджикистана может быть задействована для стабилизации обстановки. В распоряжении ОДКБ есть и КСОР, которые также могут быть привлечены к урегулированию ситуации.

Учитывая хрупкую государственность стран постсоветского пространства, последствия деятельности ИГИЛ будут и для России в виде неспокойных границ центральноазиатского подбрюшья.

ИГИЛ представляет собой скорее мощную финансовую организацию, чем политическую. Пока что она активно занимается вербовкой сторонников, актами устрашения, ведет бои, захватывает города, тренирует боевиков и т.д. Можно сказать, что «Исламское государство» пришло на смену Аль-Каиде, некогда тоже весьма могущественной террористической организации. Название Аль-Каиды в последнее время звучит все реже. Возможно, что через несколько лет и ИГИЛ уйдет на второй план, а на смену ему придет другая радикально-настроенная группировка, цели которой будут схожи с теми, которые сегодня ставит перед собой «Исламское государство». Однако это вовсе не означает, что не нужно противостоять данному движению. Создание нового исламского государства, каким бы радикальным или умеренным оно ни было, предполагает бюрократические процедуры, создание институтов власти и т.д., а боевики ИГИЛ, по сути, – это «солдаты удачи», которые участвуют в вооруженном процессе, но вряд ли готовы к встраиванию в механизмы власти и государственного управления. Именно поэтому следует пытаться остановить и пресекать деятельность ИГИЛ, не дожидаясь того момента, когда с ним придется договариваться, как когда-то пришлось вступить в переговоры с Талибаном, которые так пока ни к чему и не привели. Несмотря на то, что пока ИГИЛ не предпринимает попыток вести предметный диалог, мировому сообществу не стоит затягивать с мобилизацией сил для борьбы с этой организацией.

Reuters
Александр Крылов:
Реинкарнация «халифата»

Пока на территории Афганистана остается небольшая часть американского военного контингента, это выступает в качестве сдерживающего фактора радикальной деятельности боевиков (как Талибана, так и ИГИЛ). Резкой активизации экстремистских сил на территории Центральной Азии пока ожидать не стоит, хотя отдельные террористические акты, вероятнее всего, время от времени будут происходить. Такие акции устрашения могут иметь серьезные последствия для стран центральноазиатского региона, связанные с внутриполитической дестабилизацией в каждой из стран. Учитывая хрупкую государственность стран постсоветского пространства, последствия деятельности ИГИЛ будут и для России в виде неспокойных границ центральноазиатского подбрюшья.

На сегодняшний день есть возможность оказывать военно-техническую помощь бывшим союзным республикам в формате ОДКБ, а также сотрудничать с американскими военными, остающимися в Афганистане, для обеспечения лучшего взаимодействия и реагирования на провокации со стороны боевиков и предотвращения распространения терроризма на соседние с Афганистаном государства. Таким образом, координация усилий России, стран центральноазиатского региона, стран-членов ОДКБ, американского командования, пока еще действующего в Афганистане, может сдержать угрозу экспорта и распространения радикальных идей ИГИЛ на близлежащие территории и регионы.

1. По сути, президентские выборы, прошедшие к Узбекистане 29 марта 2015 года, продемонстрировали пример «зацементированной стабильности» в государстве, учитывая четвертьвековое пребывание у власти Ислама Каримова. Он всегда очень жестко подавлял оппозицию и не позволял радикальным исламским элементам каким бы то ни было образом посягнуть на власть. Однако подобная стабильность не дает понять, что будет с властью и самим государством в целом после эпохи Ислама Каримова. Очевидно, что Узбекистан может ожидать и политический, и экономический кризис, что неизбежно ввергнет в хаос как само государство Узбекистан, так и соседние, довольно хрупкие страны Центральной Азии.

2. Революции в Киргизии и смена власти в 2005 и в 2010 годах.

3. Столкновения в Актау, Шелеке, Ферганской долине, Оше и т.д.

Оцените статью:

  10 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги